На основную страницу

 

КУЛЬМИНАЦИОННЫЙ ЭТАП ВСЕОБЩЕГО КРИЗИСА КАПИТАЛИЗМА - ПРЕДДВЕРИЕ МИРОВОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

Сахонько Е.Б.

апрель 1995

 

"Капитал" Маркса и ленинскую работу "Империализм, как высшая стадия капитализма" разделяет около пятидесяти лет. Читая эти работы, осознаешь какие громадные изменения претерпел капитализм за эти годы. Но со времени выхода в свет ленинской работы прошло уже более трех четвертей века. А это означает, что произошли еще более грандиозные изменения в мировой капиталистической системе, которые необходимо подробно исследовать.

"Империализм как высшая стадия капитализма" писался в период зарождения всеобщего кризиса капитализма, нынешний же этап можно охарактеризовать как кульминацию всеобщего кризиса капитализма и преддверие Всемирной коммунистической революции. Основными чертами этого этапа (не существовавшими ранее) являются:

1. Прекращение экстенсивного роста и распространения буржуазных общественных отношений.

2. Формирование в странах западной Европы и Северной Америки обществ потребления, которые потребляют, уничтожают стоимостей больше, чем производят.

3. Исчерпание ресурса развития стран социализма как полукоммунистических полубуржуазных обществ.

4. Общемировой рост стоимости рабочей силы, приближающийся к стоимости производимой этой рабочей силой, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Но, прежде всего, обратим внимание на один из краеугольных камней капитализма, который недостаточно ярко отражен в классической марксистской политэкономии: полученный в процессе капиталистического производства продукт (стоимость) должен быть в максимально короткий срок полностью уничтожен в процессе своего потребления, чтобы уступить свое место новому продукту произведенному в процессе производства. В противном случае происходит затоваривание, засоряются каналы обращения, нарушается встречный поток денежных средств. Это вытекает из того, что стоимость не может бесконечно производиться, то есть продукт не может постоянно находиться в процессе производства, постоянно накапливать и переносить на себя стоимости с других продуктов, и не по тому что ни один продукт, даже самый сложный (например, космический корабль), не бесконечен по своей стоимостной емкости (гипотетически можно предположить некоторый спиралеобразный процесс бесконечного накопления стоимости в совокупном общественном продукте). Дело в том что деньги затраченные капиталом на покупку рабочей силы можно возвратить, только уничтожив продукт в сфере потребления при этом капитал стремится извлечь эти деньги (продавая произведенный продукт) все без остатка и как можно быстрее. При социализме, который рассматривает сферу потребления как продолжение сферы производства, как производство рабочей силы, нет необходимости уничтожать продукт, а необходимо как можно более полно перенести труд накопленный в продукте на рабочую силу с целью ее качественного воспроизводства. Для капитала же сфера потребления, сфера производства рабочей силы лишь резервуар платежеспособного спроса. То есть, в буржуазном обществе единый процесс общественного воспроизводства на месте стыка производства и потребления разрывается, и производство существует само по себе независимо от потребления, при этом даже доминируя над ним диктуя последнему свои условия (безудержная реклама, формирующая, стимулирующая платежеспособный спрос). Хотя вроде бы должно быть все наоборот. Эта закономерность присуща всем формам капитализма, но в ходе исторического развития форма реализации ее претерпевает значительные изменения.

Теперь вернемся к характерным чертам современного этапа всеобщего кризиса капитализма основной из которых является прекращение экстенсивного роста, распространения буржуазных общественных отношений.

