Становление Г. И. Шелихова как предпринимателя и одного из основателей Российско-американской компании

ыльск, Курская обл. 27 сентября 1997 г. Российские исторические чтения,
посвященные 250-летию со Дня Рождения Г.И. Шелихова)
 

            Прослышав о больших выгодах, которые сулила торговля пушниной, добытой на Алеутских о-вах, в начале 70-х годов XVIII в. в Сибирь приехал из Рыльска Григорий Иванович Шелихов. Этому человеку суждено было стать поистине легендарной личностью, при непосредственном и активном участии которого границы Российской империи раздвинулись далеко на восток вплоть до северо-западного побережья Америки.
              Деятельность Г.И.Шелихова давно привлекает внимание историков. О нём подробно писали практически во всех крупных работах по истории Русской Америки. Первым его биографом по праву можно считать К.Т.Хлебникова../1/ В специальных монографиях и статьях современных авторов, посвященных этому выдающемуся человеку, подчеркивается прежде всего его огромная роль в исследовании и освоении русскими купцами и промышленниками островов на севере Тихого океана и побережья северо-запада Америки как организатора и участника промысловых компаний - предшественниц РАК. /2/ Образ Шелихова - смелого, умного, предприимчивого, волевого, патриота Отечества, любящего мужа и отца семейства - запечатлен в книгах ряда российских писателей.
            К сожалению, однако, в литературе практически не нашли отражения негативные черты характера Г.И.Шелихова, факты жестокого отношения к местным жителям, беспощадность и подозрительность к своим конкурентам. Удачливые предприниматели типа Г.И.Шелихова могли получать колоссальные барыши от промыслов и торговли пушниной лишь при условии применения самых различных, порой изощренных методов для извлечения прибыли. К ним следует отнести детальное знание и изучение обстановки на рынке «мягкой рухляди», исследование природных богатств новых территорий, ведение подчас сложной двойной бухгалтерии одними компаньонами в ущерб другим, стремление найти взаимопонимание с властями.
            Когда в Сибирь приехал Г.И.Шелихов, там еще не сложилось единой системы, в которой бы взаимодействовали купцы-перекупщики, купцы-промысловики и государственные власти, что имело принципиальное значение позднее при организации монопольной торгово-промысловой компании - РАК. В те времена купцы могли отправлять промысловые экспедиции лишь один раз в несколько лет, так как им было не под силу самим сбывать меха и закупать необходимые товары на удаленных российских рынках и на русско-китайском рынке в Кяхте.
            В 80-е годы XVIII в. положение стало изменяться. Возникла необходимость ведения регулярных промыслов, постоянного сбыта пушнины, осуществления очень быстрого оборота денежных средств. В таких условиях продолжали свою предпринимательскую деятельность лишь те купцы, которые обладали значительными финансовыми ресурсами. Районы морских промыслов расширялись и вплотную подошли к северо-западу Америки. Это происходило из-за хищнического истребления ценных морских и сухопутных животных. Во избежание каких-либо международных инцидентов и в связи с возможной перспективой вхождения нового обширного региона в состав Российской империи купцы и предприниматели всё больше нуждались в твердой поддержке со стороны государства и прежде всего иркутского и колыванского генерал-губернатора, являвшегося, по существу, властелином огромного малообжитого края.
            Организаторы компаний старались привлекать к промыслу алеутов, которые были непревзойденными охотниками на морского зверя. Чтобы подчинить себе аборигенов, применялись различные средства и методы, начиная от подкупа местных вождей и кончая истреблением строптивых островитян.
 Распространяя христианство среди жителей тихоокеанского севера, купцы и промышленники стремились искоренить язычество и быстрее найти общий язык с новообращенными единоверцами.
