Е. Сахонько (2002 г.)

Что делать? – 2002

100-летию выхода в свет книги В.И.Ленина
“Что делать?” посвящается

Современное коммунистическое движение в России находится в глубоком кризисе! Оно тяжело больно. И диагноз этого заболевания неутешительный: В коммунистическом движении России нет коммунистических партий. При этом проблема не в том, что нет в России коммунистов, их, пожалуй, больше чем достаточно. Но им нечего делать. У них в современном Российском обществе нет социальных задач (соответствующих их названию – коммунистических), потому что нет ни одного социального слоя который был бы заинтересован в коммунизме (то есть отсутствует основной системообразующий фактор существования политической партии в капиталистическом обществе). Это жестокая действительность, которую не видят коммунисты, и более того они не хотят ее видеть. Им трудно поверить в то, что рабочий класс, совершивший Великую Октябрьскую революцию, создавший своим героическим трудом мощнейшую в мире экономику, защитивший телами своих сынов социализм в жесточайших войнах ХХ столетия, спасший мир от коричневой чумы, отказался от идеи, которая поднимала его на все эти подвиги, и пошел вновь в услужение капиталу. Но это, к сожалению, так. Его основная масса просто “физически” уничтожена вместе с уничтожением промышленности России, численность упала ниже 10% от населения страны. Это сокращение произошло по большей мере за счет молодых, физически и интеллектуально подготовленных, социально активных представителей класса. Оставшиеся же просто деклассированны. Те немногие, кто действительно работают, и что-то реально производят, заняты в “сливочных” отраслях, которые в основном обслуживают прихоти новых русских, либо производят что-то пользующееся спросом за бугром. И тех и других капитал неплохо содержит, проще говоря, подкупает. Оставшаяся же часть, чаще всего, имеет источники дохода не связанные с производством, а лежащими в мелкобуржуазной области, что, естественно, классовой сознательности им не прибавляет.

Так что же делать сознательным коммунистам? Ответ прост – необходимо создание коммунистической организации коммунистов. Здесь обратим особое внимание на то, что большинство коммунистов объединены в некоммунистические, псевдокоммунистические организации, называющие себя “коммунистические партии”. В отсутствие соответствующих системообразующих факторов (в первую очередь - отсутствие рабочего класса в России) задача создания коммунистической партии не ставится, поскольку она реально невыполнима. Необходимо создать некоторое зародышевое образование, способное в случае появления соответствующих условий и системообразующих факторов быстро развернуться в полноценную, вооруженную современной теорией, коммунистическую партию. Здесь не грех поучиться у природы, которая нашла неплохой способ развития зародыша в чреве у другого существа.

Можно попробовать организовать подобное зародышевое образование, например, внутри КПРФ. Эта партия наиболее сильная и способна выносить внутри себя нечто инородное. Другие "коммунистические" партии из-за своей слабости будут просто отторгать такое образование. С одной стороны внутренняя среда КПРФ наименее коммунистическая из всех партий красного спектра, а с другой - внутренняя среда у нее не такая агрессивная. В ней наиболее лояльно относятся к идеологическому разномыслию (если оно не несет организационных последствий угрожающих КПРФ и, в первую очередь, ее верхушке). Кроме того важно, чтоб эта, создаваемая, организация не была замкнута исключительно на КПРФ, а была бы открыта для деятельности в ней коммунистов из других партий и беспартийных коммунистов.

То есть для коммунистов более эффективна тактика не вируса, стремящегося преобразовать КПРФ в соответствии со своими идеологическими установками, а образование зародыша такой внутрипартийной организации коммунистов, которая использовала бы внутреннюю среду КПРФ, ее инфраструктуру, организационные и материальные ресурсы для своего становления и развития.