Конец прошлого века, время написания "Капитала". Буржуазными общественными отношениями охвачена ничтожная часть населяющих нашу планету людей. В основном доминируют феодальные отношения. Капитализм появился на свет как открытая система (паразитирующая на феодальных отношениях), он и не был способен существовать как закрытая система, в такой системе невозможно извлекать прибавочную стоимость, поскольку из-за неоплаты прибавочного туда рабочим (неэквивалентного обмена) появляется дисбаланс в денежном обращении, происходит кризис обращения. Преодолеть этот дисбаланс возможно только притоком стоимости из вне, из небуржуазных сфер. Эта стоимость в конце прошлого века извлекалась из колоний. Совсем неэкономическими методами, часть прибавочного продукта, извлеченного в ходе феодальной эксплуатации, присваивалась капиталом, или обменивалась на стоимости произведенные в капиталистической сфере на так называемых колониальных рынках сбыта, за которые шла беспощадная борьба. В то время еще существовал необъятный небуржуазный рынок, емкости которого с избытком хватало для сбыта прибавочного продукта произведенного в буржуазных обществах. Собственно поэтому проблема сбыта прибавочного продукта и не озаботила Маркса и практически не нашла своего отражения в "Капитале".

Итак в конце прошлого века прибавочная стоимость производилась в буржуазных странах, которые в конечном итоге стали "развитыми", а сбыт этой стоимости осуществлялся в колониальном (ставшем позже - "третьим") мире. Сегодня ситуация диаметрально противоположная: "Третий" мир стал основным производителем прибавочной стоимости, вследствие дешевизны своей рабочей силы (о чем ниже), а "развитые" капстраны - основные потребители ("уничтожители") прибавочной стоимости. При этом, если внимательно присмотреться, отчуждение этой прибавочной стоимости происходит вовсе не экономическими методами, не капиталистическими, основанными на эквивалентности обмена. Просто проходя через ряд преобразований в сфере товарно-денежных отношений, изначально неэкономический процесс приобретает видимость экономического обмена.

Основные методы извлечения прибавочной стоимости, точнее, преобразования прибавочного продукта в прибавочную стоимость:

1. Через остатки феодализма и рабовладения, существующие легально в отсталых странах (резкое уменьшение этого фактора), и нелегально в сфере преступного "бизнеса", доля которого растет.

2. Через торговлю со странами социализма (до распада соц. системы), и прямой грабеж накопленного за годы советской власти национального достояния нашей страны сегодня (сейчас это основной фактор стабилизации капитализма, который очень недолго будет действовать.)

3. Через прямое изъятие (и уничтожение) стоимостей на милитаризацию экономики "развитых" стран, на гонку вооружений, путем налогообложения. (Псевдопотребление - гипертрофированное удовлетворение потребности в безопасности, обеспеченное постоянным раздуванием военного психоза.) При этом милитаризация развитых капстран, наращивание их военной мощи, выполняет дополнительную функцию поддержания статуса кво в разделении мира на угнетающие и угнетенные страны, без этого третий мир нельзя было бы удержать в повиновении.

Перечисленные три фактора подошли уже в своем развитии к кризисной фазе: криминализация общественной жизни уже предельная после которой только анархия и беспредел, из бывшего соцлагеря соки уже все высосали, а горы оружия - это то "ружье", которое обязательно должно выстрелить.

Теперь рассмотрим, как изменялась стоимость рабочей силы.

Начнем с элементарной политэкономии: рабочая сила - товар, она, как и всякий товар должен иметь стоимость и потребительскую стоимость. Как определяется стоимость рабочей силы? Известно, что стоимость любого товара определяется количеством общественно необходимого рабочего времени на производство и воспроизводство его. Но рабочая сила не обычный товар. Она есть совокупность физических и духовных способностей человека. Если обычные товары (обувь, ткань и т.п.) создаются на заводах и фабриках, то производство рабочей силы неразрывно связано с воспроизводством человека - живого носителя рабочей силы. И физические и духовные способности , без которых невозможен труд, не отделимы от человека. Человек в процессе труда расходует свою рабочую силу, и для того, чтобы иметь возможность ежедневно работать, он должен изо дня в день восстанавливать свои физические и духовные способности.

