На основную страницу

Принцип активности в живой природе (философский аспект)

Сахонько Е.Б.

Москва, 1988 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение. Принцип активности и его значение для понимания сущности жизни.

Глава 1. “Процесс” - базовая категория при исследовании живого.

Глава 2. Понятие устойчивости и отбора систем и процессов.

Глава 3. Понятие активности. Особенности активности в живом.

Заключение.

ВВЕДЕНИЕ. Принцип активности и его значение для понимания сущности жизни.

Как только человек начал осознавать себя, как только понял, что он частичка живого, так встал перед ним вопрос о сущности жизни. Этот вопрос продолжает мучить человечество на протяжении всей истории. В современных условиях ученые из разных областей знания пытаются приблизиться к его решению. Г.А.Югай пишет: ”Революция в современной биологии сопровождается взаимными процессами дифференциации и интеграции биологического знания. Чем глубже его дифференциация, тем больше возрастает потребность в противоположном процессе - синтезе, интеграции знания и создания на этой основе общей, универсальной теории жизни. Об этом свидетельствует тот факт, что вопросы формирования общей теории жизни (ОТЖ) находятся сейчас в центре внимания не только многих биологов, но и физиков, математиков, кибернетиков, химиков, а также философов.” Это означает, что на первый план сегодня выходит исследование фундаментальных принципов жизни, их взаимосвязи с основными законами живой и не живой природы, а также с наиболее общими законами движения и развития, то есть законами диалектики.

В предлагаемой работе будет сделана попытка исследовать один из таких основополагающих принципов - ПРИНЦИП АКТИВНОСТИ ЖИВОГО, который находит свое выражение в активном характере приспособления и отражения живых организмов: ”...главная особенность живого характеризует приспособление как активный процесс, а не как пассивное следование за изменениями внешней среды.” “Самоорганизация системы невозможна без активного отражения среды, которое необходимо для преодоления сопротивления... Среды...” Такая специфическая активность является одним из критериев жизни, выделяющих ее из неживой природы.

Проблема активности живого имеет не только чисто познавательное значение. Она исключительно важна с методологической и мировоззренческой точек зрения. Проблема активности живого, а, следовательно, активности сознания играет значительную роль при решении основного вопроса философии. Не случайно всякая система идеалистической философии своим центральным пунктом считает пассивность материи, природы, а активность приписывает только сознанию, или какому-то другому идеальному началу. Это или искра божья, или Я, которые активизируют, организуют вещество, приводя, в конечном счете, к появлению жизни и ее венца - человеческого сознания.

В “Диалектике природы” Ф.Энгельс дает классическое определение жизни: ”Жизнь есть способ существования белковых тел, существенным моментом которого является постоянный обмен веществ с окружающей их внешней средой, причем с прекращением этого обмена веществ прекращается и жизнь, что приводит к разложению белка. Если когда-нибудь удастся создать химическим путем белковые тела, то они, несомненно, обнаружат явления жизни и будут совершать обмен веществ, как бы слабы и недолговечны они ни были.” В этом определении сформулировано то понимание принципа активности, которое сейчас общепринято среди ученых, придерживающихся диалектико-материалистических взглядов. Это понимание можно определить как функциональное. Его ясно выразил В.Г.Афанасьев: “Следуя Ф.Энгельсу, мы считаем, что такой основополагающей функцией является обмен веществ, как между компонентами живой системы, так и главное - между нею и окружающей ее средой.” здесь же он дает свое определение жизни: “...жизнь есть целостная система, заключающая в себе необходимое и достаточное число компонентов, способных обеспечить осуществление ее функций.” Из этого следует, что при таком подходе активность живого понимается как функция некоторой материальной системы, при этом базовой функцией является обмен веществ. Этот подход основан на таком понимании жизни, основной, опорной категорией которого является категория СИСТЕМА (это ясно из определения В.Г.Афанасьева). Системное понимание жизни, плодотворное во многих отношениях, распространенное сейчас очень широко, имеет свои недостатки, которые, кроме прочего, касаются проблемы активности живого. Системе как таковой не присуща активность. Системы могут быть, в равной мере, и активными и неактивными. Даже большим “предпочтением” пользуются неактивные, они и распространены в природе наиболее широко, исключение составляют только живые системы. “Тенденция к угасанию, пассивности материальных систем неживой природы была замечена давно, в том числе и философами. Так, Гегель, разделяя всю природу на механизм, химизм и организм (телеология), считал, что для химизма, как и для всей неорганической природы, характерно угасание, прекращение отдельных химических реакций, отсутствие способности к самоорганизации, самообновлению процессов”. “Только ОРГАНИЧЕСКОЕ тело, - писал Ф.Энгельс, - реагирует САМОСТОЯТЕЛЬНО... обладает САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ силой реагирования...”. До сих пор остается загадкой как из неактивных систем появились активные, живые. Уже доказано, что абсолютно случайным актом это быть не могло, “...концепция случайного возникновения “живой молекулы” практически совершенно бесплодна... и теоретически неверна.” тогда напрашивается вывод: либо свойство активности привносится в систему извне (что подталкивает к идеализму), либо это свойство, как, к примеру, отражение, имеет некоторое основание в самой сущности системы как таковой, является в некотором смысле ее атрибутом.

ГЛАВА 1. “ПРОЦЕСС” - БАЗОВАЯ КАТЕГОРИЯ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ ЖИВОГО.

В настоящей работе будет сделана попытка преодолеть эти недостатки, взяв при определении сущности жизни за центральную - категорию “ПРОЦЕСС”.

Изначально этот подход основывается на понимании жизни как формы движения. При этом конкретные живые образования в конкретных условиях описываются при помощи категории “процесс”, то есть, таким образом, интерпретируется в единичном общее понятие - форма движения.

В работе не ставится задача отказаться от категории “система” или принизить ее значение, просто она займет несколько иное положение, соответствующее пониманию сущности жизни, излагаемому в работе.

Попробуем определить категорию “процесс”. Как и большинство фундаментальных категорий, она довольно-таки расплывчата, и практически не поддается формальному, строгому определению. Тем не менее, существует необходимость в ее конкретизации относительно других категорий. Более общим понятием по отношению к “процессу” является понятие “движение”, “изменение”:

- процесс - это некоторое определенное изменение;

- в категории “процесс” акцентируется внимание на характере перехода, изменения. То есть процесс - тот акт, в результате, в течение которого произошло изменение в объекте, субъекте, явлении.

Рассмотрим соотношение категорий “процесс” и “функция”. Процесс характеризуется большей независимостью от внешних условий, чем функция, которая достаточно строго детерминируется системой. Существует тенденция чрезмерно широкого толкования категории “функция”, подмены ею категории “процесс”. Процесс трактуется, как функция некоторой системы. Такой подход обедняет категорию “процесс”. Если категория “изменение” не акцентирует внимание на характере перехода в момент изменения в силу своей широты и всеобщности, то категория “функция”, напротив, из-за своей узости не включает в себя внутренней характеристики и своеобразия изменения. Например, окислительная функция окружающей нас среды как системы, содержащей в свободном виде кислород и неокисленные углеводороды, может осуществляться в ходе различных процессов: горения, более сложных химических процессов и, наконец, в виде дыхания живых существ.

Отношение категорий “процесс” и “жизнь” можно выяснить, опираясь на мысль Ф.Энгельса о том, что “жизнь, обмен веществ, происходящий путем питания и выделения, есть самосовершающийся процесс”. “Жизнь есть способ существования белковых тел, и этот способ существования состоит по своему существу в постоянном самообновлении химических составных частей этих тел.”