При этом не надо особенно церемониться, КПРФ давно и с успехом используют инфернировавшиеся в нее буржуазные группировки. И это естественно, поскольку КПРФ, по большому счету, не политическая партия, а церковное образование, в силу того, что она опирается не на какой-то социальный слой, а на консервативную массу представителей различных социальных слоев, которые ощущают психологический дискомфорт при потере социалистической стабильности. КПРФ - это то, что предоставляет психологическую компенсацию людям не способным приспособиться (порой даже не физически, а психологически) к современной российской действительности. То есть, вера в социализм и социальную справедливость выполняет для атеистически воспитанных россиян ту же компенсаторную роль, что и вера в бога. А роль церкви выполняет КПРФ. Исходя из этого КПРФ не партия, поскольку в ее электорат входят совершенно противоположные социальные слои. Это и рабочие, и работники образования, интеллигенция и мелкие буржуа, и даже представители крупной буржуазии (например, так называемые "красные" директора), и многие представители гос. управления, порой на самых высоких уровнях. Было бы наивно полагать, что капитал не использует в своих интересах эту мощную организацию, имеющую такую массовую поддержку в обществе. Собственно он давно купил верхушку КПРФ, которая, порой, сама того не подозревая, пляшет под его дудку. Здесь необходимо уяснить себе, что для нынешнего этапа развития общества такое положение вещей совершенно естественно, и все попытки изменить его силами истинных коммунистов совершенно бесполезны. Его может изменить только радикальное изменение в обществе - резкое обострение социальных противоречий, возникновение революционной ситуации. При этом важно понять, что сопротивляется сегодня каким-либо преобразованиям в КПРФ не только верхушка, приватизировавшая партию, но, в первую очередь, основная членская масса, для которой жизненно необходимо существование некоторого земного олицетворения идеи социальной справедливости, в которую они верят. Для них наместниками данной идеи на земле является КПРФ и персонально ее руководство. Это совершенно аналогично тому, как римский папа или патриарх являются наместниками господа на земле. А для верующего критическое отношение к высшим иерархам неприемлемо, поскольку они при этом могут потерять веру и остаться один на один с неустроенностью окружающей их действительности. Перефразируя Пушкина: обмануть рядового члена КПРФ не трудно, он сам обманываться рад, и больше того готов с жестокостью расправиться с любым, кто только попытается развеять этот обман. (Чем не религиозный фанатизм?) По этой причине вот уже десять лет оканчиваются крахом все попытки обновления КПРФ изнутри. Все выше изложенное о компенсационной функции КПРФ в полной мере относится и ко всем другим "коммунистическим" партиям. Конечно, существуют небольшие различия, например, в идеологической окрашенности и большей или меньшей пропитанности буржуазными элементами. Эти различия напоминают различия между различными конфессиями и церквями одной религии, к примеру, между католичеством и протестантством в христианстве.

Но все-таки надо обратить внимание на один важный момент. В КПРФ (да и в других “компартиях”) наряду с консервативной массой и пробуржуазной верхушкой существует прослойка действительно сознательных коммунистов для которых членство в партии не компенсация социально-психологической неудовлетворенности, и не средство карьерного роста в парт. и госструктурах, а сознательный политический выбор, основанный на понимании неизбежности краха власти капитала и неотвратимости построения общества, основанного на принципах социальной справедливости. Но к сожалению, кроме как в КПРФ или других партиях красного спектра сознательные коммунисты не имеют возможности реализовать себя в политической деятельности современного буржуазного общества. Организовать истинную коммунистическую партию в современной России нельзя, поскольку отсутствует основной системообразующий фактор для такой партии, а именно отсутствует социальный слой (в нашем случае - угнетенный и эксплуатируемый рабочий класс), который бы подпитывал и поддерживал в стабильном и устойчивом состоянии коммунистическую партию. И что особенно важно системообразующий социальный слой должен требовать от партии, выражающей его интересы определенного социально-политического действия, то есть, должен являться потребителем производимого партией политического продукта. И если (говоря современным рыночным языком) политическая продукция, производимая партией не находит сбыта, то она просто разваливается, интерес работать в ней у людей пропадает, поскольку основным стимулом, мотивацией в политической партии всегда является нужность, полезность, общественная значимость, общественное признание политической деятельности ее членов и организации в целом. К проблеме мотивации вплотную примыкает проблема дисциплины. Действительно соблюдать высокий уровень дисциплины, позволяющий организации совершать сложные высоко скоординированные массовые акции, невозможно без мощной мотивации участников данных действий, без наличия действенного аппарата стимулов и санкций. В противном случае мы наблюдаем то, что есть сейчас. Все действуют, кто во что горазд, каждый определяет себе задачи в меру своей испорченности и выполняет их в свое удовольствие. О какой-то ответственности речь вообще не идет.