Потребляя различные необходимые для жизни материальные блага, удовлетворяя свои духовные потребности, рабочий восстанавливает свою рабочую силу, затраченную в процессе труда, и, таким образом, получает снова возможность работать. Вот почему можно сказать, что стоимость товара рабочая сила есть по существу стоимость тех средств существования, которые нужны для жизнедеятельности носителя рабочей силы - человека, в данном случае рабочего, который продает капиталисту свою способность к труду.

Какие же средства существования необходимы для поддержания, восстановления и постоянного воспроизводства рабочей силы? Другими словами, что включается в стоимость рабочей силы? Во-первых, стоимость средств, необходимых для удовлетворения физических нужд рабочего. Речь идет о пище, одежде, жилище и т. п. Во-вторых, стоимость средств, нужных для того, чтобы удовлетворять духовные потребности рабочего. Как говорится, не единым хлебом жив человек. В-третьих, стоимость средств обучения рабочего. В-четвертых, стоимость средств, необходимых на содержание семьи.

На объем и состав потребностей рабочего большое влияние оказывают исторические и национальные особенности развития, традиции, обычаи той или иной страны, а также климатические условия. Особенно необходимо отметить зависимость стоимости рабочей силы от развития производительных сил. Чем более высокоразвиты производительные силы - тем более сложны и объемны потребности рабочего (трудящегося) - основной производительной силы общества.

Тем не менее, для определенной страны и для конкретного периода стоимость рабочей силы - величина более или менее постоянная, точнее определенное время остается постоянной.

Кроме того, в совокупную стоимость рабочей силы определенного государства необходимо включить стоимость воспроизводства и поддержания в стабильном состоянии тех слоев населения, которые традиционно не включаются в состав рабочего класса, но без которых общество в особенности с высоко развитыми производительными силами существовать не может. К этим слоям относятся трудящаяся интеллигенция (практически во всех сферах жизнедеятельности общества), работники сферы обслуживания, служащие госаппарата, ВС, полиции и т.п., пенсионеры, инвалиды, безработные. И чем более высоко развито государство, тем больше затраты на эти "непроизводительные" слои общества.

В итоге можно для каждого государства в соответствии с его особенностями вывести совокупную стоимость рабочей силы населяющих его трудящихся. С другой стороны также для каждого государства можно вывести совокупную стоимость, производимую данной рабочей силой. Очевидно, что разница между совокупной стоимостью и стоимостью рабочей силы есть совокупная прибавочная стоимость производимая в данном государстве, которая отчуждается капиталом и которая идет в основном на три цели:

- на расширение воспроизводства, развитие национальных производительных сил (для капиталиста на развитие сил производящих его капитал);

- на личное потребление капиталистов (доля этой статьи постоянно падает);

- часть произведенной прибавочной стоимости в странах третьего мира изымается иностранным капиталом в результате проводимой им неоколониалистической политики.

При этом стоимость, производимая одним работником не зависимо от того, где он трудится в США, Бангладеш или где то еще, за одно и то же время есть величина постоянная, поскольку на основании закона стоимости, если товары выступают на едином мировом рынке, их стоимости уравнивает общественно необходимое рабочее время на их производство. Другое дело, товар, производимый работником в США содержит в себе значительно больше перенесенной стоимости, чем товар, произведенный в Бангладеш. Кроме того, в развитых странах на товар работником переносится очень высокая стоимость, затраченная на его профессиональное образование.

