ЗАЯВЛЕНИЕ
Председателя Верховного
Совета СССР

В связи с поступающими в мой адрес многочисленными обращениями трудящиеся с просьбой высказать свое отношение к проекту опубликованного три дня назад Договора о Союзе Суверенных Государств считаю необходимым отметить следующее:

как известно, проект договора был в основном поддержан Верховным Советом СССР 12 июля 1991 года. При этом Верховный Совет образовал полномочную союзную делегацию и поручил ей при разработке и согласовании проекта договора исходить из ряда положений, сформулированных высшим органом власти страны.

Прежде всего было указано на необходимость отразить в наименовании и основных принципах договора результаты всесоюзного референдума. в ходе которого абсолютное большинство граждан страны поддержало сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик. Аналогичный подход к наименованию и характеру нашего союзного государства был сформулирован и Съездом народных депутатов СССР. На заседании руководителей полномочных делегаций в Ново-Огареве эта позиция. Верховного Совета СССР была подробно аргументирована. Однако она не нашла отражения в окончательном- тексте договора. И естественно, что данный вопрос, несомненно, потребует дополнительного обсуждения Съездом народных депутатов

СССР, а возможно, и всесоюзным референдумом, связанным с принятием новой Конституции.

Верховный Совет СССР признал целесообразным предусмотреть в проекте Союзного договора наличие в СССР единого экономического пространства, единой банковской системы и закрепления за Союзом собственности, необходимой для его нормального функционирования как федеративного государства. Особо было оговорено требование установления самостоятельных налоговых поступлений в союзный бюджет. К сожалению, эти важнейшие положения не нашли достаточно четкого отражения в опубликованном тексте договора. Об этом свидетельствуют и недавние заявления Кабинета министров СССР, правления Государственного банка СССР, ряда других союзных органов. Тут, видимо, тоже требуются немалые коррективы в тексте договоров.

Исключительно серьезное внимание уделил Верховный Совет СССР прекращению так называемой “войны законов”, на деле означающей вопиющее беззаконие. В связи с этим для включения в договор была предложена норма, не допускающая приостановления Союзом ССР республиканских законов, а республиками — союзных законов, и разрешения возможных споров путем согласительных процедур или решениями Конституционного суда СССР. Несмотря на то, что это предложение было поддержано виднейшими советскими юристами, оно также не нашло должного отражения в тексте договора, подготовленного в Ново-Огареве. Нет особой нужды доказывать, насколько это опасно для формирования устойчивой правовой системы в нашей стране.

Значительно более четкого определения в договоре требует порядок его реализации в переходный период, обеспечивающий преемственность в работе органов государственной власти и управления. Без этого невозможно будет поддерживать хотя бы в минимальной степени функционирование народного хозяйства в чрезвычайно тяжелой кризисной обстановке, сложившейся в стране.

Все эти проблемы требуют, по моему мнению, дополнительного обсуждения на сессии Верховного Совета СССР, а затем, видимо, и на Съезде народных депутатов страны.

Без этого такой наиважнейший для судеб нашего государства документ как Союзный договор не сможет в полной мере выражать волю советского народа о сохранении Союза ССР — великой державы, призванной служить интересам граждан всех национальностей и оказывающей серьезнейшее воздействие на международную обстановку во всем мире.

Председатель Верховного Совета СССР
А.ЛУКЬЯНОВ.

18 августа 1991 года