             Г.И.Шелихов целеустремленно шел к материальному благополучию, не совершив при этом сколько-нибудь существенных промахов и ошибок. Судя по «Записке» М.М.Булдакова, адресованной Коммерц-коллегии и Павлу I, в начале 70-х годов XVIII в. Г.И.Шелихов служил приказчиком в Охотске у богатого вологодского купца М.Оконишникова. /3. По-видимому, тогда Г.И.Шелихов начал приобретать так пригодившиеся ему впоследствии знания и опыт. В 1775 г. вместе с якутским купцом П.С.Лебедевым-Ласточкиным Г.И.Шелихов принял участие в снаряжении торгово-промысловой экспедиции - «секретного вояжа» - на Курилы и к берегам Японии. /4/ Важно отметить, что это плавание осуществлялось на основании указа Екатерины II, исполнителями которого были иркутский губернатор А.И.Бриль и главный командир Камчатки М.К. фон Бем. Однако данное предприятие закончилось неудачей: бот «Св. Николай» разбился, и компаньон Шелихова понес наибольшие убытки.
             Женитьба в 1775 г. на Наталии Алексеевне стала важной вехой в укреплении финансовых позиций Г.И.Шелихова./5/. Эта женщина стала не только надежной спутницей рыльского купца в его странствиях, но и помощницей в делах. На её плечах лежало тяжелое бремя управления огромным хозяйством. Не зная многих уловок и хитростей во взаимоотношениях своего мужа с компаньонами, Наталия Алексеевна всегда была его активной защитницей. Когда Г.И.Шелихов отсутствовал, обычной практикой являлись отчеты его доверенных лиц перед хозяйкой. Ещё при жизни супруга она сумела наладить свои собственные отношения со многими людьми, участвовавшими совместно с Г.И.Шелиховым в торгово-промысловых операциях. Показательно, что после смерти именитого рыльского гражданина его приказчики в большинстве своём выразили готовность верой и правдой служить его вдове. У многих людей из окружения Г.И.Шелихова не возникло сомнения в законности наследования Наталией Алексеевной всего состояния покойного, несмотря на то, что многое в завещании и в самих обстоятельствах смерти было неясным. /6/
            Ещё при жизни мужа Н.А.Шелихова пользовалась особым уважением и почитанием. Её называли не иначе как «матушка». Так обращался к ней, например, очень влиятельный человек Н.Н.Демидов. Н.А.Шелихова была вхожа в дом иркутского генерал-губернатора. Необычным для купеческой среды того времени в поведении Наталии Алексеевны было то, что она зачастую проводила деловые переговоры о торговых операциях от имени своего мужа. Она весьма успешно компенсировала недостаток образованности такими качествами, как решительность и даже жесткость в отношениях с подчиненными, женским обаянием, умением убеждать тех людей, от которых зависело благосостояние её семьи. Её с одинаковым вниманием выслушивали все, начиная от служащих компании и кончая высшими правительственными чиновниками и даже самим императором Павлом I. Уже всего этого было бы достаточно, чтобы считать Н.А.Шелихову одной из самых знаменитых женщин своего времени. Но в историю она вошла ещё и как мать, воспитавшая дочерей, чьи мужья стали ключевыми фигурами в деятельности РАК - мощнейшей торгово-промысловой компании.
                Попытки Г.И.Шелихова организовать в конце 70-х годов XVIII в. в сотрудничестве с другими предпринимателями добычу морского зверя на Курилах, а также установить торговые контакты с японцами не увенчались успехом. Взоры рыльского купца всё чаще обращались на тихоокеанский север, откуда суда привозили множество ценных мехов не только морских, но и наземных животных. Уже в 1776 г. вместе с камчатским купцом Л.Алиным он отправил на промыслы из Нижнекамчатска корабль, вернувшийся в 1779 г. с грузом пушнины, оцененной в 74 240 руб. /7/
 Постепенно укреплялись финансовые позиции Г.И.Шелихова. В течение 8 лет он участвовал в организации по крайней мере 10 различных промысловых компаний, снаряжавших в длительные вояжи свои суда/8/.
                Совместная деятельность курского купца И.Л.Голикова и Г.И.Шелихова началась в середине 70-х годов XVIII в. Вплоть до 1781 г. последний служил приказчиком у первого, который в 1774 г. стал винным откупщиком в Иркутской губернии /9/. По стопам дяди шел и племянник - М.С.Голиков. Он тоже поставлял вина в Сибирь/10/. Кроме того, М.С.Голиков получил на откуп в Тобольской губернии конские сборы на 1775-1779 гг., заплатив казне 4 105 руб. /11/.