Глубочайшее положение Ф.Энгельса о том, что жизнь - “самоорганизующийся процесс” в химической среде, к сожалению, еще недостаточно развито, а тезис о том, что “если когда-нибудь удастся составить химическим путем белковые тела, то они, несомненно, обнаружат явления жизни и будут совершать обмен веществ” трактуется, как прямолинейное указание, нацеливающее на поиск химических средств создания живых систем, наподобие химических систем. Существуют попытки построить модель химической эволюции, в ходе которой химические системы (органические молекулы) усложнились до такого уровня, что в них зашевелилась жизнь (Кальвин М.).

С целью преодолеть недостатки категории “система” вводится понятие “открытая система”, которое претендует на достаточно исчерпывающее описание живых организмов. А.И.Опарин о таких системах пишет: ”Постоянство их свойств во времени характеризуется не термодинамическим равновесием (как это наблюдается в изолированных от внешней среды замкнутых системах), а наличием стационарного состояния, при котором соблюдается известное постоянство односторонне протекающих процессов”. То есть - это системы обладающие “сквозной” функцией, исполнение которой в большей или меньшей степени зависит от окружающей среды. Но примат системы над процессом сохраняется, и опять-таки процесс низводится до функции. Такая трактовка дает возможность описать многие существенные свойства и стороны жизни, но ключа к ее происхождению из неживой природы и появлению активности живого, к сожалению, не дает.

ДИНАМИЧЕСКИ УСТОЙЧИВЫЕ ПРОЦЕССЫ В УСЛОВИЯХ ЗЕМЛИ.

Рассмотрим процессы, которые могли послужить основанием для появления жизни. Особенности климатических, геологических и химических условий, сложившихся на Земле к периоду возникновения на ее поверхности жизни, достаточно хорошо описаны у А.И.Опарина. На Земле сформировался так называемый “мировой бульон”, то есть водный раствор, возникших абиогенным путем, простейших органических веществ, который существовал в своеобразных термодинамических условиях:

Во-первых, благоприятный температурный режим, позволявший воде присутствовать в жидком состоянии.

Во-вторых, - наличие энергетических источников: радиоактивный распад, ультрафиолетовое излучение, вулканизм, удары метеоритов, молнии.

В-третьих, постоянные колебания условий достаточных для качественного изменения протекания химических реакций (смена дня и ночи, времен года, всевозможные климатические изменения и т.д.), но недостаточные для полного уничтожения результатов этих реакций (отсутствие полного выжигания или вымораживания и т.д.). То есть первичный мировой бульон находился под постоянным воздействием изменяющихся внешних факторов, стимулирующих протекание химических процессов в нем. Например, днем под воздействием жесткого излучения солнца синтезируются простейшие аминокислоты, а ночью из-за агрессивности среды идет обратный процесс их разложения. Обыкновенно на это активизирующее влияние среды (беспрерывность этого влияния) внимание не акцентируется, так как оно, в принципе, плохо совместимо с идеей химического отбора. Такое активизирующее влияние кроме положительного, способствующего созданию сложных органических веществ, несет большое отрицательное влияние, уничтожающее эти сложные вещества, поскольку они мало устойчивы к колебаниям внешних условий.

Нельзя сбрасывать со счета подверженность Земли в то время относительно частым катаклизмам, которые могли “стирать” то, что накопилось в результате отбора и эволюции сложных химических систем. Это заставляет усомниться в возможности возникновения жизни способом, описанным у А.И.Опарина: “Такого рода форма организации и движения материи могла возникнуть только на основе выделившихся из “первичного мирового бульона”, из однородного раствора органических веществ целостных многомолекулярных систем, может быть в начале очень примитивных, но уже способных в силу самого своего обособления от внешней среды взаимодействовать с этой внешней средой. Именно в процессе этого взаимодействия и связанного с ним отбора индивидуальных исходных систем по признаку возможности их более или менее длительного существования в данных условиях внешнего мира происходило постепенное приспособление внутренней организации этих систем к внешним условиям, создавалось все более и более совершенное в указанном отношении взаимодействие веществ и процессов, возникал закономерно организованный обмен веществ, и на этой основе образовались белки, нуклеиновые кислоты и другие “целесообразно” построенные, функционально приспособленные, свойственные современным организмам вещества”. Для подобной эволюции систем, а, самое главное, для продолжительного сохранения ее продуктов, требуются исключительно долго существующие “тепличные”, “парниковые” условия, что маловероятно.

Необходимо сказать об одной трудности, которая возникает при переходе от биологической эволюции “вниз”, к эволюции химической. Подход, гипертрофирующий категорию “система”, играет опять негативную роль. Химическая эволюция, по аналогии с эволюцией биологических систем, тоже понимается как эволюция, отбор систем (то есть молекул, молекулярных систем, комплексов). Но такая эволюция вряд ли может привести к появлению жизни поскольку, чем сложнее химическая система, тем она менее устойчива к изменяющимся условиям, а адаптацией присущей биологической системе она не обладает. Следовательно, с какой стати такие сложные химические системы будут сохраняться и распространяться? “В принципе случайный синтез не может продолжаться бесконечно и зайти очень далеко, так как та же самая энергия, которая расщепляет первичные молекулы на составные части и дает им возможность перестраиваться, превращаясь в более интересные молекулы - предшественники биологически важных молекул, в конечном счете по мере накопления этих молекул-предшественников будет разрушать и их самих.”

Возможен другой подход к химической эволюции, основанный на понимании жизни как самосовершающегося процесса. То есть, если мы понимаем жизнь как эволюцию сложных динамически устойчивых процессов, то, по аналогии, можно понимать химическую эволюцию как эволюцию химических процессов. Это процессы, реакции, идущие в достаточно простых веществах и в достаточно массовых масштабах. В основном это окисление и восстановление углерода, водорода, азота и их простейших соединений, идущие соответственно с выделением и поглощением энергии. Простота, вступающих в реакцию веществ и получаемых в ее результате, - исключительно важное условие химической эволюции, так как она обеспечивает массовость и воспроизводимость этих реакций практически повсеместно. Однако эта простота не означает простоты характера протекания процесса этой реакции. Кроме того существует широчайший диапазон форм этого процесса, перехода. Выше указывалось, что простейшим примером широты такого перехода является окисление: от высокотемпературного горения до дыхания. Можно утверждать (и это достаточно тривиальное утверждение), что жизнь заключается в рамках от начала протекания до конца химической реакции относительно простых веществ, но уровень сложности процесса протекания этой реакции невероятно высок. При этом сложные органические вещества есть, ни что иное, как промежуточные компоненты этого сложного процесса, практически вне него устойчиво не существующие. Подобное положение, когда промежуточными компонентами процесса являются объекты, неустойчивые в условиях окружающего мира, широко распространено и не является каким-то исключением. Например, плазма пламени образующаяся при горении, - явление исключительно неустойчивое, но которое поддерживается в рамках горения длительное время, пока этот процесс стабилен.

Понимание жизни как процесса имеет длительную историю: “Наши тела текут, как ручьи, материя возобновляется в них, как вода в потоке,- учил еще великий диалектик древней Греции Гераклит. И действительно, поток или просто струя воды, вытекающая из водопроводного крана, позволяет нам в простейшем виде понять ряд существенных особенностей организации таких поточных, или открытых систем, какой, в частности, является и живое тело. Если кран открыт не сильно, и давление в водопроводной сети все время остается постоянным, струя вытекающей воды сохраняет почти неизменной свой вид свою как бы застывшую форму. Но мы знаем, что эта форма является лишь видимым отображением непрерывного потока частиц воды, которые постоянно с равной скоростью входят в струю и выходят из нее. Если мы нарушим это соотношение скоростей входа и выхода или остановим процесс движения частиц, исчезает и сама струя как таковая, так как само существование струи связано с тем, что через нее все время равномерно проносятся все новые и новые молекулы воды.

