Первый том - цитаты

     Номера страниц даны по немецкому изданию: Oswald Spengler. Der Untergang des Abendlandes. Umrisse einer Morphologie der Weltgeschichte.- Verlag C.H.Beck Muenchen.- Ungekuerzte Sonderausgabe in einem Band, 1990.
     Курсив Освальда Шпенглера.


S.11Zum Zitat auf Deutsch

Стоит лишь задуматься, что в эллинском осознании мира все пережитое, не только собственно личное, но и всеобщее прошлое, тотчас же превращалось во вневременно неподвижный, мифически оформленный фон каждого отдельно взятого текущего момента времени, так что история Александра Великого еще до его смерти начала сливаться для античного чувства с легендой о Дионисе, и Цезарь не воспринимал ведение своего рода от Венеры как минимум нелепым, то мы должны признать, что нас, людей Западного мира, с нашим сильным чувством исторических расстояний, вследствие которого повседневное летоисчисление до и после Рождества Христова стало чем-то само собой разумеющимся, сопереживание подобных состояний души едва ли возможно, что мы не имеем права, просто так абстрагироваться от этого факта перед лицом проблемы истории. ...

Но античная культура не обладала памятью, историческим органом в этом особом смысле.


S.28-29Zum Zitat auf Deutsch

Но "человечество" не имеет цели, идеи, плана, точно также как и вид бабочек или орхидей. "Человечество" представляет собой зоологическое понятие или пустое слово.1 Позволив этому фантому исчезнуть из круга формальных исторических проблем, можно будет наблюдать проявление потрясающего богатства действительных форм.

1 "Человечество? Это абстракция. Всегда существовали лишь люди и только люди будут существовать" (Гете в письме к Лудену).


S.37Zum Zitat auf Deutsch

Это достойное уважения предубеждение, которое мы наконец должны преодолеть, что античность внутренне близка нам, так как мы якобы были ее учениками и наследниками, являясь на самом деле ее поклонниками.


S.41Zum Zitat auf Deutsch

Очевидно он (Гёте во время итальянского путешествия - А.Р.) не распознал вновь древность в том виде, как она однажды вживую предстала перед ним в своей полной силе. Но тоже самое произошло и с другими. Они остерегались видеть многое из античного, и таким образом спасли свое внутреннее видение картины. Их "древность" всегда была фоном для жизненного идеала, который они создали сами и который они из всех сил лелеяли, вместилище для собственного чувства мира, фантом, идол.


S.43-44Zum Zitat auf Deutsch

Закат Запада, рассматриваемый таким образом, означает немного нимало как проблему цивилизации. В этом заключается один из фундаментальных вопросов всей высшей истории. Что такое цивилизация, взятая как органическо-логическое следствие, завершенное воплощение и окончание культуры?

Ибо каждая культура имеет свою цивилизацию. Впервые оба этих термина, обозначавшие ранее некое неопределенное различие этического толка, понимаются здесь в периодическом смысле, как выражение строгого и последовательного органического следования. Цивилизация есть неизбежная судьба культуры. В этой стадии достигается вершина, с которой можно решать последние и тяжелейшие вопросы исторической морфологии. Цивилизации представляют собой предельные и наиискусственейшие состояния, на которые способен высший тип людей. Они есть завершение; они следуют как ставшее за становлением, как смерть за жизнью, как закостенелость за развитием, и как это видно на примере готики и дорики, вслед деревне и детству души - духовная дряхлость и каменный, окаменевший мировой город. Они означают конец, они неизбежны, но их каждый раз достигают с внутренней необходимостью.