 С 1777 г. И.Л.Голиков и Г.И.Шелихов неоднократно отправляли вместе промысловые суда. Курский купец был одним из немногих, рискнувших вложить значительные средства в снаряжение сразу двух судов, а по возвращении одного из них с промыслов сразу же вновь отправил очередную экспедицию в плавание. В те годы его внимание начала привлекать возможность добычи морских бобров у берегов далекой Америки.  Осуществлявшие морские промыслы в северной части Тихого океана компании отправляли в «вояжи» промышленников и работных людей, заключая с ними валовые контракты, которые не имели единых юридических норм, что давало основание купцам действовать по своему усмотрению.
                    И.Л.Голиков стремился получить максимальную прибыль при минимальном риске потерять оба своих судна на удаленных островах тихоокеанского севера. В 1776-1781 гг. он нанимал как можно большее количество людей, которые работали за фиксированное жалование, а не за долю в промысле. Чем дольше длилось плавание, тем меньше была вероятность издержек, благодаря различным долговым обязательствам, которые давались промышленниками в ходе вояжа. Существовала и система штрафов. Промысловых рабочих постоянно обманывали при расчетах. Они во всем зависели от хозяев. За недостатком рабочей силы купцы всячески удерживали работных на островах, что делало их положение очень тяжелым /12/.
                    Но материальное благополучие купцов, в свою очередь, было лишь видимой стороной их деятельности. На деле, со стороны дворянства и приказной бюрократии они были столь же подвержены различным притеснениям, как и находящиеся в распоряжении купцов промышленники и работные люди. Ни материальный достаток, ни положение бургомистра городского магистрата или земского старосты не гарантировали купцу уважение со стороны «благородного сословия» /13/. Для многих купцов было характерно неприкрытое стремление любыми путями и способами получить дворянское достоинство.
                    Особенно большой размах злоупотреблений совершался чиновниками в отдаленной Сибири /14/. Не обошли его и купцы-организаторы промысловых компаний. В своем большинстве жалобы купцов на притеснения чиновников оставались без внимания. Купцам приходилось мириться с тем, что на пути в Охотск, при отправлении судна, его возвращении с промысла приходилось так или иначе рассчитываться с местной администрацией. Вопросы об оплате тех или иных услуг чиновников решались по устной договоренности. Каких-либо бумаг, подтверждающих злоупотребление властью, местная администрация старалась не оставлять. Поэтому доказать причастность чиновника к какому-либо нарушению было очень сложно, а порой и просто невозможно.
                    Показательно дело иркутского генерал-губернатора и бригадира Ф.Г.Немцова. Против последнего были выдвинуты серьезные обвинения, разбирательство которых в Сенате длилось несколько лет. Дело, занимающее сотни страниц, исписанных мелким убористым почерком, позволяет представить обстановку, в которой жило купечество, и объясняет последующие действия местных властей. Процесс по разбору поступков Ф.Г.Немцова начался после получения Сенатом весной 1779 г. от иркутского губернатора Ф.Н.Клички рапорта и приложенного к нему экстракта из жалоб купцов. Исходя из присланных бумаг, получалось, что бригадир Немцов взял у Г.И.Шелихова «ѕи по принуждению и по поводу его другими, как наличной, так и товарами по цене немалой суммы» /15/. Г.И.Шелихов был вынужден рассчитываться деньгами и паями с мехового промысла. Кроме дополнительной оплаты дворецких в размере 1 000 рублей, Г.И.Шелихова и его компаньона П.С.Лебедева-Ласточкина ожидали поборы и со стороны помощника Ф.Г.Немцова. Ф.Н.