Аналогично этому и постоянство внешней формы и внутренней структуры живых тел является лишь видимым выражением постоянства порядка происходящих в них процессов, результатом исключительного совершенства, согласованности двух указанных выше противоположных явлений - ассимиляции и диссимиляции. Только благодаря этой согласованности может длительно существовать живая система, в которой происходит постоянный распад и разложение. При этом на место каждой распавшейся молекулы или структуры сейчас же встают аналогичные вновь синтезированные образования, и таким путем организм сохраняет неизменным свою форму, структуру и химический состав, постоянно изменяясь при этом материально.” К сожалению А.И.Опарин, выбранного в данном месте, направления в дальнейшем не придерживается, а сворачивает к пониманию жизни как системы (что заметно уже в приведенной цитате).

Для философского осмысления данной проблемы большое значение имеет то, что химические процессы, лежащие в основе жизни, своим результатом имеют качественный переход материи, преобразование химических соединений одного качества в химические соединения другого качества. Жизнь, как указывалось, находится в промежутке между двумя качествами, то есть она - процесс качественного перехода, скачка, значит - это процесс по своей сути динамический. Но длительность существования этого процесса позволяет говорить об его устойчивости. Здесь происходит, если так можно выразиться, своеобразный переход качества в количество. Это означает, что качественный скачек становится массовым и внутри себя структурированным во времени. Только качественный скачек может дать внутри себя широчайшее качественное разнообразие этапов переходного процесса, необходимое для появления жизни, не говоря уж об энергетическом обеспечении процесса. Простой же переход материи, одного постоянного качества, на другой количественный уровень (как, например, струя воды) на такое внутреннее разнообразие не способен. В качественности преобразования вероятно кроется причина своеобразия термодинамики живого. Собственно жизнь является пограничным переходным процессом из одной термодинамической системы в другую, качественно отличную от первой, этот пограничный процесс имеет громаднейшие энергетические, “разнообразностные” и “информационные” возможности. Эти-то возможности и обеспечивают появление и существование активности живого.

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ УСТОЙЧИВОСТИ И ОТБОРА СИСТЕМ И ПРОЦЕССОВ.

Не всякий качественный химически процесс может послужить основой жизни. Явно не подходят для такой цели быстро затухающие процессы, а также лавинообразно развивающиеся (взрывные реакции). Исключительное значение для появления живого имеет устойчивость, стабилизированность процесса и способы достижения этой устойчивости. То есть это должен быть не только динамический, качественный процесс, но и достаточно устойчивый, в общем, его можно определить как динамически устойчивый процесс.

1) УСТОЙЧИВОСТЬ КАК ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫ.

Важной характеристикой любой сколько-нибудь дифференцированной сущности является устойчивость ее по отношению к внешним и внутренним условиям, к их изменениям. Более устойчивым при данных фиксированных условиях можно считать то, что сохраняет свою сущность дольше, а также то, что дольше сохраняет свою сущность при больших отклонениях от оптимального уровня этих условий. Взаимосвязанной категорией с устойчивостью является отбор, который в том или ином виде существует на всех уровнях природы. Дольше существует, чаще воспроизводится (при одинаковых условиях воспроизводства) та сущность, которая более устойчива по отношению к внешним и внутренним условиям своего существования и их изменениям. Для систем материальных объектов это достаточно ясно. Например, такой элемент периодической системы Менделеева как золото один из немногих сохранившихся на Земле в чистом виде, а не в соединении, тогда как многие менее устойчивые к внешним условиям, химической агрессивности среды вошли в состав соединений, или те, которые неустойчивы по отношению к внутренним условиям - распались (радиоактивные элементы). Таким образом, чем прочнее, инертнее, консервативнее внутренние связи, тем объект, система более устойчива по отношению к изменяющимся условиям: так камень более устойчив по отношению к механической деформации, чем глина.

Можно интерпретировать отбор таких сущностей, как распределение их по, так называемым, “устойчивостным нишам”, где более агрессивным, жестким условиям существования соответствуют более устойчивые, прочные, по отношению к данной агрессивности среды, системы. Менее устойчивые из этой ниши просто вымываются, так как не переносят этих условий. Все большее ужесточение условий приводит, в конечном счете, к упрощению материальных систем до предела, к практически полному их разрушению. В любом параметре среды существуют крайне, полярные, наиболее жесткие значения этого условия (вакуум - огромное давление; температура абсолютного нуля - сверхвысокая температура и т.д.). Но существуют условия “золотой середины” по многим, если не по всем, параметрам. (Кстати о сегодняшнем дне такого сказать уже нельзя: жизнедеятельность биосферы и человеческая деятельность создали определенную агрессивность среды). Благодаря этому Земля оказалась способной благополучно совместить в себе массу различнейших систем, способных устойчиво существовать на ее поверхности в силу мягких, благоприятнейших условий. Это многообразие материальных систем создало громаднейшее разнообразие процессов, взаимодействующих между собой.

Вернемся к характеристике устойчивости систем, и обратим внимание на два момента:

во-первых, высокая степень устойчивости систем, основанных на жестких связях, возможна только по отношению к какому-то узко ограниченному кругу параметров внешних условий (золото устойчиво к химической агрессивности, но плавится при сравнительно низкой температуре). Кроме того, жесткие системы плохо переносят небольшие, но массовые отклонения от оптимальных условий (вибрация, попеременное нагревание и охлаждение);

во-вторых, устойчивость таких систем достигается не за счет активности, (хотя некоторое подобие гибкости встречается и здесь, например, распрямление пружины после снятия сжимающего ее усилия).

2) УСТОЙЧИВОСТЬ КАК ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССА.

Сущностью обладают, а, следовательно, являются объектами материального мира, не только системы, объекты, но и процессы протекающие в этом мире, в особенности, если они протекают в ограниченной области и представляют собой переход из одного качества в другое (в нашем случае - химические реакции в органической среде). Высказанное положение является исключительно спорным, поскольку оно относится к плохо еще исследованной области диалектики материи и движения. Поэтому глубоко разбираться не станем, а ограничимся наглядным примером. Пламя как процесс горения. Является ли оно объектом материального мира? Имеет ли оно специфическую сущность? В данной работе мы придерживаемся положительного ответа на эти вопрос.

Как и другие материальные объекты, процессы обладают такой характеристикой своей сущности как устойчивость по отношению к условиям существования. Устойчивость процессов по отношению к внешним условиям имеет иной характер, чем устойчивость предметной системы, особенно если условия окружающей среды изменчивы, и постоянно колеблются, незначительно отклоняясь от “золотой середины” (об этих условиях говорилось выше).

Рассмотрим по порядку особенности устойчивости протекания процессов и их отбора.

а) Процесс протекает в стабильной среде.

В таком процессе можно выделить три этапа:

- начало, запуск процесса;

- период стабильного его протекания;

- окончание процесса.

Начало процесса, с точки зрения его устойчивости, не имеет особого значения. Но для отбора запуск процесса играет большую роль. В стабильных условиях чем ниже порог метастабильности компонентов вступающих в процесс, тем больше вероятность запуска процесса из-за каких-то случайных воздействий, и следовательно возрастает массовость таких процессов. Например, сырое дерево загорается значительно хуже сухого, поэтому вероятность возникновения пожара в сухом лесу гораздо больше, чем во влажном.