Если стоимость, производимая одним работником за единицу времени для всего мирового рынка величина более или менее постоянная, то, как указывалось выше, стоимость рабочей силы затраченной за тоже время, различна в разных странах и зависит от многих обстоятельств, и в первую очередь от уровня развития производительных сил в данной стране. При этом стоимость рабочей силы имеет тенденцию роста пропорционально уровню развития производительных сил. В развитых капиталистических странах стоимость рабочей силы уже превышает стоимость товаров, на производство которых эта сила расходуется. Это может показаться парадоксальным, поскольку капитал в этих странах имеет откуда-то прибыли и существует достаточно стабильно. Общества, которые производят меньше стоимости, чем потребляют и есть общества потребления. Подобное возможно лишь постольку, поскольку существуют общества, в которых стоимости производится больше чем затрачивается на воспроизводство рабочей силы, то есть в них существует возможность извлекать высокую прибавочную стоимость. За счет империалистической неоколониалистской политики общества потребления перераспределяют стоимость, произведенную в мировом масштабе таким образом, что не только не разоряются, но даже получают прибыль. Проще говоря, развитые буржуазные страны выступают в качестве коллективных эксплуататоров. В них даже рабочий выступает как эксплуататор (в классическом смысле этого слова) поскольку производит меньше чем потребляет, а разницу ему доплачивает капиталист из прибавочной стоимости произведенной в третьем мире. Почему он это делает, надо разобраться подробнее. Во-первых, он дешевле не может покупать рабочую силу из-за того, что в развитых странах в ходе исторического прогресса производительные силы имеют настолько высокий уровень развития, поддерживать который в условиях буржуазного общества возможно только покупая рабочую силу по цене соответствующей ее исключительно высокой стоимости. Любые попытки купить рабочую силу дешевле приведут либо к регрессу производительных сил либо к тому, что трудовые конфликты, которые возникнут, придется решать силовыми или иными дорогостоящими методами, что может оказаться дороже, чем платить рабочему полную стоимость за его рабочую силу. Во-вторых, трудящиеся в первом мире стали во второй половине двадцатого века (по крайней мере, после великой депрессии) основным потребителем произведенных в мире стоимостей. Их задача в обмен на деньги уничтожить этот произведенный продукт иначе произойдет кризис обращения. Империалисты заинтересованы в избыточном платежеспособном спросе в своих странах и по тому стимулируют гиперпотребление и совершенно не заинтересованы в рационализации, повышении "производительности" потребления (об этом более подробно можно прочесть в статье "Общественные отношения в сфере потребления, и их роль в кризисных процессах на территории СССР" газета "Бумбараш-2017" N 8(12) за 1994 г.)

На сегодня сложились относительно стабильные неоколониальные отношения в мире, при которых империалистические державы Запада не производят у себя прибавочной стоимости (прибавочного продукта), извлекая всю нужную для их целей его долю из стран третьего мира. При этом они вынуждены оставлять часть прибавочной стоимости местной буржуазии, которая пускает ее на развитие национальных экономик (развитие национальных производительных сил). Пример такого развития Чили. И хочет того мировой капитал или не хочет развитие производительных сил в развивающихся странах неизбежно ведет к неуклонному росту стоимости рабочей силы в этих странах. Это в свою очередь ведет к уменьшению прибавочной стоимости. Таким образом ОТНОСИТЕЛЬНОЕ УМЕНЬШЕНИЕ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ (А В КОНЕЧНОМ СЧЕТЕ УМЕНЬШЕНИЕ ЕЕ АБСОЛЮТНОГО ОБЪЕМА) ЭТО ОБЩЕМИРОВАЯ ТЕНДЕНЦИЯ. Это с необходимостью ведет к снижению темпов развития в общемировом масштабе, а в последующем и к регрессу.