Кличка в своем рапорте отметил, что у него имеются жалобы на «бывших при господине Немцове помощников и общественных разорителей на подпоручика Титова, лейтенанта Ленякова, прапорщика и сержанта Повалишиных, подпоручика Тархова и поручика Шемякина в чинимых ими излишних, не указанных отяготительных денежною и мягкой рухлядью поборах, по укреплении собственно для себя в работы людейѕ и других многих народных отягощениях» /16/. Дело дошло до Екатерины II, которая приказала Правительствующему сенату во всем тщательно разобраться /17/. Немцов признал лишь вину комиссара Повалишина, при этом отметил, что он «отдан под стражу за засечение до смерти Тунгузского князька» /18/. Что касается сержанта Повалишина, то Г.И.Шелихова не смутило его дворянское происхождение, и выяснение отношений закончилось в пользу сержанта. 27 ноября 1779 г. сержант Повалишин обратился с жалобой к Немцову на рукоприкладство Г.И.Шелихова. Покушение на достоинство дворянина могло дорого стоить Г.И.Шелихову, однако генерал-губернатор не дал прошению хода и вспомнил об этом случае лишь в связи с обвинениями в собственный адрес/19/. В остальном Немцов отрицал свою причастность к злоупотреблениям, отмечая, что «по большей части клеветам нет ни доносителя ни обидчика». Интересно мнение Немцова о причинах появления жалоб в его адрес. Оказывается, у иркутского генерал-губернатора не сложились отношения с городским прокурором Бурцовым, который подговорил купцов обратиться с жалобой на Немцова. По всей видимости, вопрос о взятках появился в результате выяснения отношений среди местной администрации, которая использовала некоторых купцов в своекорыстных интересах. Объяснения Немцова показались Сенату убедительными.
                    Видя подобную безнаказанность, купцы предпочитали не вступать в споры с «благородными» чиновниками, стараясь получить их благосклонность. Обычным делом были «преподношения» купцов сибирским властям для принятия того или иного решения и постоянная готовность оказать ту или иную услугу /20/. Например, о богатстве иркутского генерал-губернатора И. В. Якоби ходили легенды. «Можно себе представить, какие богатые и редкие подарки несли торговые люди такому сильному человеку как наместнику сибирскому, и каким поклонением окружали балованную дочку. Якоби вывез из Сибири и редкие китайские материи и дорогие меха и, наконец, значительную сумму денег» /21/. По случаю кяхтинского торга в 1780 г. иркутский генерал-губернатор дал бал /22/.
                    Организация постоянных поселений, казалось, сулила большие выгоды. Морские промыслы стали переводиться на регулярную основу, что подразумевало непрерывность, а не относительно короткий срок одного вояжа. К 1781 г. из-за хищничества при добыче пушнины на тихоокеанском севере популяции животных сильно сокращались: тогда все компании вместе взятые вывезли мехов на общую сумму едва ли превышавшую 300 000 руб. /23/
 В начале того же года И.Л.Голиков вызвал в С.-Петербург Г.И.Шелихова, полагая, что тот уже приобрел необходимые опыт и навыки в организации промысловых экспедиций. При этом он предложил Г.И.Шелихову равноправное партнерство. Пригласив также своего племянника М.С.Голикова, они втроем разработали особое соглашение, которое по содержанию существенно отличалось от других документов такого рода. 17 августа 1781 г. оно было подписано компаньонами. Предусматривалось создание компании на 10-летний срок, в течение которого промыслы должны были вестись как на уже известных островах, так и на тех территориях, которые ещё предстояло открыть, исследовать и закрепить за Россией. Планировалось установление постоянных торговых отношений с туземцами и основание на островах и берегах северо-запада Америки селения и крепости /24/.
                        Складственный или уставный капитал будущей компании был определен в сумму 70 000 руб. и распределялся следующим образом: И.Л.Голиков вносил 35 000 руб., М.С.Голиков - 20 000 руб., Г.И.Шелихов - 15 000 руб. /25/ Все деньги делились на 120 валовых паев, а стоимость каждого из них составляла 583 руб. 33 коп.