Начавшись, процесс, как указывалось, может иметь три основных линии развития:

- процесс может тут же затухнуть, прекратиться;

- а может взрывообразно расширяться, уничтожая, таким образом, условия своего протекания, что ведет к прекращению процесса.

Оба эти варианта мало интересны с точки зрения устойчивости в стабильных условиях, так как это просто неустойчивые процессы.

Однако если в силу каких-то дополнительных условий, будет происходить частый запуск, то эти процессы могут получить преимущества при отборе. Но в таком случае уже нельзя говорить о стабильных условиях;

- процесс может, развившись до определенного уровня, стабилизироваться в статичном состоянии, либо колеблясь, в каких-то приемлемых пределах устойчивого существования.

Первейшим условием такой стабилизации является определенная внутренняя организация процесса, его способность к созданию внутри себя специфических условий в некоторой локальной переходной зоне. Эти внутренние условия выполняют две наиважнейшие функции. Первая - это выведение из метастабильного состояния компонентов, вступающих в процесс. Например, при горении - высокая температура зоны горения. Вторая функция заключается в ограничении от чрезмерного, взрывообразного развития процесса. При горении это происходит или из-за высокой теплоотдачи, которая позволяет разогреть и вывести из метастабильного состояния только определенное, ограниченное количество реагирующих веществ, или из-за слабой ротации вступающих и получаемых в результате реакции веществ, препятствующих расширению горения. Некоторое равновесие между двумя этими функциями, как раз и создает стабильное, устойчивое состояние процесса. Нарисованная картина стабилизированного процесса напоминает открытую систему, так описанную у А.И.Опарина: “для нас значительно больший интерес представляют более сложные химические открытые системы. В такого рода образованиях также осуществляется непрерывное поступление веществ из внешней среды в ограниченную от нее тем или иным путем систему, но эти вещества подвергаются здесь химическим изменениям, а возникающие при этом продукты реакции удаляются обратно во внешнюю среду.

Поэтому постоянно такой системы во времени характеризуется стационарным состоянием, при котором соблюдается не только определенное соотношение скоростей притока и оттока веществ систему, но и скоростей совершающихся в системе химических изменений”.

С этой мыслью можно было бы вполне согласиться. В самом деле, нами был описан именно организованный, систематизированный процесс, имеющий внутри себя определенную пространственно-временную структуру, и вроде бы вполне правомерно определить его как открытую систему. Но странная вещь происходит сразу после такого определения. Почему-то процесс, лежащий в основе открытой системы, тут же превращается, низводится до функции этой системы. И в дальнейшем полностью игнорируется процессное основание открытой системы. На первое место выступает внутренняя структура связей и другие атрибуты систем. И, помаленьку, по мере усложнения, процесс практически полностью изгоняется из открытой системы, и дело доходит до чистейшей функциональности в кибернетических системах, на которых пытаются моделировать жизнь. Подобный подход неприемлем для понимания сущности живого, так как жизнь абсолютно на всех своих уровнях: от элементарного химического обмена до высших проявлений человеческой психики есть, прежде всего, “самосовершающийся процесс”.

Значение зоны протекания процесса, ее самоорганизации и функций, которые она выполняет для стабилизации этого процесса, нельзя переоценить, поскольку именно она явилась прообразом внутренней среды живого. А выполняемые ею функции - прообраз адаптивной активности живого. Важно, что переходная зона представляет собой иерархию процессов, среди которых выделяется основной, существенный, а также некоторое число побочных процессов, производных от существенного, существующих лишь благодаря ему. При горении существенным процессом является окисление , а производным - процессы теплоотдачи, конвекции, ротации веществ, образование плазмы огня. Не трудно заметить, что именно производные процессы выполняют функцию организации протекания основного, существенного, функцию стабилизации (а в случае неустойчивых процессов, наоборот - дестабилизирующую функцию).

Производным процессом в простейших органических веществах, который открыл путь к жизни, является аутокатализ, а точнее его можно назвать “возвратным катализом, так как конечный продукт не обязательно действует как катализатор в последней прямой реакции, приводящей к его образованию. Он действует как катализатор в одной из предыдущих реакций, приводящей к образованию одного из его предшественников”.

При стабильных условиях (абсолютно не изменяющихся во времени) устойчивый процесс возникнув может существовать сколь угодно долго. Этот случай идеальный, в конечном итоге условия всегда меняются. Наконец, сам процесс их изменит (собственно процесс и есть по своей сути, изменение некоторых компонентов среды, их качественное преобразование).

Теперь подробнее о заключительной стадии процесса, об его окончании. две основные причины влияют на завершение процесса:

- изменение внешних условий, уничтожающее процесс;

- внутренняя специфика процесса.

Есть еще третий промежуточный случай, когда процесс оканчивается из-за изменения окружающей среды, вызванного в свою очередь протеканием самого процесса.

Первый случай будет рассмотрен ниже, когда речь пойдет об устойчивости, отборе процессов в изменяющихся условиях.

Второй - характерен для неустойчивых процессов, но все же необходимо сказать о нем несколько слов. Если процесс сразу же после своего начала прекращается, то это малоинтересно. Но если период от начала до окончания достаточно длителен, то есть он в силу каких-то причин растянут во времени, то это может иметь значение для устойчивости и отбора процессов, особенно если они происходят в изменяющихся условиях. В живом этот принцип самопрекращения процесса получил развитие в форме запрограммированной гибели отдельных особей. Третий случай окончания процесса также имеет большое значение для понимания живого, так как он служит одним из оснований принципа обратной связи через отражение изменений среды обитания. Но еще большее значение такое окончание процесса получит, когда появится кооперация параллельно и последовательно существующих, протекающих процессов, то есть когда появятся сложные разветвленные структуры процессов. Тогда взаимное влияние на начало и окончание протекания процесса станет очень важным. Рассмотренный выше достаточно простой случай протекания процесса в стабильных условиях указывает на различия характера устойчивости для процесса и системы. Устойчивость процесса достигается не за счет прочности внутренних связей, а за счет организации внешнего взаимодействия со средой. Эта организация достигается за счет появления внутри процесса таких его ответвлений, производных составляющих, которые способствуют сохранению поддержанию в устойчивом состоянии основного процесса.

б)Процесс протекает в постоянно изменяющихся условиях.

К моменту возникновения жизни на Земле сложились постоянно изменяющиеся условия. Но это был не хаос, поскольку изменения эти обладали большим количеством регулярных моментов, имеются в виду, прежде всего ритмические природные процессы. Нерегулярные компоненты имели также достаточно четко детерминированную структуру во времени и пространстве. То есть большинство изменений внешних условий развивалось постепенно, по характерному для них “графику”, так что незначительные начальные отклонения в среде, предварявшие эти изменения, вполне могли играть сигнальную роль. С другой стороны, при всей непрерывности изменений, происходило чередование изменений условий с их более или менее длительными периодами стабильного существования (которые описаны выше).

Изменения, происходящие в окружающей среде, могут касаться различных сторон протекания устойчивого процесса. Условия, изменяясь, могут влиять на параметры компонентов, вступающих и возникающих в ходе существенного процесса (при горении - это содержание горючего, окислителя, продуктов горения). Могут меняться и параметры условий, влияющих на производные процессы (при горении - температура внешней среды, давление, ориентация в гравитационном поле). Таким образом, для удобства, из общих условий целостного процесса можно выделить условия существенного процесса и условия производных процессов (для каждого из производных процессов - свои). При всей взаимосвязанности этих условий, они имеют определенную независимость своего существования, а следовательно и независимость своего изменения и развития. Особенно важна независимость их влияния на соответствующие ответвления, рассматриваемого нами процесса, то есть, на существенный и производные процессы. О взаимосвязи условий существенного и производных процессов необходимо сказать только, что там, где она наблюдается, она носит часто закономерный характер. К примеру, изменению условий существенного процесса могут предшествовать изменения условий производного процесса, которое вполне может быть использовано в качестве сигнала.