Лишь с этой точки зрения можно понять сущность римлян как последователей греков. Лишь таким образом высвечивается античность, так что раскрываются ее глубочайшие тайны. Ибо что же это должно было бы означать (и что можно оспорить лишь посредством ничего не значащих слов) как не то, что римляне были варварами, варварами, которые завершали великий взлет, а не предшествовали ему? Бездуховные, нефилософские, без своего искусства, расовые до жестокости, безоглядно замкнутые на реальных успехах, они находятся между греческой культурой и Ничем. Их фантазия, направленная только на практическое - они имели сакральное право, которое регулировало отношения между богами и людьми как между частными лицами, но не имели ни одного единственного собственно римского предания о богах, - это черта, которая совершенно не встречается в Афинах. Греческая душа и римский интеллект - вот что это. Так различаются культура и цивилизация. И это справедливо не только для античности. Снова и снова возникает этот тип абсолютно неметафизических людей с грубыми душами. В их руках находится духовная и материальная судьба любого позднего времени. Они реализовали вавилонский, египетский, индийский, китайский, римский империализм. В такие времена буддизм, стоицизм и социализм вызревают в мировые настрои, которые в состоянии еще раз захватить и преобразовать угасающее человечество в его полной субстанции. Рафинированная цивилизация как исторический процесс состоит в поэтапном демонтаже ставших неорганическими, умерших форм.


S.44-45Zum Zitat auf Deutsch

Мировой город и провинция 1- с этих двух основных понятий любой цивилизации начинается совершенно новая проблема исторических форм, которую мы, люди сегодня, переживаем, даже отдаленно не постигнув ее огромного значения. Вместо мира - город, некая точка, в которой все больше концентрируется жизнь отдаленных земель, в то время как все остальное погибает; вместо влитого в форму, сросшегося с землей народа - новый кочевник, паразит, житель большого города, рафинированный, лишенный традиций, погруженный в флуктуирующую массу человек фактов, нерелигиозный, умствующий, бесплодный, с глубокой антипатией к крестьянству (и его высшей форме - поместному дворянству), то есть огромный шаг к неорганическому, к концу - что же это означает?

1Что нельзя упустить, наблюдая развитие Стриндберга и особенно Ибсена, который был лишь гостем в цивилизированной атмосфере своих проблем. Мотивы "Бранда" и "Росмерсхольма" представляют собой странное смешение врожденного провинциализма и теоретически приобретенного уровня разумения мирового города. Нора представляет собой прототип провинциалки, выбитой чтением из колеи.


S.48Zum Zitat auf Deutsch

Что же такое цивилизированная политика завтра в противоположность к культивированной вчера? В античности это была риторика, в (Западной) Европе - журналистика, а именно на службе у той абстракции, которая представляет власть цивилизации, у денег.1

1 См. Том второй, S.1134 и др.


S.51Zum Zitat auf Deutsch

Человек культуры направляет свою энергию во внутрь, человек цивилизации - во вне. ... Жизнь - это осуществление возможного, а для мозговика существуют лишь экстенсивные возможности.


S.77Zum Zitat auf Deutsch

Природа исчислима. История же является воплощением того, что не имеет отношения к математике. Отсюда математическая достоверность естественнонаучных законов, удивительная проницательность Галилея, что природа есть "scritta in lingua matematica", и подчеркнутый Кантом факт, что естественная наука распространяется настолько насколько возможно применение математических методов.


S.80-81Zum Zitat auf Deutsch

Посредством этого (принципа а приори - А.Р.) Кант, не удосужившись привести какие-либо доказательства - которые в общем-то и невозможны, предполагает как неизменность формы всей духовной деятельности так и ее идентичность для всех людей. ... Кроме некоторых элементов, имеющих безусловно далеко распространяющееся значение, и которые по крайней мере внешне независимы от того, к какой культуре, какому веку принадлежит познающий, основой всего мышления является еще одна совсем другая необходимость формы, которой человек самым естественным образом подчинен именно как член вполне определенной и никакой иной культуры. ... Сравнительная морфология форм познания является задачей, решение которой еще предстоит (западно)европейскому мышлению.


S. 107-108Zum Zitat auf Deutsch

Чувство страха перед миром является, вне всякого сомнения, наиболее творческим из всех врожденных чувств. Ему человек обязан самыми зрелыми и глубокими из всех форм и образов не только своей сознательной внутренней жизни, но и ее отражением в бесчисленных явлениях внешней культуры. Как некая тайная мелодия, доступная не каждому, страх простирается сквозь язык форм каждого настоящего произведения искусства, каждой внутренней философии, каждого знаменательного поступка и он, лишь немногими еще воспринимаемый, составляет суть проблем любой математики. Лишь внутренне иссякший человек поздних городов, Вавилона времен Хаммурапи, птолемеевской Александрии, исламского Багдада или сегодняшних Парижа и Берлина, лишь чисто интеллектуалистский софист, сенсуалист и дарвинист теряет либо отрицает его, воздвигая между собой и внешним миром лишенное тайны "научное мировоззрение".