                        Г.И.Шелихов участвовал в соглашении как равноправный партнер при условии, чтобы он не только занимался постройкой и снаряжением двух судов, но и сам отправился в вояж на одном из них. При этом работным людям предписывалось «быть хозяину (Г.И.Шелихову - А.П.) во всем послушным» и беспрекословно ему подчиняться. /26/ Данные Шелихову полномочия в дальнейшем были истолкованы последним, по-видимому, как право по собственному усмотрению распоряжаться жизнями как аборигенов, так и промышленников, участвовавших в плавании.
 Это вполне соответствовало образу мыслей и жизненному укладу сибирского купечества того времени, поскольку в подавляющем большинстве оно не осуждало крепостничества и даже надеялись с помощью различных видов подневольного труда обжить огромные сибирские пространства, а также тихоокеанский север. /27/
                        По условию соглашения рыльскому купцу предоставлялась возможность получить сверх причитавшихся ему паев ещё 1/3 с доли своих компаньонов. Но данное положение было действительно только на время первого промыслового вояжа, в следующий же раз количество паёв должно было уже исходить из суммы первоначального взноса в уставной капитал. Запутанность и неясность процедуры при дальнейших расчётах в том виде, в котором это было зафиксировано в соглашении, явились, по всей видимости, основанием для возникновения разногласий между партнерами в более поздние времена. Так или иначе, в 1781 г. И.Л. и М.С.Голиковы и Г.И.Шелихов учредили новую торгово-промысловую компанию, которая сыграла важную роль в колонизации русскими северо-запада Америки. /28/
 



 1 .См.: Хлебников К.Т. Жизнеописание достопамятных русских. Григорий Иванович Шелихов // Сын отечества. 1838. Ч. II. Отд. III. С. 66-83.
 2. См.: Полевой Б. Григорий Шелихов - «Колумб Российский». Магадан, 1960; Ситников Л.А. Указ.соч. и др.
 3. См.: Записка М.М.Булдакова в Коммерц-коллегию и Павлу I, после 2.(13) апреля 1801 г. // АВПРИ. Фонд РАК, дело 128, листы 1 об.-2.
 4. См. подробнее: ИРТО. Т. 2. С. 143-154, 160-162.
 5. См.: Кудрин Н.М. Устюгской земли Михайло Булдаков. Великий Устюг, 1993. С. 4. Самыми загадочными страницами в биографии Г.И.Шелихова можно считать его молодость и первые годы пребывания в Сибири. Сразу после его смерти, последовавшей в 1795 г., возникли ожесточенные споры об истоках финансового благополучия рыльского купца. И.Л.Голиков считал, что именно ему, Голикову, обязан компаньон. В свою очередь зять Шелихова М.М.Булдаков полагал, будто его тесть сам добился успеха. Н.А.Шелихова признавала, что промысловые компании действовали успешно благодаря совместным усилиям Шелиховых. См.: АВПРИ. Фонд РАК, дело 162, лист 7 об.; дело 128, листы 1-11 об; РГАДА. Фонд 11, опись 1, дело 1117, листы 9-10.
 6. См.: РГАДА. Фонд 11, опись 1, дело 1117, листы 3-11.
 7. См.: Хлебников К.Т. Указ.соч. С. 66.
 8. См.: Pierce R.A. Op.cit. P. 454.
 9. В конце XVIII - начале XIX в. работа Шелихова в качестве приказчика у Голикова всячески отрицалась родственниками первого, считавшими, что совместная деятельность Шелихова и Голикова началась лишь в 1781 г. См.: АВПРИ. Фонд РАК. Дело 128, листы 1-3.
 10. М.С.Голиков отказался от винных поставок в Тобольскую губернию в 1785 г. См.: Тобольская казенная палата - Правительствующему сенату, 8 (19) апреля 1785 г. // РГАДА. Фонд 248, опись 53, дело 4408, лист 699 об.
 11. Журналы и протоколы Правительствующего сената, 28 мая 8 июня) 1774 г. // РГАДА. Фонд 1605, опись 1, дело 367, лист 4.