Опираясь на сказанное, можно сформулировать следующее положение - изменение одного или нескольких параметров среды влечет за собой изменение соответствующих характеристик процесса, его существенной или какой-то из производных составляющих. В силу того, что процесс это всегда осуществление перехода из одного состояния в другое, а внешняя среда как раз и есть соотношение этих состояний, процесс не может не изменяться при изменении среды. Другое дело, какова форма этого изменения, но об этом ниже.

Теперь подробнее об интенсивности изменений внешних условий. Изменения эти для каждого конкретного случая протекания процесса имеют некоторый предел, уровень, становясь выше или ниже которого они данный процесс прекращает. Тут остановимся на двух моментах.

Во-первых, что понимается под прекращением процесса? Точнее, при каком изменении процесса его можно считать уничтоженным? Этот вопрос возникает, когда мы выделяем в структуре единого процесса составляющие его процессы. Ответить на него можно вполне определенно: критерием уничтожения целостного процесса является прекращение существенного процесса. Прекращение или полное извращение производного процесса (или их комплекса) таким критерием быть не может.

Во-вторых, каков характер предельного уровня изменений внешней среды, прекращающих процесс? Для параметра внешних условий, связанного с существенным процессом, он достаточно прост. При переходе через этот уровень происходит прекращение процесса. Но если происходит одновременное изменение еще каких-то условий производного процесса, то предельный уровень изменений прекращающих существенный процесс может либо повышаться, либо понижаться, то есть может увеличиваться или уменьшаться стабилизирующее влияние производного процесса.

Из всего выше сказанного следует, что основным критерием устойчивости и отбора процессов в изменяющихся условиях может считаться сохранение существенного процесса. Но это сохранение нельзя понимать также прямолинейно, как для случая стабильных внешних условий, когда чем дольше сохраняется существенный процесс, тем более устойчив весь целостный процесс. В изменяющихся условиях на первый план выступает массовость процессов, возможность их тиражирования в массовых масштабах. Это должны быть, как минимум, саморасширяющиеся процессы, а не стабилизированные по объему, как для постоянных внешних условий. При таком саморасширении уже не играет сколько-нибудь значительной роли прекращения отдельных процессов, если общий объем растет. Даже, как оказалось, такое постоянное прекращение и зарождение новых процессов, их постоянный распространяющийся взаимообмен, играет значительную, если не первую, роль в ускорении отбора, эволюции химических процессов, а затем и живых существ. “Одно из главных проявлений жизни состоит не в том, что нарастает масса живого, а в том, что множится число элементарных индивидов, особей. При этом некое элементарное существо строит себе подобное и отталкивает его от себя, давая начало новому индивидууму. Этот процесс целесообразно называть не просто размножением, а именно редупликацией”.

ГЛАВА 3. ПОНЯТИЕ АКТИВНОСТИ. ОСОБЕННОСТИ АКТИВНОСТИ В ЖИВОМ.

1) АКТИВНОСТЬ - СУЩЕСТВЕННЫЙ ФАКТОР СОХРАНЕНИЯ ДИНАМИЧЕСКИ-УСТОЙЧИВЫХ ПРОЦЕССОВ В УСЛОВИЯХ ПОСТОЯННО ИЗМЕНЯЮЩЕЙСЯ СРЕДЫ.

Другое важное условие устойчивости - это способность процесса протекать и саморасширяться при как можно более разнообразных изменениях окружающей среды. Это стало возможным только при активном отношении процесса к изменениям окружающей Среды. Активным можно назвать такой процесс, который при изменении существенных условий должен был бы соответственным образом изменить свой существенный процесс, но он изменяет (или сохраняет) его некоторым иным, неадекватным соотношению “существенные условия - существенный процесс”, образом. Действительно, если, уменьшая подачу газа в газовую горелку, мы вдруг обнаружим, что пламя не уменьшается, а увеличивается вследствие каких-то внутренних свойств процесса горения, то такое протекание процесса мы будем считать внутренне активным. При всей парадоксальности ситуации, в ней нет ничего принципиально невероятного. Дело в том, что всеми предпосылками активности описываемые динамически устойчивые процессы обладают в полном объеме.

Во-первых, активность - это процесс, и, следовательно, ее можно рассматривать как звено, составляющую часть какого-то целостного процесса, даже как его порождение, его следствие.

Во-вторых, как указывалось, динамически устойчивый (изменяющий качество) процесс обладает широчайшими энергетическими и разнообразностными возможностями внутри себя.

В-третьих, появляется определенная внутренняя организация, внутренняя среда процесса в виде параллельно и последовательно протекающих производных процессов (безусловно, наряду с существенным).

В-четвертых, эти производные процессы могут иметь достаточно большое влияние на существенные процессы.

В-пятых, нет ни каких принципиальных ограничений накладываемых на характер и форму влияния производных процессов на существенный. Оно может быть и стабилизирующим и дестабилизирующим, то есть оно может быть необычайно разнообразным в зависимости от внешних воздействий и внутренних свойств процесса.

Из всего этого следует, что в постоянно изменяющихся условиях более высокой устойчивостью обладает (то есть, сохраняет свой существенный процесс в более или менее стабильном состоянии и расширяет его) такой процесс, производные процессы которого способны активно изменяться, как раз, в направлении сохранения существенного процесса. Для появившихся в ходе эволюции живых существ это выражается в адаптации их к окружающей среде. “Регуляция физиологических процессов определяет способность организма к изменению функции адекватно к изменившимся условиям среды. Результатом такого регулирования является сохранение функционального состояния организма, соответствующего текущим потребностям существования. Такое изменение физиологических процессов является существенной особенностью организма и одним из важнейших факторов адаптации”.

Чтобы выполнить функцию стабилизации существенного процесса в изменяющихся условиях, производный процесс должен обладать достаточной сложностью и иметь достаточно большой объем. Это означает, что производные процессы таких химических реакций как высокотемпературное горение выполнить эту функцию только в очень ограниченном объеме, так как они очень просты, и в своем усложнении имеют принципиальный предел. В этом смысле химикоорганические процессы оказываются наиболее соответствующими, способными иметь значительный объем производных процессов, который при усложнении увеличивается практически бесконечно. Не только объем и сложность производных процессов важны для поддержания устойчивости. Громаднейшее значение имеет вариабильность, широчайшее разнообразие этих процессов (но в рамках существенного), так как оно должно соответствовать широчайшему разнообразию условий существования процесса. И опять-таки, именно в процессах органической химии, в белковых реакциях появляется возможность реализовать такое разнообразие производных процессов, вследствие необычайных ферментативных возможностей белковых веществ.

2) АКТИВНОСТЬ ОТРАЖЕНИЯ ВНЕШНИХ УСЛОВИЙ ДИНАМИЧЕСКИ УСТОЙЧИВЫМ ПРОЦЕССОМ.

Характер изменения производного процесса под воздействием изменений внешней среды представляет для понимания сущности и происхождения жизни особое значение. Поэтому рассмотрим его подробнее.

Сначала исследуем этот вопрос при помощи категории “отражение”. Как указывалось, мы считаем, что сущностью обладает не только материальные системы, но и материальные процессы, которые поэтому являются материальными объектами. А как известно, любой объект материального мира обладает свойством отражать другие объекты воздействующие на него. Следовательно, свойством отражения обладает и материальный процесс. Так что он отражает и как?