Так вот когда в современные "коммунистические" партии попадают коммунисты готовые сознательно работать ради интересов народа, то они должны, либо становиться попами красного прихода, то есть, организовывать исполнение коммунистических обрядов, чтить и возвеличивать красных иерархов и нести их слово, выдаваемое за марксистско-ленинское учение, в страждущую успокоения массу, либо критиковать руководство, становиться раскольниками, отторгаемыми партийными низами, которым больше всего не хочется чтоб кто-нибудь смущал их душу отклонениями от "генеральной линии". Занятно наблюдать, как эти честные, преданные коммунизму, люди пытаются активизировать партийную верхушку, апеллируя при этом к партийной массе, дескать: "не бывает плохих солдат, а есть плохие генералы". И как они бывают удивлены и раздосадованы, когда всей своей массой это низовое болото наваливается на очередного активиста, и начинает его плющить, защищая милых сердцу рядового партийца недалеких партгенералов. Однако, выпавшие из партии, активисты оказываются в вакууме, организовать своей партии, по указанным выше причинам, они не могут. И приходится им либо уходить из политики, либо возвращаться и становиться служками в красном молельном доме.

Итак, предположим, внутри КПРФ будет создано некоторое оргядро. Какова должна быть его тактика? Прежде всего, не имеет особого смысла конфликтовать с руководством КПРФ. Необходимо выработать некоторую взаимоприемлемую формулу симбиоза, малоконфликтного сосуществования. При этом необходимо исходить из постулата о том, что руководство КПРФ по определению является буржуазным, и иным в современных условиях быть не может, и тратить усилия на его перевоспитание не имеет смысла. В самом деле, мы не спорим о том, хорошо это или плохо, что Земля круглая, и не тратим попусту сил на то, чтоб ее расплющить, разровнять. Мы приспособились и живем в данных нам от природы условиях. Также и КПРФ - это устойчивое природное явление, сложившееся по определенным объективным законам. И на сегодняшний момент не существует реальных возможностей как-то преобразовать КПРФ, или повлиять на закономерности ее развития. В таком случае необходимо научиться жить внутри нее, используя ее среду в своих интересах, не тратя сил на иллюзорную "революционизацию" этого монстра. Да и этот розовый монстр может вполне выиграть от такого сосуществования. Если он убедится, что внутреннее инородное тело не претендует на какие-то кардинальные изменения во внутрипартийной расстановке сил, не претендует на руководство, а напротив способно привлечь новых членов и при том из наиболее активной среды, то он должен бы (если конечно хватит на это мозгов, что сомнительно) даже помочь в организации такого образования. Ну, это конечно фантазия КПРФ и вверху и внизу будет всячески сопротивляться этой затее. Тут потребуется немалые дипломатические способности.