 12. Позднее, во время экспедиции И.И.Биллингса - Г.А.Сарычева промышленник Егор Пуртов, служивший компании Голиковых-Шелихова, жаловался 25 июня 1790 г. на о-ве Нагаях на притеснения работных со стороны Г.И.Шелихова и его угрозы оставить их на Кадьяке «навечно». См.: Записки с показаниями лиц, причастных к делу о зверском обращении с алеутами о-ва Уналашка (1789-1790 гг.) // РГАДА. Фонд 1605, опись 1, дело 367, лист 4.
 13. Козлова Н.П. Купцы в структуре государственного управления России XVIII в. // Вестник МГУ. Сер. 8. История. 1994. № 6. С. 13.
 14. Разгон В.Н. Указ.соч. С. 11-12.
 15. Рапорт иркутского генерал-губернатора Ф.Н.Клички в Правительствующий сенат 1(12) марта 1799 // РГАДА. Фонд 24, опись 1, дело 56, листы 70-70 об.
 16  Там же. Лист 68 об.
 17. Указ Екатерины II Правительствующему сенату, 14(25) августа 1779 г. // Там же. Лист 99.
 18. Объяснения Немцова в Сенате 8(19) октября 1779 г. // Там же. Лист 216.
 19. Там же. Листы 207 об.-208.
 20. Г.И.Шелихова - Ф.П.Щегорину, 10(21) сентября 1793 г. // АВПРИ. Фонд РАК, дело 102, листы 2-3.
 21. Воспоминания Полины Анненковой. М., 1932. С. 87.
 22.  Иркутская летопись. Иркутск, 1911. С. 111.
 23. Для сравнения: в 1779 г. лишь одно судно Афанасия Орехова привезло «мягкой рухляди» почти на такую же сумму. См.: Макарова Р.В. Указ.соч. С. 185.
 24. Соглашение 17(28) августа 1781 г. // РГИА. Фонд 13, опись 1, дело 15, лист 21. См. также об этом соглашении: РО. С. 208.
 25. В.Н.Берх утверждал, что складственный капитал равнялся 66 500 руб. при следующих взносах учредителей: И.Л.Голиков - 30 000 руб., М.С.Голиков - 20 000 руб., Г.И.Шелихов - 15 000 руб. и некий купец Юдин - 1 500 руб. См. Берх В.Н. Указ.соч. С. 145. Однако фамилия Юдин не только не встречается в тексте соглашения и в «донесениях» Шелихова, но и в последующих трудах по истории Русской Америки.
 26. Р ГИА. Фонд 13, опись 1, дело 15, лист 21 об.
 27. В услужении у И.Л.Голикова и Г.И.Шелихова находилось по несколько крепостных. Так, опекун семейства Шелиховых М.М.Булдаков уже после смерти рыльского купца уверял Коммерц-коллегию и Павла I, будто Шелихов «в состоянии был и сам иметь и [имел] у себя двух слуг, доставшихся от матери его дворянки и Рыльской помещицы». См.: АВПРИ. Фонд РАК, опись 888, дело 128, лист 4 об. Более того, П.С.Лебедев-Ласточкин просил Г.И.Шелихова купить ему в С.-Петербурге «мальчика нащёт мой, умеющего грамоте», чтобы тот помогал больному купцу вести переписку и, вероятно, другую документацию. См.: П.С.Лебедев-Ласточкин - Г.И. и Н.А.Шелиховы, 30 марта (12 апреля) 1788 г. // РГАДА. Фонд 1605, опись 1, дело 340, лист 6.
 28. 29 июня 1800 г. к Павлу I обратился житель Суздаля некто Петр Кутышкин, который когда-то вместе с И.Л.Голиковым занимался винными откупами, и утверждал, что якобы именно он, Кутышкин, ещё в 1779 г. подсказал И.Л.Голикову идею создания в Америке постоянных поселений под эгидой торгово-промысловой компании. См. подробнее: Pierce R. Introduction // Shelikhov G.I. A Voyage to Amerrica 1783-1786 / Transl. by M.Ramsey. Ed. with an Introd. by R.A.Pierce. Kingston (Ontario), 1981. P. 7.

Домашняя страница А.Ю. Петрова


Электронная почта: apetrov@aha.ru