S.116Zum Zitat auf Deutsch

...античная математика малого рассматривает конкретный единичный случай, решает определенную задачу, выполняет одноразовое построение. Математика бесконечного имеет дело с целыми классами формальных возможностей, группами функций, операций, уравнений, кривых, и вообще не относительно какого-либо результата, а относительно своего хода. Так два столетия назад, что вряд ли доходит до сознания математиков современности, возникла идея всеобщей морфологии математических операций, которую можно охарактеризовать как подлинный смысл всей новейшей математики.


S.126Zum Zitat auf Deutsch

19 век кажется нам бесконечно более богатым и важным нежели, например, 19 век до Р.Х., но также и Луна кажется нам больше чем Юпитер или Сатурн. Физики давным-давно освободились от предрассудка относительного расстояния, историки - нет.


S.140Zum Zitat auf Deutsch

Культуры есть организмы. Всемирная история - их совместная биография.


S.141Zum Zitat auf Deutsch

Культура - это прафеномен всей прошедшей и будущей всемирной истории ... Прафеномен - это то, в чем заключается непосредственно доступная взору идея становления. Гете ясно видел своим мысленным взором идею прарастения в образе каждого отдельного, случайно выросшего или вообще возможного растения.


S.144Zum Zitat auf Deutsch

Каждая культура проходит через все возрастные стадии отдельного человека. Каждая имеет свое детство, свою юность, свою зрелость и свою старость.


S.149Zum Zitat auf Deutsch

В этом смысле каждое сколько-нибудь значимое отдельное бытие повторяет с глубочайшей необходимостью все периоды культуры, которой оно принадлежит. ...

Биология называет гомологией органов их морфологическую равноценность в противоположность аналогии, которая имеет место при равноценности их функций. ... Я ввожу и этот термин в исторический метод.


S.150-151Zum Zitat auf Deutsch

Из гомологии исторических явлений тотчас же следует абсолютно новое понятие. Я называю "одновременными" два исторических факта, которые, каждый в рамках своей культуры, встречаются в одном и том же - относительном - положении, и, таким образом, обладают точно соответствующим значением. ... Одновременно во всех культурах возникают реформация, пуританство, но прежде всего - наступление цивилизации. В античности эта эпоха обозначена именами Филиппа и Александра (Филиппа II и Александра Македонского - А.Р.), в истории (Западной) Европы одновременные ей события наступают с революцией ("Великой" Французской - А.Р.) и Наполеоном.


S.155Zum Zitat auf Deutsch

Судьба и причинность соотносятся как время и пространство.


S.216Zum Zitat auf Deutsch

Все ставшее преходяще.


S.217Zum Zitat auf Deutsch

Каждое искусстве смертно, не только отдельные произведения, но и искусства сами. Наступит день, когда прекратится бытие последней картины Рембрандта и последнего такта моцартовской музыки, хотя, возможно, еще сохранятся расписанный холст и нотный лист, так как исчезнут последние глаз и ухо, которым был доступен их язык форм.


S.234Zum Zitat auf Deutsch

Как далек, диковинен и ускользающ был в своей идее индийский или вавилонский мир для людей пяти или шести последующих за ним культур, также непостижим станет однажды (западно)европейский мир для людей еще нерожденных культур.


S.379Zum Zitat auf Deutsch

Каждая сиюминутность считает перемену развитием.


S.419Zum Zitat auf Deutsch

Но все чувственно-доступное - общепонятно. При этом среди всех культур, существовавших до сих пор, античная была наиболее популярна в выражении своего жизненного чувства, а (западно)европейская - наименее.


S.434Zum Zitat auf Deutsch

Чем бы ни была мораль прежде всего - ее анализ сам не может быть частью морали.


S.436-437Zum Zitat auf Deutsch

Жить - означает для него (фаустовского человека - А.Р.) бороться, преодолевать, одерживать успех. Борьба за существование как идеальная форма существования принадлежит уже готическому времени и достаточно заметно лежит в основе его архитектуры.


