E. Островский.

Идеология нового поколения – идеология развития. майские тезисы –2000.

Идеология нового поколения – не столько идеология нового поколения людей, сколько идеология нового поколения деятельностей. Эта идеология устремлена к развитию – постоянному обретению нового качества.

Этой идеологии требует от нас политика нового поколения – политика как партнёрство субъектов с ресурсами, недостаточными для развития по отдельности – и требующими развития по сопричастности.

Политика требует для управления развитием своих инструментов, приводных механизмов. Политика развития оперирует людьми и идеями; идеями и людьми, организованными в идеологии и организации.

Старые идеологии пришли в негодность.

“Общность” и “свободолюбие”, коммунизм и либерализм – две европейские идеологии, родившиеся в XIX веке, борьба которых оформила ХХ век, придав ему драматизм и завершившись к рубежу тысячелетий. И коммунизм, и либерализм – лишь две стороны одной медали, аверс и реверс индустриальной эпохи. Обе эти идеологии выросли из одного корня – европейской философии развития; сегодня этот корень даёт третий побег – идеологию нового поколения.

Маленький жёлудь развивается в могучий дуб – и если жёлудь больше всего переживает, как бы его не съела свинья, то могучее дерево больше озабочено вечным: судьбою Леса; ребёнок развивается во взрослого мужчину; семья, развиваясь, передаёт свои ценности, взгляды, воззрения, игры и привычки детям, но от этого не перестаёт быть семьёй, не теряет фамильную, семейную линию. Когда мы видим фотографию ребёнка – и переводим взгляд на молодого мужчину, когда-то бывшего этим ребёнком, мы видим, что они – разные… и в ещё большей степени разными бывают отец и сын, уже не говоря о деде и внуке. Точно так же происходят изменения с политическими движениями: мы можем говорить сегодня о старом либерализме – и идеологии нового поколения.

Мир вступает в новую эпоху.

Эта эпоха пока не имеет имени собственного и описывается через отрицание предыдущей – как эпоха пост-индустриализма. Если в индустриальную эпоху главной была способность к многократному повторению идентичных образцов – то в наступающей эпохе особое значение приобретает способность много раз подряд достигать нового качества, создавать новое. Опыт перестал быть субстанцией, которая накапливается столетиями и требует лишь тиражирования – и превращается в свою противоположность: в опыт как собственное переживание каждого человека, неповторимое и не требующее повторения.

Скорости изменений в новом мире растут на наших глазах. Скорость удвоения информации возросла многократно: если совсем ещё недавно информация удваивалась раз в сто лет, то сегодня это происходит раз в полгода. Поколения деятельности успевают смениться несколько раз за человеческую жизнь.

На наших глазах рождается новый мир - мир, в котором ценность опыта уступает другой ценности: ценности творчества, ценности нового, ценности развития.

Многим кажется, что это –кризис болезни, выздоровление от которой означает возвращение в устойчивое, незыблемое, медленное прошлое. Мы же видим в этом кризисе – новые возможности: возможность новой свободы, нового будущего в новом многомерном и многогранном, подвижном и играющем всеми красками мире.

Нашим соотечественникам в изменениях, произошедших с нашей Страной, часто видится катастрофа, разрушение основ. Мы же уверены в том, что произошло в последнее десятилетие ХХ века, лишь наше опережающее вхождение в изменчивость и подвижность нового мира.

Новое поколение – это те, кто уже выиграли в итоге холодной войны. Поражение СССР в холодной войне высвободило силу, энергию, волю и мышление нового поколения. Перед новым поколением не сегодня – завтра встанет драматичный выбор.

Драматизм этого выбора – в том, что он не ограничен ничем, кроме воли и мышления нового поколения. Новое поколение может оторваться, отказаться от новой Страны, возникшей на месте Родины нового поколения – и уйти в будущее, раствориться в нём. Но может поступить и иначе: вернуться в Страну, присвоить её, назвать ответственно и бесповоротно – “нашей Страной”, и повести её в будущее – за собой и вместе с собой.

Ничто и никто не волен заставить новое поколение сделать этот выбор. Новое поколение вольно сделать этот выбор само. Новый мир вручает новому поколению волю сделать этот выбор свободно.

Новый мир – Мир Миров и Русский Мир.

Новый мир устремлён в реальность геоэкономики, реальность глобального экономического противоборства, приходящую на смену геополитической реальности. Геоэкономический мир не признаёт географических границ; в физическом мире экономические процессы переплетаются, диффузируют и интерферируют, проникают друг в друга.

Новый мир, однако, не унифицируется, не стандартизируется, – на смену геополитическим границам приходят культурно-политические разграничения. Границы между народами отныне определяются не “кровью и почвой” – но языком и культурой.

На арену мировой политики выходят не агрессивные, а прогрессивные Империи – новые культурные Миры, переплетающиеся в мире Миров. Миры-Державы, несущие разное культурное содержание развития-прогресса и удерживающие мир Миров в целостности и многообразии.

Будет ли присутствовать в этом мире Русский Мир как одна из мировых держав – во многом зависит от выбора нового поколения русских: говорящих на русском языке. Русский Мир – это мир русских татар и русских санкт-петербуржцев, русских удмуртов и русских москвичей, русских бурят и русских челябинцев, русских евреев и русских калининградцев: где бы они ни жили сейчас – в Новом Осколе или в Нью-Йорке, в Праге или в Одессе, в Московской области или в Силиконовой долине. Впрочем, это и возможный (виртуальный, знакотканый) мир русских (напомним: говорящих и думающих по-русски) австралийцев и израильтян; это и мир русских американцев и русских немцев: но без удержания и присвоения новым поколением своей колыбельной Страны – России – Русский Мир может исчезнуть, так и не родившись.

Новый молодой народ России.

Этот народ может сложиться – а может и не сложиться; может обрести новый дух и новое рождение – а может остаться лишь виртуальностью, знакотканой возможностью, так и не воплотившейся в истории.

Новое поколение может породить новый молодой народ – а может и не породить его. Это зависит от того, сможет ли политика нового поколения состояться и достигнуть успеха. Это зависит от того, достанет ли новому поколению любви к истории как творению её сегодня и сейчас, собственными руками, собственными ресурсами, собственными волей и мышлением.

Для этого новое поколение должно не просто осознать себя и самоопределиться. Нас ждёт долгий процесс развёртывания нового поколения – и постепенное превращение его в новый молодой народ России. Только тогда, кода разница между ныне различными поколениями России сотрётся, Россия обретёт новую (по отношению к “советскому народу”), молодую (по историческому возрасту) нацию; nation – или, говоря по-русски – народ, потому что именно так только и можно совершить коренной перевод слова nation на русский язык.

Именно всё вышеизложенное требует от нас создания организации и идеологии нового поколения.

<<< назад