Во-первых, сам по себе процесс является отражением, сложившихся в данный момент, материальных условий.

Во-вторых, процесс, как объект материального мира, отражает изменения происходящие во внешней среде (то есть любые воздействия на процесс внешних объектов).

Такое отражение внешних объектов на процесс в корне отличается от отражения, присущего системе. Если отражение внешнего воздействия системой это, прежде всего, какая-то перегруппировка внутренних связей, которая своим следствием может иметь, а может не иметь ответную реакцию системы, то отражение процессом внешнего воздействия всегда носит активный по отношению к среде характер. В самом деле, если мы воздействуем на процесс, изменяя тем самым условия его протекания, то мы неизбежно изменяем характер протекания процесса, значит отражение процессом внешнего воздействия - это изменение протекания этого процесса. Но изменение процесса всегда имеет своим следствием изменение продукта, возникающего в ходе процесса, который переходит в среду, то есть изменение процесса - это всегда изменение воздействия на среду со стороны процесса. Таким образом, неизбежнейшим результатом отражения процессом изменений внешней среды всегда является изменение воздействия на среду со стороны процесса. Именно такое отражение легло в основу реактивности живого.

Такое понимание отражения, присущего материальным процессам, лежащего в основе живого отражения, имеет, по нашему мнению, большое методологическое значение. Дело в том, что до сих пор основным направлением нападок на ленинскую теорию отражения является метафизическое понимание отражения в неживой природе как пассивного акта. Из этого делается вывод о том, что живое отражение нельзя рассматривать как высший этап развития, присущего всем без исключения объектам материального мира, отражения. Идеалисты всеми силами пытаются вбить клин между активным и неактивным отражением, отражением в живой и неживой природе, и в образовавшуюся щель в том или ином виде втиснуть идеальное начало. Но оказывается, что для огромного класса объектов, к которым относятся процессы, активное отражение, влекущее за собой неизбежную реакцию, является единственно возможным видом отражения. И нет ни какой необходимости вводить представление об активности идеального характера.

Таким образом, изменения производного процесса под воздействием изменений окружающей среды можно интерпретировать как отражение этих воздействий. Отражение внешнего воздействия производным процессом является одновременно отражением этого воздействия всем процессом, поскольку производный процесс есть неотделимая часть целостного процесса. Как известно, отражение (отображение) может быть и позитивным и негативным, варьироваться в широчайших пределах в зависимости от свойств отражающего материального объекта. Это в полной мере относится и к материальным процессам.

3) ИЕРАРХИЧНОСТЬ СТРОЕНИЯ ДИНАМИЧЕСКИ УСТОЙЧИВЫХ ПРОЦЕССОВ.

Изменения процесса - это тоже процесс, точнее говоря, его также можно рассматривать как процесс. Строго говоря, именно его следует называть производным процессом (по аналогии с высшей математикой). То есть отражение как изменение процесса есть также некоторый процесс. Неизбежно возникает вопрос: как теперь понимать то явление, которое мы раньше называли производным процессом? Ответ прост: и то и другое есть производные процессы, только разных уровней.

ПЕРВЫЙ (основной) уровень включает в себя существенный процесс целостного процесса и производные процессы первого порядка (уровня), которые обеспечивают устойчивость существенного процесса в стабильных условиях.

ВТОРОЙ уровень включает в себя производный процесс первого уровня, который на втором уровне становится существенным, и производные процессы второго порядка (уровня), то есть процессы изменения производных процессов первого уровня. В результате эволюции, отбора производные процессы второго уровня становятся направленными на обеспечение устойчивости производных процессов первого уровня. В дальнейшем кроме производных процессов первого и второго уровней могут образовываться производные процессы третьего, четвертого и других более высоких уровней. Их структура основана на том же принципе: производный процесс некоторого уровня для своей стабилизации обзаводится новыми производными процессами более высокого порядка, для которых первый процесс становится существенным. Можно утверждать, что от существенных процессов окисления и восстановления до производных процессов высших уровней - экосистемных, биосферных и даже ноосферных, жизнь на Земле организована именно таким образом, представляющим собой иерархию производных процессов.

Такая многоуровневая организация движущейся материи исключительно широко распространена во всей природе, что наиболее ярко отражает понятие математических производных функций (которые могут быть так же различных порядков). “Лишь дифференциальное исчисление дает естественную возможность изображать математически не только состояния, но и процессы: движение”.

Конечно, полностью отождествлять математические производные и производные процессы, описанные выше, нельзя. В первом случае отражается чисто количественная сторона, присущая материальной организации. Свойственное природе расслоение на производные процессы, напротив, носит ярко выраженную качественную окраску. В самом деле, переход от одного уровня процесса к другому чаще всего сопровождается качественным преобразованием. Даже распределение материи по уровням организации (частицы, атомы, молекулы и т. д.) можно вполне связать с переходом от одного уровня процесса к другому. Например, атом представляет собой ни что иное, как исключительно стабилизированный процесс, в котором, грубо говоря, электроны совершают какое-то определенное, четко фиксированное движение относительно ядра. То есть качественная специфика атома, кроме всего прочего, определяется этим процессом (только в отличии от описываемых выше нами процессов в ходе этого не происходит обмена энергией и материей с внешней средой, и поэтому такой процесс можно рассматривать как некоторую стабильную внутреннюю связь системы атом”). Однако при всей фиксированности движения электрона внутри атома, оно имеет определенную свободу, возможность отклоняться от оптимума. Это реализуется при соединении электронной связью двух атомов. Что для атомарного, физического уровня материи является производным процессом, отклонением от некоторого оптимального уровня в движении электрона вокруг ядра, то это же самое изменение движение электронов как некоторый вид электронной связи превращается для химической формы движения материи в существенный процесс. Как указывалось выше, эти процессы могут быть интерпретированы как внутренние связи системы, так как они имеют внутренний характер и не зависят от внешней среды. Поэтому характер устойчивости по отношению к этой среде у них несколько иной, чем у рассматриваемых в данной работе процессов. То есть, чем статичнее, инертнее, консервативнее процесс, тем связь прочнее, а, следовательно, система более устойчива к разрушающим воздействиям.

Таким образом, мы выяснили две генеральные линии обеспечения процессами своей устойчивости:

ПЕРВАЯ - как можно большее обособление от внешних условий, как можно меньший обмен материей и энергией с внешней средой, когда процесс происходит внутри материально и энергетически ограниченной области. И потому, чем менее он подвержен изменениям со стороны внешних воздействий, чем более он инертен по отношению к внешней среде, тем он дольше сохраняется, то есть он более устойчив. Этот тип устойчивости свойственный системам.

ВТОРАЯ - процессы, которые изначально не отграничены от внешней среды, использующие продукты, которые их поддерживают, материю и энергию из внешней среды, и в нее же выпускающие то, что получилось в результате. Путь повышения их устойчивости - это образование стабилизирующих существенный процесс производных процессов. Важно отметить, что на каком-то уровне может произойти переход от второго способа обеспечения устойчивости к первому, то есть на каком-то уровне происходит прекращение генерации производных процессов более высоких уровней, а дальнейшее приспособление идет за счет усиления инертности, невосприимчивости производного процесса последнего уровня. Такое в эволюции живого происходит довольно часто. Это так называемые тупиковые ветви эволюции. Природа находит, казалось бы, очень эффективный способ приспособления к внешним условиям, однако этот способ не может изменяться, совершенствоваться, и мешает совершенствованию других способов. И единственное, что ему остается - на непредвиденные изменения среды отвечать невосприимчивостью. “Возможно, что вымирание некоторых видов (динозавров, стегоцефалов, саблезубых тигров и т.д.) зависит от того, что внешние воздействия не встречали возможности адекватного приспособления физиологических процессов к изменяющимся влияниям внешней среды”.