S.437Zum Zitat auf Deutsch

"Отрицание морали" - это лишь новый вид морали, и с точно такими же притязаниями на первенство перед всеми остальными. Воля к власти нетерпима. Все фаустовское стремится к единовластию. Для аполлоновского чувства мира - скученного существования многих отдельных вещей  - терпимость сама собой разумеется. Она относится к спокойствию чуждой воли атараксии. Для западноевропейского мира, одного огромного пространства души, пространства как напряжения, она - самообман или признак угасания.


S.438Zum Zitat auf Deutsch

Неправильно связывать "христианство" с моральным императивом. Не христианство видоизменило фаустовского человека, а он - христианство, и не только в направлении новой религии, но и новой морали.


S.439Zum Zitat auf Deutsch

Существует столько видов морали сколько и культур, не больше и не меньше.


S.440Zum Zitat auf Deutsch

Общечеловеческой морали не существует.


S. 451-453Zum Zitat auf Deutsch

Культура есть явление само собой разумеющееся. ... Лишь больной чувствует свои члены. ...

Научные миры - это поверхностные миры, прагматичные, лишенные души, чисто экстенсивные миры. Они равным образом лежат в основе воззрений буддизма, стоицизма и социализма. Не проживать жизнь с едва осознанной, не знающей выбора естественностью, воспринимая ее как божью данность, а рассматривать ее как проблему, организовывать ее на основе интеллектуалистских взглядов, "целесообразно", "разумно" - этот фон присутствует во всех трех случаях. Разум правит, ибо душа отказывает. Люди культуры живут неосознанно, люди цивилизации - осознанно. ...

Пока человек завершенной в своем воплощении культуры живет текущим моментом, естественным и само собой разумеющимся образом, его жизнь течет в безальтернативном направлении . ... Как только жизнь устает, как только на искусственной почве больших городов, которые теперь есть духовные миры для себя, возникает потребность в теории, чтобы целесообразно организовывать жизнь, как только жизнь становится объектом созерцания, мораль превращается в проблему. Мораль культуры - это мораль, которой обладают, цивилизированная мораль - это мораль, которую ищут. Первая слишком глубока, чтобы ее исчерпать на пути логики, вторая - сама является функцией логики. ... В этой точке начинается цивилизированная этика, которая представляет собой не рефлекс жизни на познание, а рефлекс познания на жизнь.


S. 458-459Zum Zitat auf Deutsch

Каждая душа имеет религию. Это лишь другое слово для бытия. Все живые формы, в которых она проявляется, все виды искусств, учения, обычаи, все метафизические и математические миры форм, каждый орнамент, каждая колонна, каждый стих, каждая идея в своей глубине религиозна и должна быть такой. Отныне же она не может быть более таковой. Сущность всякой культуры - религия; следовательно, сущность всякой цивилизации - иррелигиозность. ...

Это угасание живой внутренней религиозности, которое постепенно влияет на мельчайшие проявления бытия и их реализует, есть то, что предстает в исторической картине мира как поворот культуры к цивилизации, как климакс культуры, как я называл это ранее, как хронологический поворот, после которого душевная плодотворность вида "человек" навсегда исчерпана и место зачатия занимает конструкция. Если понимать слово бесплодность во всей его изначальной суровости, то оно обозначает целостную судьбу мозговитого человека мировых городов, и к важнейшим явлениям исторической символики относится то, что этот поворот заключается не только в исчерпании Великого Искусства, общественных форм, Великих мыслительных систем, Большого стиля вообще, но и выражается также чисто физически в бездетности и расовой смерти цивилизированных, оторванных от земли слоев, явлении, которое многие заметили и о чем сожалели во времена римской и китайской империй, но в силу необходимости не могли смягчить.2

2 См. Том второй, S.678 и др.


S. 462Zum Zitat auf Deutsch

Нет ничего характернее в этом решительном повороте к внешней жизни, которая только и осталась, к биологическому факту, в отношении которого судьба предстает лишь в форме причинностных связей, чем тот этический пафос, с которым обращаются к философии пищеварения, питания, гигиены. Вопросы алкоголизма и вегетарианства обсуждаются с религиозной серьезностью, очевидно являясь важнейшими из проблем, до которых может вознестись "новый человек". И это соответствует жалкому кругозору этих поколений.