Какие выводы из этих сухих теоретических рассуждений можно сделать применительно к нашей современной российской действительности? Прежде необходимо обратить внимание на своеобразие нашего предкризисного социалистического развития. Наше общество вследствие своего социалистического характера в определенной мере не подчинялось законам развития капиталистических стран. При социализме существует возможность извлекать прибавочный продукт в процессе производства, минуя сферу обращения, то есть без постоянной оглядки на платежеспособный спрос населения (как при капитализме, где существует необходимость постоянно подтягивать спрос до уровня производства, а попросту говоря раскармливать свою рабочую силу, что бы обеспечить постоянный сбыт произведенной продукции). Это означает, что была возможность расходовать меньший продукт на потребление не боясь кризисов перепроизводства, а необходимость повышения уровня потребления в соответствии с ростом производительных сил компенсировать за счет двух основных источников. Во-первых, рационализации и повышения производительности сферы потребления: удовлетворение большей массы потребностей при помощи меньшего количества предметов потребления (чем при капитализме). Например, высоко развитый общественный транспорт и другие сферы общественного потребления. Во-вторых, за счет идеологии работы на будущее, которая давала высокие результаты в годы всеобщего революционного энтузиазма, в периоды сильного давления извне, войны, восстановления народного хозяйства, и стала неэффективна без реального подкрепления по мере стабилизации экономической обстановки. Собственно в этом и кроется секрет необыкновенно высокой динамики экономического роста СССР, и становятся понятными причины застойных процессов развившихся в нашем обществе как только был взят курс на достижение потребленческих стандартов западного "общества потребления", а взятый в 1965 году курс на реанимацию товарно-денежных отношений, по сути, уничтожил зачатки рационального потребления. Как следствие резко возросли затраты на воспроизводство рабочей силы, что снизило общественный прибавочный продукт. Крах подобной модели социалистической экономики был предрешен. Дело довершила подрывная идеологическая работа Запада.

Из перестройки мы вышли страной буржуазной с высоким уровнем развития производительных сил, в целом не на много уступающим западному, а кое в чем и превосходящим. А по законам капитализма высокому уровню производительных сил соответствует высокая стоимость рабочей силы. По этой причине в нашей стране стоимость рабочей силы оказалась настолько высока, что она сама себя не окупает (также большое значение имеют сложные геоклиматические условия жизни в России). То есть рабочие потребляют больше, чем производят. Встает вопрос: а возможен ли вообще капитализм в таких условиях? Ведь капитал и существует только благодаря постоянному притоку прибавочной стоимости, а откуда ей взяться коли все, что производится теми же кто производит и проедается? Хотя иллюзия буржуазного ренессанса в России некоторое время еще сохраняется. Под ее обаяние попали даже многие коммунисты, ратующие за возрождение многоукладности и содействие развитию национального капитала. Но на то это и иллюзия, чтобы вскоре с треском лопнуть, однако в причинах ее появления необходимо разобраться. Действительно жить то мы вроде хуже не стали, основная масса населения не разорилась, даже накопления откуда-то появились (на которые как стервятники накинулись всякие мавродики) растет слой жирующих нуворишей, и при том еще громадные капиталы утекают за рубеж. Откуда все это берется, как не из прибавочной стоимости скажет наш оппонент. И будет совершенно прав! Но только это не прибавочная стоимость, производимая нынче рабочим (как разница между тем, что он произвел и потребил) которой нет. Это тот прибавочный труд который затрачен нашими отцами и дедами на производство основных средств: заводов, домов каналов мостов и т. д. То есть нынешнее поколение всего лишь переносит прибавочный труд своих предков на свой продукт, который оно и проедает, не капли не вкладывая в восстановление, воспроизводство. И похоже делаем это мы с тупым упорством до полного разрушения всего что построено на нашей Родине. До полного краха, похоже ждать осталось не долго.

Пример: неконкурентоспособность аграрного комплекса России, который уже проел свои основные средства, а земля, на 90% находящаяся в зоне рискованного земледелия, никогда у нас не была конкурентоспособной.

Исходя из всего этого становится ясна подоплека кризиса неплатежей: капитал не может купить рабочую силу по ее стоимости, но еще слишком слаб, чтобы при помощи уничтожения производительных сил и геноцида снизить эту стоимость. Кстати это один из тех рецептов, на котором изначально настаивает МВФ. Все ельцинские правительства при помощи финансовой удавки под аплодисменты Запада методично уничтожают производительные силы страны. Они надеются на успех как будто возможно при помощи всеобщей дебилизации без социальных потрясений уничтожить то что строилось в течение семидесяти лет на территории великой страны и формировалось в головах народов ее населяющих. Невозможно снизить в одночасье стоимость рабочей силы, всех заставить ходить в лаптях, разучиться извлекать интегралы, да и просто читать и думать, как бы того не хотели МВФовские мечтатели. А до тех пор, пока не снизится у нас стоимость рабочей силы ни каких инвестиций нам не видать как своих ушей. Кто ж даст денег в кредит, зная что их проедят, или в лучшем случае вернут столько же сколько и взяли.