Поскольку производный процесс - это всегда отражение внешней среды. Следовательно, образование все более высоких уровней производных процессов - это ни что иное, как освоение все более высоких, совершенных форм отражения окружающей природы.

Многоуровневое строение динамически устойчивых процессов, описанное выше, обусловлено двумя причинами:

Во-первых, многоуровневость этих процессов есть продолжение и развитие многоуровневости неживой природы.

Во-вторых, эта иерархическая структура производных процессов как бы отражает многоуровневость, окружающих динамически устойчивый процесс, материальных условий. При этом каждый более высокий уровень производных процессов дает возможность отразить более глубокий, более существенный пласт этих условий, делая тем самым, целостный процесс более устойчивым по отношению к этим условиям.

4) ПОНЯТИЕ “ПОТРЕБНОСТЬ” В СТРУКТУРЕ ПОНЯТИЙ, ОПИСЫВАЮЩИХ ДИНАМИЧЕСКИ УСТОЙЧИВЫЙ ПРОЦЕСС.

Необходимо подробнее остановиться на взаимоотношении существенного и производного процесса внутри одного уровня. Рассмотрим производные процессы, направленные на обеспечение стабилизации существенного процесса, пока отвлекаясь от механизмов их возникновения и отбора. Любой производный процесс можно выделить как самостоятельное явление. Поэтому существенный процесс можно считать одним из условий его существования. Следовательно, также как и изменения внешних условий, производный процесс отражает изменения существенного процесса. Именно такое отражение имеет наибольшее значение для сохранения существенного процесса, ибо, только отразив отклонения существенного процесса от оптимума, производный процесс может так измениться, чтобы своим результатом, своим действием возвратить в устойчивое состояние, стабилизировать существенный процесс.

Изменение внешних условий производного процесса важно только в трех случаях: а) когда такие изменения являются, непосредственно влияющими на существенный процесс; б) когда они несут сигнальную нагрузку (об этом ниже); в) когда они резко изменяют или вообще уничтожают стабилизирующую функцию производного процесса. В массе остальных случаев изменения условий производного процесса для целостного процесса значения практически не имеют.

Если не учитывать изменений внешних условий производного процесса, можно выстроить такую причинно-следственную цепочку:

1. Изменяются внешние условия, что отражается существенным процессом.

2. Существенный процесс изменяется.

3. Изменение существенного процесса - это изменение условий производного процесса.

4. Производный процесс отражает эти изменения своих условий.

5. Производный процесс изменяется, стабилизируя существенный процесс.

Это целостная, нерасчленимая последовательность, и выделить какие-то этапы в ней можно лишь условно. Однако есть необходимость особо остановиться на третьем пункте и выделить его в отдельную категорию “потребность”. Это хорошо нам знакомая но до сих пор толком не изученная потребность вырастает из внутренних условий процесса, создаваемых изменяющимся существенным процессом. Именно потребность включает механизм производного процесса, направленный на снятие этой потребности, на такое изменение производного процесса, которое бы стабилизировало и вновь ввело в устойчивое состояние существенный процесс, и устранило возникшие внутренние условия. Важно обратить внимание на то, что потребность - это не безотносительные условия (как условия внешней среды). Потребности - это внутренние условия, возникшие вследствие изменения существенного процесса, и рассматривать их необходимо по отношению к производному процессу. Ибо, не смотря на то, что он и обладает относительной независимостью, от существенного процесса он не отделим, без существенного процесса он ничто, не может вообще существовать. Производный процесс - следствие порождение потребностей, то есть, если где-то существует потребность, а нет производного процесса, ее удовлетворяющего, то с необходимостью такой процесс возникает, либо будет применен механизм какого-то другого производного процесса, в противном случае существенный процесс будет находиться под угрозой подвергнуться уничтожению. Такая глубокая взаимосвязь потребностей и производных процессов, их удовлетворяющих, прослеживается в определении, которое дает В.К.Вилюнас в книге “Психологические механизмы биологической мотивации”: “С общебиологической точки зрения потребность представляет собой такую нужду живого организма, в отношении которой он вооружен специальными механизмами ее обнаружения и устранения, иначе говоря, потребность - это не только нужда, но и определенный закрепившийся (в фило- и онтогенезе) способ ее удовлетворения.”

Потребности понимаются как переход от существенного процесса к производному не только на одном основном уровне, но и для всех уровней организации динамически устойчивых процессов, то есть потребности - это условия, возникающие вследствие изменения производного процесса низшего порядка, отражаемые производным процессом более высокого порядка, и вызывающие его реакцию.

5) ОПЕРЕЖАЮЩЕЕ ОТРАЖЕНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ - СУЩЕСТВЕННЫЙ КРИТЕРИЙ ЖИЗНИ.

Исключительный интерес представляет вопрос о динамике возникновения потребности, в рамках одной причинно следственной цепочки. Чем раньше возникает потребность после изменения действия на существенный процесс окружающей среды, тем быстрее включатся стабилизирующие механизмы производного процесса. А в постоянно изменяющихся условиях такое увеличение скорости реакции (можно назвать ее адаптивной реакцией) играет очень важную роль для приспособления. То есть, чем раньше процесс (при помощи производного процесса) может приспосабливаться к изменениям среды, тем больше вероятность его сохранения в данных изменяющихся условиях и при отборе. Быстрота такой реакции не беспредельна вследствие определенной инерционности причинно-следственной цепочки: “изменение среды - изменение существенного процесса - возникновение потребности достаточной интенсивности”. Казалось бы, ситуация тупиковая, дальше эволюция невозможна. Но как всегда, нашелся путь в обход - возникло опережающее отражение потребностей.

Выше мы выяснили, что производный процесс может отражать как изменения внутренних условий процесса, так и изменения внешней среды. С другой стороны, изменяющееся воздействие на процесс в целом со стороны внешних условий носит комплексный характер, организованный в пространстве и времени. По крайней мере большинство событий (изменений), имеющих существенное значение для процесса, сопровождаются или предваряются сопряженными несущественными (не изменяющими существенный процесс) изменениями среды. Да и сами изменения существенных условий, по большей части, происходят не внезапно, а нарастают постепенно, и лишь через какое-то время после своего начала достигают интенсивности, способной изменить существенный процесс. Подобная организация среды создает предпосылки для появления таких производных процессов, которые могут опережающим образом отражать потребности. В самом деле, нет ни какого препятствия к образованию такого производного процесса, который начинается не вследствие появления потребности, а вследствие отражения внешних условий, которые предваряют обычно появление этой потребности. И уже к моменту действительного появления потребности на полную мощность действует механизм производного процесса, удовлетворяющего эту потребность. То есть производный процесс включают не внутренние условия, а изменения внешних условий этого процесса, которые в данном случае играют роль сигнала, оповещающего о приближении существенных изменений, и дающего возможность загодя подготовиться к ним.

По нашему мнению, - это более корректная интерпретация того явления, которое исследовал П.К.Анохин и назвал “опережающее отражение действительности”. Он пишет: “Вся история развития животного мира есть демонстративный пример усовершенствования этой универсальной и самой древней закономерности, которую можно было бы назвать опережающим отражением действительности, т.е. ускоренным в миллионы раз развитием цепей химических реакций, которые в прошлом отражали последовательные преобразования этой действительности.

