На основную страницу

Принципы построения современной коммунистической партии.

Сахонько Е.Б.

1998 г.

1. Прежде всего, необходимо определить сущностное основание организации. Коммунистическая партия в буржуазном обществе – это партия уничтожения этого общества. По своей сущности коммунистическая партия принадлежит коммунистическому или социалистическому обществу. Партия нового зарождающегося общества при предыдущем строе является принципиальной его противницей. То есть основной задачей, которой должна быть подчинена вся деятельность партии, – это смена существующего буржуазного строя социалистическим (коммунистическим). В то время как внутрисистемная буржуазная партия стремится всего лишь внести поверхностные, не затрагивающие сущности существующего строя изменения, при этом основное, не всегда осознанное, стремление такой партии заключается в стабилизации данного строя (хотя деятельность этих партий может иметь обратный результат).

Итак, фундаментальным вопросом, на который должны мы ответить, каково отношение коммунистов к стабилизации буржуазной системы? Вопрос при всей очевидности ответа не так прост, как кажется. Действительно не всем очевидно, что коммунисты не должны действовать в направлении стабилизации существующего строя (а это следует из сущности компартии выявленной выше). Причиной такого непонимания этой постой истины является, во-первых, то, что дестабилизация, ослабление строя всегда отражается (при этом в первую очередь) на трудящихся, интересы которых выражают коммунисты. Во-вторых, нормально функционирующий буржуазный механизм, заинтересован в развитии производительных сил, в том числе основной его составляющей – рабочего класса (современная российская буржуазия составляет в этом отношении исключение - ее деятельность однозначно направлена на разрушение отечественных производительных сил). Дестабилизация строя вызывает естественное замедление развития производительных сил, а порой и ведет к их регрессу (пример такой регрессивной деятельности – движение луддитов). Но существует другая крайность, - стремление любой ценой дестабилизировать буржуазный строй (терроризм, провоцирование беспорядков), что в условиях отсутствия революционной ситуации не ведет к решению поставленной задачи, а порой приводит к обратным результатам (провоцирует усиление репрессивного давления со стороны властей, что, вопреки мнению некоторых товарищей, не всегда ведет к созданию и укреплению революционной партии, а чаще ведет к разгрому организованного рабочего движения). Естественно, что многие уравновешенные, трезвомыслящие коммунисты, понимающие негативные последствия резких дестабилизирующих действий, начинают, сами того не подозревая, действовать, в направлении стабилизации существующего режима.

Здесь необходимо остановиться на важной особенности деятельности коммунистической партии в условиях отсутствия революционной ситуации. Компартия как армия предназначена для действий в условиях классовой войны, в условиях революции. В условиях же классового “мира”, точнее классовой “холодной войны” – отсутствия революционной ситуации, партия как армия должна заниматься совершенствованием своей боеготовности, подготовкой населения к мобилизационным действиям. При этом солдаты партии не видят реальных побед, нет осязаемых результатов деятельности. Это одних деморализует, других толкает в погоню за миражами, фиктивными целями, которые, как им кажется, дают видимый ощутимый результат, своего рода подкрепление, как у собаки Павлова. Для одних таким подкреплением становится взрыв памятника, для других же напротив участие во всевозможных выборных компаниях: там “своего” депутата провели, здесь - “своего” губернатора, и порой не важно, что деятельность этих народных избранников объективно стабилизирует, укрепляет буржуазный режим. И если вспомнить ситуацию между двумя российскими революциями, то мы увидим, что эти же самые проблемы ослабляли в то время РСДРП(б).

Но вернемся к проблеме стабилизации – дестабилизации буржуазного строя. Если стабилизация буржуазного режима, по определению, не цель (антицель) компартии, то дестабилизация (по крайней мере, на определенном этапе отсутствия революционной ситуации) тоже не является самоцелью, принципиально непререкаемой задачей.

Во-первых, само по себе воздействие на крупномасштабные социально-экономические процессы, протекающие в обществе, со стороны небольших группок людей, не имеющих реальных рычагов воздействия на эти процессы (кстати, эти рычаги находятся в руках буржуазного класса, а попытки добраться до них со стороны коммунистов в рамках буржуазного строя практически всегда приводит к их перерождению), не имеет решающего значения. Дестабилизация в буржуазном обществе с необходимостью закономерно произойдет, благодаря развитию и обострению его собственных внутренних противоречий. Не имеет смысла муравью подталкивать громадный трактор к пропасти, если он и сам благополучно своим ходом к ней неотвратимо движется. Другое дело, когда этот трактор зависнет на краю, и будет колебаться упасть или не упасть, вот тогда-то может сгодиться и усилие муравья, ставшего решающим. Но это уже другая ситуация – революционная, в которой система уже дестабилизирована, доведена до крайности.

Во-вторых, у коммунистов не так много сил и возможностей и их необходимо расходовать исключительно рационально. То есть из избыточной массы задач, которые желательно выполнить компартии, среди которых и дестабилизация (подталкивание системы к пропасти), необходимо выбрать наиболее необходимые, архиважные с точки зрения главной цели - свершения коммунистической революции, отбросив при этом второстепенные. Проблема заключается в том, что зачастую второстепенные, менее важные задачи и результаты их выполнения выглядят более эффектно, ускоренно удовлетворяют амбиции, и потому выбор из массы задач происходит не по принципу наибольшей важности с точки зрения перехода к коммунизму, а исходя из сиюминутной внешней эффектности действия. Сразу замечу, что кроме этой существует еще одна порочная методика выбора задач для решения на текущий период, это методика от достигнутого, согласно которой в некоторой сложившейся ситуации необходимо действовать по определенным шаблонам, не думая, соответствуют ли эти шаблоны реалиям времени. Как мы видим, порочность и той и другой методики в том, что выбор задачи и действий по ее решению совершается, исходя из субъективных вкусов, интересов, желаний и удобства действующих субъектов, в то время, когда вся партийная политическая работа должна основываться на научно выверенной, базирующейся на марксистской методике, оценке современной ситуации.