Другой хрен, который черномырдинской-путинской редьки не слаще это ястреб Жириновский, хотя он более национально ориентирован. Его империалистическая посылка проста: если не можем сами себя и своего буржуя прокормить, то должны при помощи силы прорваться к насосу которым запад отсасывает стоимость из третьего мира, благо военная мощь у нас есть. Это передел мира или точнее ТРЕТЬЯ МИРОВАЯ ВОЙНА.

Где же выход? Ни какие действия в рамках буржуазной парадигмы к выходу из кризиса не приведут, а более того могут привести только к катастрофе. Надо сказать больше, даже ограниченные формы капиталистических отношений уже не приемлемы. Встает вопрос о полном преодолении товарно-денежных отношений. Это вытекает не только из положения в нашей стране. Рост производительных сил по всему миру и опережающий рост стоимости рабочей силы, особенно в третьем мире делает неустойчивой мировую капиталистическую систему. Развивающиеся страны начинают серьезно взбрыкивать, приближается кульминационный момент всеобщего кризиса капитализма. Глобальный политико-экономический кризис вызванный повышением стоимости рабочей силы до критического уровня усугубляется нарастанием мировой экологической катастрофы, причины которой кроются в гиперпотреблении буржуазных обществ.

Каковы на сегодня известные методы преодоления кризисного состояния вызванного удорожанием рабочей силы?

Первый. Удовлетворение растущей сферы потребления одного общества за счет других обществ, то есть изъятие прибавочного (всего или его части) продукта других обществ и использование его для потребления и развития в обществе "паразите". Это схема классического империализма (Америка, Западная Европа). При этом надо сказать что налицо чистый паразитизм, так как чистый продукт, произведенный членами "обществ-паразитов" меньше продукта ими потребляемого.

Второй. Неклассический империализм - это Япония и страны, идущие по ее пути. Их своеобразие заключается в том, что они не раскормили, сдержали на достаточно низком уровне потребности своего населения, а, следовательно, эти общества производят прибавочный продукт, то есть, производят больше чем потребляют. Но в силу ряда причин эти страны допущены к изъятию части прибавочного продукта из стран третьего мира, в той же мере, как и страны классического империализма. В этом-то и заключается феномен экономического взлета Японии, поскольку она для своего развития использует прибавочный продукт из двух "котлов". Немаловажным фактором японского феномена является то, что Япония не была подвержена кризисам перепроизводства, хотя, казалось бы, существует явное несоответствие между низкой платежеспособностью ее населения и громадным количеством продукта ею производимого. Япония воспользовалась необъятной платежеспособностью стран классического империализма, их невообразимой потребительской способностью, и она стала одним из основных поставщиков бытовой электроники и других ТНП на Запад.

Третий, который часто пытаются применить, но который имеет обратный эффект (хотя именно этого эффекта и добиваются те кто пытается применить этот метод), - результатом которого, в конечном счете, является уничтожение производительных сил общества, - это насильственное сдерживание или снижение уровня потребления общества. Примеры: война, оккупация, диктатура компрадорской буржуазии. Наиболее широко этот метод применялся в колониях, а сейчас достаточно распространен в развивающихся странах.

Четвертый - компенсационный. При помощи этого метода можно определенное время сдерживать рост общественного потребления при значительном росте производства и производительных сил. При этом методе народу обещается некоторая светлая перспектива, в которую он способен поверить (порой от безысходности), при достижении которой ему с лихвой компенсируются все лишения. Этот метод широко распространен в условиях войн, восстановительных периодов. Он применялся фашистами и коммунистами. Правда, цели были диаметрально противоположными: если первые пообещали своему народу за напряженный бескорыстный труд благоденствие на захваченных землях за счет угнетенных народов, то коммунисты призвали к упорному труду, напротив, для уничтожения всякого угнетения и создания общества всеобщего благоденствия для всех народов.