Здесь позволю сделать отступление и сказать о политической ошибке совершенной руководством КПРФ этим (2002 г.) летом. Такой ошибкой является исключение из рядов партии ряда ее правых членов, не согласившихся с радикальной тактикой коммунистов в Думе и сохранившими свои посты в руководстве Думы вопреки решению партии. Надо сказать, что и радикальные коммунисты состоящие в КПРФ, если исходить из предложенного здесь, заняли не совсем правильную тактическую позицию. Дело в том, что несмотря на опору КПРФ на консервативную массу, которая требует от руководства партии ортодоксальности и непримиримости к отклонениям от ген.линии, основным деятельным отрядом, активом организующим и совершающим реальные политические акции, являются как раз уклонисты как справа так и слева. Именно благодаря им КПРФ добивается неплохих результатов на выборах. В ситуации приближения общероссийских выборов обрубание как правого так и левого политического крыла может привести к сокрушительному поражению на выборах, окажется, что некому финансировать (это, в основном, правые) и некому бегать и организовывать (это - левые). Могут возразить, отсечено только правое крыло! И левые могут возликовать: партия левеет, возвращается к максистко-ленинским основам. Но не тут-то было. Чтоб сохранить равновесие руководство КПРФ, которое как огня боится именно полевения и революционизации партии, начинает обрубать левое крыло. А это, в свете развиваемого в данной статье взгляда на тактику настоящих коммунистов, не в их интересах. В современной ситуации всем сторонам: и верхушке, и левым, и правым в КПРФ, наиболее выгодно ввести в партии фракционность. Но как же так – это противоречит основам ленинского парт. строительства. Однако так подумать может только абсолютно невежественный человек, не знакомый не только с “Кратким курсом”, но и не изучавшим истории даже в школе. Тезис о “единстве партии” стал актуальным только когда коммунисты пришли к власти, то есть только после победы социализма. До 17 года об этом речи не было. В РСДРП всегда существовало несколько фракций, и при том сторонники Ленина являлись не самой многочисленной из них (хотя и назывались большевиками). Так что руководству КПРФ необходимо понять ошибочность сохранения “единства партии” в современных буржуазных условиях, поскольку этот принцип патстроительства не применялся даже Лениным до Революции в РСДРП. Другое дело, партийной верхушке значительно удобнее рулить, когда в партии нет разномыслия, и ради этого она готова идти на политические издержки. Но в таком случае это просто политическое недомыслие. А поскольку превратить КПРФ в истинно коммунистическую партию в современных условиях реальным не представляется, то многофракционность является наиболее удобным состоянием КПРФ для левых коммунистов.

Теперь о целях и задачах, которые ставит перед собой организация. Их специфика вытекает из самого определения коммунистической организации.

"…сущностное основание организации. Коммунистическая партия в буржуазном обществе – это партия уничтожения этого общества. По своей сущности коммунистическая партия принадлежит коммунистическому или социалистическому обществу. Партия нового, зарождающегося общества при предыдущем строе является принципиальной его противницей. То есть основной задачей, которой должна быть подчинена вся деятельность партии, – это смена существующего буржуазного строя социалистическим (коммунистическим). В то время как внутрисистемная буржуазная партия стремится всего лишь внести поверхностные, не затрагивающие сущности существующего строя, изменения". Это определение коммунистической партии в полной мере применимо и к непартийным коммунистическим образованьям. Однако главным свойством, делающим организацию партией, является наличие социального слоя заинтересованного в данной исторической обстановке в результатах деятельности политической организации. Как нетрудно заметить в современных условиях в России отсутствует социальный слой общественный (классовый) интерес, которого совпадал бы с планируемым результатом деятельность коммунистической политической организации - с установлением коммунистического общества. Однако такое положение характерно исключительно для краткого периода паразитического капитализма, в который мы сейчас живем. С исчерпанием внутренних ресурсов накопленных за годы советской власти произойдет дестабилизация капиталистической системы основанной на проедании накопленных богатств. В этот момент начнет лавинообразно формироваться социальный слой, заинтересованный в коммунизме. Естественно, что надо не дожидаться пока такое произойдет, а уже сейчас подготавливаться к обслуживанию этого слоя.

Поскольку сегодня нет слоя заинтересованного в сиюминутных результатах деятельности коммунистической организации, то резко сужается поле политических задач и реальных политических действий коммунистической организации. При этом их направленность лежит вне плоскости сложившейся сегодня общественно-политической системы, и даже вне временных рамок этой системы, проще говоря, эти действия сегодня никому не нужны, как не нужен противогаз, пока нет газовой атаки.

На самом деле, как говаривали классики: коммуниста можно определить одной фразой - это тот, кто борется за уничтожение частной собственности. Так вот назовите хоть один социальный слой россиян заинтересованный сейчас в этом (включая рабочий класс)? Все в той или иной мере за частную собственность. Никто, по крайней мере, не откажется от приватизированных квартир. А возможность подхалтурить, в том или другом виде, за счет чего выживает сегодня большинство социально активных граждан, существует исключительно благодаря наличию частной собственности. О широчайших возможностях легализованной спекуляции (так называемого мелкого предпринимательства) и говорить не приходится.