Возвращаясь к исходной предпосылке этой проблемы, мы могли бы сказать, что опережающее отражение действительности есть основная форма приспособления живой материи к пространственно-временной структуре неорганического мира, в котором последовательность и повторяемость служат основными временными параметрами.”(25)

В целом с этими положениями нельзя не согласиться, однако в двух пунктах у нас есть существенные расхождения.

Во-первых, в самом названии явления “опережающее отражение действительности” содержится некоторое противоречие. В самом деле, отражение действительности зиждется на фундаментальных закономерностях материалистического детерминизма, причинно-следственной связи явлений. Отражение понимается, как невычленимое звено этой связи, то есть оно следствие всегда некоторого явления, которое отражается, и не может забегать вперед его. В особенности это касается внешних явлений, которые не зависят от отражающего субъекта. А как раз такое забегание, опережение определяется в названии явления “опережающее отражение действительности”. В принципе не понятно, как можно отразить то, чего еще нет? Другое дело, можно смоделировать, создать на основе прошлого опыта, с определенной долей вероятности, возможную картину будущего и отразить ее, а после сравнить. Понятно, что такое моделирование внешних условий в зачатках жизни просто невозможно из-за своей сложности. А вот смоделировать внутренние условия и осуществить их отражение уже значительно проще. Особенно, если роль модели внутренних условий выполняют внешние условия производного процесса, которые предшествуют изменению существенных условий. Проще говоря, в ходе эволюции отбираются такие производные процессы, которые одинаково реагируют и на изменения внутренних условий как на потребность, и на изменения внешних условий производного процесса, предшествующие изменению внешних условий существенного процесса, которые вызывают эту потребность. Таким образом опережающее отражение потребностей - это отражение некоторой модели изменения внутренних условий производным процессом.

Во-вторых, несколько сомнителен сам механизм возникновения опережающего отражения действительности у П.К.Анохина, который он представляет как ускорение, записанных в живых организмах, отраженных ими, последовательностей внешних событий. Это слишком сложно для элементарных проявлений жизни, точнее для динамически устойчивых процессов, в которых только зарождается жизнь. Наша точка зрения на характер опережающего отражения изложена выше.

Однако вслед за П.К.Анохиным хотелось бы сказать, что опережающее отражение потребностей “есть основная форма приспособления живой материи к пространственно-временной структуре неорганического мира”. Как нам кажется, именно с приобретением свойства опережающего отражения потребностей можно связать переход динамически устойчивых процессов из неживых в живые, то есть, это свойство является одним из критериев жизни.

Опережающее отражение потребностей основано на использовании несущественных условий изменяющейся внешней среды (условий производных процессов), то есть теперь для процесса имеют значение не только изменения существенных условий, но и изменения несущественных условий. А это стимулирует все более полное отражение действительности, так как каждый уровень производных процессов должен отражать свои условия, что является важнейшим фактором устойчивого существования.

Из этого вытекает еще один важный вывод - производные процессы становятся в полном смысле процессами, то есть процессами преобразующими внешнюю среду, а не только внутренние условия процесса. Это означает, что на всех уровнях живое - это процесс, берущий свое начало во внешней среде, и в нее же возвращающий свои продукты, от элементарного обмена веществ до психической деятельности. Опережающее отражение потребностей становится средством от осистемливания процесса, то есть средством от превращения производных процессов в сугубо внутренние связи. А это означает, что присущая динамически устойчивым процессам активность в ходе эволюции не только не уменьшается, а наоборот все больше и больше разрастается.

Еще одно замечание по поводу категории потребность. В живом она становится почти неотличима от своего опережающего отражения, то есть в чистом виде ее все труднее и труднее выделить. А это означает, что взаимозависимость потребности и удовлетворяющего ее производного процесса еще больше увеличивается.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

“Жизнь - это особая, очень сложная форма движения материи”.(26) В настоящей работе была сделана попытка последовательно развить это положение: опираясь на более конкретную категорию “процесс”. Этот подход позволяет достичь определенных результатов, недостижимых иными способами.

Во-первых, даже независимо от того, насколько он верен, такой подход дает возможность по новому взглянуть на проблему происхождения и сущности жизни, что само по себе имеет определенное эвристическое значение.

Во-вторых, с помощью категории процесс появляется возможность более ясно понять взаимосвязь законов и категорий материалистической диалектики с категориями и понятиями жизни.

В-третьих, такой подход позволяет последовательно материалистически объяснить происхождение активности живых организмов, и указать на корни этой активности, лежащие в неживой материи.

В-четвертых, дается более динамическая интерпретация структуры организации живого. Вводится категория производного процесса, имеющая большое значение для понимания структурности организации материального мира, для более полного осмысления всеобщей взаимосвязи явлений природы.

В-пятых, появляется возможность такие феномены живого как потребности и опережающее отражение потребностей интерпретировать в терминах неживой природы, что позволяет понять неизбежность их происхождения при соответствующих условиях.

Попытка построить некоторую “теорию” процессов, которая служит переходом от наиболее общих диалектических законов к частным закономерностям живой природы не отрицает, занимающей такое же промежуточное место, общей теории систем. По всей видимости, оба эти подхода и системный и процессный должны существовать, дополняя друг друга, в тесной диалектической взаимосвязи.

Литература

 1 Югай Г.А. “Общая теория жизни (диалектика формирования)”- Москва: “Мысль”, 1985 г., с.3.

 2 Югай Г.А. “Общая теория жизни (диалектика формирования)” - Москва: “Мысль”, 1985 г., с.72.

 3 Там же, с.75.

 4 Энгельс Ф. “Диалектика природы”. Москва, Политиздат, 1969г. с.265-265

 5 Афанасьев В.Г. “Мир живого: системность, эволюция и управление”, Москва, Политиздат, 1986г., с.25.

 6 Там же, с.25.

 7 Югай Г.А. “Общая теория жизни”, с. 70.

 8 Энгельс Ф. “Диалектика природы”, с.259.

 9 Опарин А.И. “Жизнь , ее природа, происхождение и развитие”, Москва, 1960 г., с.29.

 10 “Анти-Дюринг” Ф.Энгельс, Москва, Политиздат, 1969 г., с.79.

 11 Энгельс Ф. “Анти-Дюринг”, с.78.

 12 Энгельс Ф. “Диалектика природы”, с.265.

 13 Опарин А.И. “Жизнь, ее природа, происхождение и развитие”, с.69.

 14 Кальвин М. “Химическая эволюция”. Москва, 1971 г., с.117.

 15 Опарин А.И. “Жизнь, ее природа, происхождение и развитие”. с.65.

 16 Кальвин М. “Химическая эволюция”, с.149.

 17 Опарин А.И. “Жизнь, ее природа, происхождение и развитие”, с. 12-13.

 18 Там же, с.70.

 19 Кальвин М. “Химическая эволюция”. с.154.

 20 Тимофеев -Ресовский “Генетика, эволюция и теоретическая биология” в сб. “Кибернетика живого : Биология и информация”, Москва, 1984г., с.21.

 21 Росин Я.А. “Регуляция функций”, Москва, 1984г., с.8.

 22 Энгельс Ф. “диалектика природы”, с.237.

 23 Росин Я.А. “Регуляция функций”, с.7.

 24 Вилюнас В.К. “Психологические механизмы биологической мотивации”, Москва, 1986 г., с.52.

 25 “Философские вопросы физиологии высшей нервной деятельности и психологии”, Москва, 1963 г., с.175.

 26 Опарин А.И. “Жизнь ее происхождение природа и развитие”, с.186