Пятый метод, который нам наиболее интересен и имеет наибольшие перспективы - это рационализация потребления, развитие его коллективистских форм. Дело в том, что та часть произведенного общественного продукта, которая идет на потребление включает в себя в основном продукты потребления, которые (как мы выяснили в предыдущей статье -"Бумбараш-2017" 8(12) за 1994 г.) являются орудиями потребления, и сумма благ, сумма потребностей удовлетворенных этими орудиями зависит не только от количества орудий потребления, но от их производительности и способности тех, кто ими пользуется, извлечь при их помощи как можно больше благ. Это означает, что при одинаковом уровне удовлетворения общественных потребностей, количество средств потребления (продуктов потребления) можно уменьшить за счет повышения производительности потребленческого процесса, за счет чего можно не снижая благосостояния общества уменьшить продукт идущий на потребление и следовательно увеличить долю прибавочного продукта, тем самым поднять динамику развития общества. Повышение производительности потребления противопоказано буржуазному обществу, поскольку, как было показано выше, ведет к кризису перепроизводства, нарушая товарно-денежное обращение. Этот метод может быть применен, в полной мере, только при коммунизме, даже при социализме с его личнособственническим потреблением и сохраняющимися товарно-денежными отношениями повышение производительности потребления возможно только в очень ограниченных рамках. А как показали события последнего времени, товарно-денежные отношения вступают в непримиримый конфликт с зачатками коммунистического потребления (общественной сферой потребления), которые конечном счете гибнут под натиском нарождающейся вновь частной собственности.

Как бы нам ни хотелось думать, что лимит на революции в этом веке исчерпан, историческая необходимость ведет только к одному выводу: мы стоим в преддверии Великой Всемирной коммунистической революции. Конечно, хотелось бы пожить спокойно без потрясений, эволюционно в соответствии с новейшими научными разработками социальных технологий улучшать общество, но на этом пути стоит капитал, и он никогда добровольно не откажется от своей власти.

Что делать коммунистам в сложившейся ситуации?

Во-первых, все свои действия по выполнению текущих целей и задач, ориентировать на выполнение в конечно счете основной сверх задачи - свершении Мировой революции.

Во-вторых, "Поражение буржуазных реформ" должно стать лозунгом момента, не идти на поводу буржуазии, не пытаться спасти ее, придавая реформам "человеческое" лицо. Не дай бог прийти сейчас коммунистам к власти! Сейчас еще не созрела революционная ситуация (не хватает одного основного компонента - обнищания масс), и как бы коммунисты не сопротивлялись, придя к власти сегодня, они вынуждены будут проводить политику буржуазных реформ (с человеческим лицом), которая неизбежно приведет к краху. А это означает окончательную дискредитацию имени коммуниста. Вместо этого большинство лидеров компартий бросились наперегонки за властью, кто в президенты кто в министры.

В-третьих, вместо заигрывания с властью, необходимо озаботиться кропотливой черновой работой по созданию таких партийных организаций, и, прежде всего, на местах, которые в момент, когда все эти реформы с треском накроются, и страна пойдет вразнос, смогут внести организационное начало в высвободившуюся революционную энергию масс. К сожалению, коммунисты сейчас боятся революции и пытаются, как страусы спрятать головы в песок под лепетание об исчерпанном лимите на революции, а это следствием будет иметь только одно - к моменту революционного всплеска организационное начало будет на нуле, и вместо революции мы получим бунт против всего и вся.

В-четвертых, невозможно добиться никакой организованности без знания специфики современного революционного процесса, то есть без разработанной теории СОВРЕМЕННОЙ революции можно только испортить дело. Сейчас жизнь настолько усложнилась, что даже хорошего овладения опытом предшествующих революций недостаточно.