В-третьих, круг реальных, объективно необходимых задач, которые должна выполнять компартия для достижения своих целей не лежит строго в сфере дестабилизации или стабилизации. Вполне допустимо, что одни действия, например, такие как организация профсоюзной работы (один из первоначальных элементов организации пролетариата), способствует становлению цивилизованного рынка труда, что необходимо для стабильного существования буржуазного строя, а другие – политические забастовки с требованием уничтожения существующего строя, его подрывают.

В целом антибуржуазное движение можно представить в виде широкого спектра от бордовых леваков, экстремистов-террористов, до бледно-розовых оппортунистов. Собственно коммунистов, в истинном смысле этого слова, представляет достаточно узкая красная середина. Такой разброс оттенков вполне естественен, с ним бесполезно бороться как с любым объективным явлением общественной природы, но, зная его закономерности, можно максимально использовать его положительные стороны, нейтрализовав, по возможности, отрицательные. При этом необходимо помнить, что ком.движение динамически изменяющееся, находящееся в постоянном процессе становления, образование. Важно заметить, что количественное “наполнение” того или иного оттенка напрямую зависит от стимулов индивидов (внутренних и внешних, наличия подкрепления). Сильно влияет на то, в какой точке спектра находится человек его структурная закрепленность в партийных образованиях, которые в свою очередь претерпевают не простую эволюцию. Самая простая зависимость: при обострении ситуации растет массовость более насыщенных оттенков красного и уменьшается – розовых, а при стабилизации происходит обратный процесс. Для нас здесь важно знание методик освобождения активистов при обострении ситуации от структурных оков в розовом спектре, для упрощения их дрейфа в нашу сторону, и умение закрепить их в необходимом положении не позволив им ударяться в левачество.

Существует другая опасность. Поскольку большинство активных оппзиционеров уже достаточно давно структурировано, то их дрейф из розовой области очень осложняется, так как там их крепко держат существующие консервативные партии. Этот процесс скорее напоминает прорыв отдельных разрозненных группок (зачастую “антипартийных”) из вражеского тыла через линию фронта. Но попадают они не к своим, а на чистое поле, и часто оказываются один на один с мощнейшим врагом – с одной стороны классом капиталистов, с другой оппортунистической, консервативной массой, у них нет ни связи ни координации между собой, чему способствует и то обстоятельство, что эти группки при общей правильной направленности достаточно агрессивны (это было необходимо для освобождения из консервативного плена). Эта агрессивность часто проявляется и в отношении других подобных групп, которые по существу являются единомышленниками. Доходит до курьезов: порой из одной консервативной партии выпадают одновременно или в некоторой последовательности две антипартийные группки, которые, находясь в рамках одной партии, непримиримо боролись между собой, но в результате оказывается, что обе эти группы проповедуют одни и те же идеалы и преследуют одни и те же цели. И хуже всего, если на новом уровне начнется коммунистическая многопартийность и междоусобица, тем более что между этими группами существуют вполне естественные содержательные различия (в рамках допустимого на данном этапе для коммунистической партии).

Теперь о том, на каких задачах, как нам видится, необходимо сосредоточить свои усилия коммунистической партии.

Первая и наиболее важная – содействие альтернативной организации рабочего класса, для защиты своих интересов и захвата политической власти. При этом необходимо так поставить дело, чтоб сама компартия стала ключевым звеном этой организации. Здесь важно подчеркнуть, что эта организация рабочего класса должна быть минимальным образом интегрирована в существующую буржуазную систему управления обществом, то есть, должна быть действительно альтернативной. И это задача очень не простая, так как буржуазия стремится всеми силами, если не уничтожить, то интегрировать в свою систему любые ростки рабочей самоорганизации.

Вторая задача – это максимальное дистанцирование от оппортунистической политики “розового” спектра оппозиции. Это как минимум. По максимуму в этом направлении необходимо сделать все, чтобы уменьшить стабилизационное воздействие оказываемое оппортунистическим крылом оппозиции на буржуазный режим.

Естественно ни первое, ни второе не возможно без серьезной научно-теоретической работы. Кроме того необходима серьезнейшая работа по исследованию того общества, которое придет на смену нынешнему.

Следующая задача – это организация самой партийной структуры. Своеобразие ее в том, что она должна быть достаточно устойчива и стабильна в отсутствии революционной ситуации, когда исключительно слабы системообразующие факторы, и отсутствует сиюминутное подкрепление видимыми результатами работы. Но при этом в любой момент обострения ситуации должна быть готова к бурному росту развертыванию и действию в условиях революции. Необходим серьезнейший мобилизационный план, и ресурсы для его реализации в соответствующий момент.

Даже перечисленных задач слишком много, но это необходимый минимум. Ситуация обостряется тем, что если буржуазный режим не найдет способов самостабилизации еще хотя бы на самый короткий период, то окажется, что времени на выполнение этих задач вовсе нет.