Вообще необходимо уточнить понятие заинтересованность, и разделить его на два. На сиюминутную, актуальную заинтересованность и перспективную. По большому счету все трудовые слои населения заинтересованы в кардинальном изменении общества на принципах социальной справедливости, однако мало кто ради перспективной идеальной цели готов лишиться мелких сиюминутных благ. Не просто ж так Маркс уповал именно на пролетариат. Ведь только пролетариату нечего было тогда терять кроме своих цепей. А вот, похоже, в начале двадцатого века у европейского пролетариата кое-что появилось (с чем было жаль расставаться). Потому-то он и не поддержал по настоящему Октябрьскую революцию, не помог ей превратиться в мировую. Российскому пролетарию же под тройным гнетом царизма, национального и мирового капитала деваться было некуда, не бежать же обратно в вымирающую деревню. А сейчас никто (даже самый пролетарий-распролетарий) не заинтересован потерять минимум имеющихся благ в надежде получить все. Уж лучше стабилизировать ситуацию и по небольшому кусочку отрывать у буржуазии на улучшение собственного благосостояния. Собственно эта позиция является доминирующей, определяющей для всего современного коммунистического движения в России.

Реально деятельность коммунистов в стране будет востребована только тогда, когда сложится революционная ситуация (которую всеми силами сейчас подготавливает буржуазия), тогда у коммунистов появятся задачи, которые смогут решить только они. Возникает вопрос, что же пока не сложится революционная ситуация сидеть сложа руки? Ни в коем случае! Необходимо усиленно готовиться. Коммунистическая организация в отсутствии революционной ситуации аналогична армии в мирное время. Никто ж не распускает армию и не заставляет ее заниматься мирными задачами. Армия постоянно занята боевой подготовкой, до автоматизма отрабатываются все действия, которые понадобятся в бою. Во время штыковой атаки некогда будет раздумывать, как лучше ударить, все действия необходимо довести до автоматизма уже в мирное время. Только тогда будет обеспечен успех в бою. Нынешние коммунисты напоминают солдат, которые занимаются сельхозработами строительством коровников и другими народнохозяйственными задачами, а их начальники распродают военную технику и обмундирование и эксплуатируют солдатиков на стройке своих роскошных дачек. Думаю, нет необходимости объяснять, что случится с такой армией, если грянет война.

Приведу здесь некоторые соображения по поводу революционной ситуации. Это необходимо сделать поскольку она вот вот сложится благодаря усилиям буржуазии, с методичностью маньяка уничтожающими сами основы существования человека в России :

Примерная структура революционной ситуации и самой революции.

1. Фаза назревания революционной ситуации: затишье перед бурей, спонтанные всплески несимметрично созревших (а порой и перезревших) отдельных факторов революционной ситуации, которые в силу общей незрелости революционной ситуации не способны перерасти в полноценную революцию. Всплески сменяются гнетущей мертвой зыбью, полным отсутствием всякого движения. Опасности этой ситуации: во-первых, ослабление данной социальной целостности (государства) могут сделать ее легкой добычей других государств, во-вторых, локальные кризисы сигнализируют правящим классам о необходимости неординарных действий для сохранения своего господства, с привлечением внешних факторов (маленькая победоносная война, фашистский режим с направленностью на внешнюю экспансию и т.д.). Кстати сегодня мы как раз в таком периоде.

2. Фаза полностью созревшей революционной ситуации - трудноуловимое состояние, определимое для каждого конкретного случая зачастую только задним числом. В одних случаях происходит прямое перетекание из локального кризисного всплеска предыдущей фазы в следующую за данной, третью фазу революционного кризиса. Однако может случиться и состояние метастабильности, неустойчивого равновесия, когда при полном созревании всех факторов революционной ситуации и даже их перезревании ни чего не происходит и достаточно малейшего толчка чтоб все завертелось.

3. Это уже пошло само тело революции. Первый ее период: революционный кризис (может название не совсем удачное), подъем волны массового гнева против существующего режима, которая уничтожает его, слом старого, самая малоуправляемая, страшная разрушительная фаза, при этом обществом ведется хаотический, бессистемный поиск вариантов дальнейшего развития, он происходит зачастую способом простого перебора, методом тыка, проб и ошибок, при этом, прежде всего опробываются самые простые и близкие массовому сознанию варианты (типа во всем виноваты инородцы, “бей жидов - спасай Россию”). Вот здесь-то как раз и скажется вся пагубность политики хвостизма, которую проводит ныне левая оппозиция, потакающая вполне естественным в нынешней ситуации националистическим настроениям в массах, пытающаяся, вместо того чтоб их критиковать и ослаблять, наоборот заработать на них дешевый авторитет и иллюзорную популярность. Этим они мостят дорогу к власти фашистам. В этот период может быть достаточно много метаний, пока общество не определится с дальнейшим направлением своего развития. Но как сказал один бывший персек комсомола, толкнутся они в одну, другую, третью дверь..., а за тридцать третьей стоят и ждут двое бородатых и один лысый и держат фигу в кармане (по всей видимости, он имел в виду Маркса, Энгельса, Ленина).

Эта фаза наиболее опасная во всем описываемом процессе. В этот период происходит наибольшее ослабление общества. Энергия масс носит самый разрушительный, деструктивный характер, что, в общем-то, необходимо для слома старого, но под горячую руку попадает и немало хорошего. Появляется инерция разрушения, которую потом достаточно трудно преодолеть (это необходимо будет сделать в пятой фазе). Общество исключительно слабо и наиболее беззащитно перед внешней экспансией. В этот период могут быть просто физически уничтожены производительные силы и те политические организаторы, которые понадобятся на новом качественном уровне развития общества. То есть, существует наибольшая вероятность контрреволюционного отката.

4. То, что обычно принято считать революцией: переход политической власти к тем силам, которые способны организовать общество на новом качественном уровне, способным разрушительную энергию масс направить в созидательное русло. Сама эта энергия начинает в этот период ослабевать. В зависимости от обстоятельств эта фаза может быть скачкообразной, а может быть и растянутой во времени. Здесь необходимо остановиться на одном методическом выводе важном для нашей сегодняшней работы. Чем раньше произойдет переход от третьей фазы (революционного кризиса) к четвертой тем лучше, меньше потерь. А это в очень большой мере зависит от наличия созревшего к моменту начала революции субъективного фактора революционной ситуации, то есть от наличия крепкой революционной партии (в нашем случае революционной организации, уже в ходе развития революции, преобразующейся в парию), именно революционной, способной грамотно и эффективно действовать в революционный период. Не бороться за места в Думе, а подготавливаться к революционным боям наша задача сегодня.

5. Фаза удержания власти и выхода из революции. Как показывает историческая практика наиболее длительный и мучительный период революции, сопровождающийся, как правило, гражданской войной и разрухой. Опасен для революционера тем, что появляется эйфория от прихода к власти и кажется, дальше само собой все пойдет, ан нет, вот как раз здесь и начинается черновая, изнурительная работа по организации нового общественного строя. В этот период, наконец, спохватываются буржуи, которые в предыдущие периоды по преимуществу тузили друг друга в надежде поймать покрупнее рыбку в мутной воде революции, рассматривая хаос в стране всего лишь, как очень своеобразные условия для обогащения. Но здесь они осознают, что власть окончательно уплыла у них из рук, и, забыв все свои конкурентные распри, совместными усилиями пытаются задушить новую власть. Для коммуниста в этот период исключительно важно четко знать какое общество он собирается строить, поскольку история в таких сложных условиях, не позволит действовать путем проб и ошибок. И это следующий практический вывод из изложенного здесь: уже сейчас необходимо прорабатывать теоретические основы и прикладные методики функционирования будущего общества. У сегодняшних коммунистов преобладает другая позиция: вот придем к власти, а там само собой решится, что надо делать.

Евгений Сахонько