Солнечный город

 

Отзывы можно присылать по электронной почте: kolesn@aha.ru

 

ВОЗВРАТ

 

 

 

 

В.Н. КОЛЕСНИКОВ

 

дУХОВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ И ЗАКОНЫ ОРГАНИЗАЦИИ
ДУШЕВНОГО МИРА

 

 Духовное измерение человека.. 2

Признаки шкалы духовного измерения  2

Теогонический психоанализ — метод психологии духовности. 2

  Закон активности в одухотворенном образе жизни.. 2

Признаки реализации закона активности. 2

Закон активности в психоанализе искусства. 2

Закон активности в теогоническом психоанализе. 2

  Закон саморазвития в одухотворенном образе жизни.. 2

Признаки реализации закона саморазвития. 2

Закон саморазвития в психоанализе искусства. 2

Закон саморазвития в теогоническом психоанализе. 2

  Закон иерархичности в одухотворенном образе жизни.. 2

Признаки реализации закона иерархичности. 2

Закон иерархичности в психоанализе искусства. 2

Закон иерархичности в теогоническом психоанализе. 2

 

 

 

 

«Слепые к Божественному, они стремится ослепить и всех остальных людей. Они не успокоятся, пока в людских душах они не погасят последние лучи Творца»

Иван Ильин [8]

Основное положение психологии духовности, заключается в том, что главной силой душевного мира человека, которая действует из глубин человеческого «бессознательного», является Сила по имени Духовность (Колесников; [11, с. 127]).

Духовность определяется как понятие, обозначающее предельно здоровое состояние душевного мира. Следовательно «бездуховность» — это самая страшная болезнь человеческой души, которую Виктор Франкл назвал ноогенным неврозом [18]. Но между этими двумя полюсами есть градация, названная «духовным измерением».

 Духовное измерение человека

«Человек измеряется не с ног до головы, а от головы до неба»

Конфуций

Психология духовности основана на представлении о «духовном измерении» (или, согласно Ивану Ильину, «духовном ранге») (Рис. 2). На верхнем полюсе «духовного измерения» представлено состояние самого высшего духовного ранга — «Абсолют», а на нижнем полюсе представлено состояние самого низшего духовного ранга — «растление»,

Для того чтобы человек двигался к идеалу духовного совершенства, его образ жизни должен соответствовать трем законам здоровой организации душевного мира: закону активности, закону саморазвития и закону иерархичности. Эти три закона выражают собой три аспекта организации душевного мира: организацию в пространстве, организацию во времени и организацию в иерархии (Колесников; [11]).

В соответствии с этими законами, по трем направлениям от оси «Абсолют» — «Растление» располагаются признаки разных духовных рангов: «Д» — признаки состояния Духовности, «БФ» — признаки биофилического характера, «­¯» — обычное состояние человека, «НХ» — признаки некрофилического характера, «НН» — признаки ноогенного невроза.

Признаки шкалы духовного измерения

«Абсолют» — это предельно высший духовный ранг. Признаков для выражения этого состояния не существует.

«Д» — это состояние Духовности. Три ключевых психологических признака служат для выражения этого состояния: «Бесконечность», «Вечность» и «Чистота». Лев Толстой говорил, что Бог — это Вечность и Бесконечность. Микаэль Айванхов создал учение о Чистоте [1].

 

 

Рис. 2. Признаки шкалы духовного измерения

«БХ» — это биофилический характер (от греч. bios — жизнь, phileo — люблю), для которого характерно наслаждение признаками жизни (Фромм; [20]). Три ключевых психологических признака служат для выражения этого состояния: «лиризм», «оптимизм» и «альтруизм». Лиризм — это способность одушевлять неодушевленное. Оптимизм — это способность верить в то, что в мире господствует доброе начало [5]. Альтруизм — это способность со-радоваться и со-переживать всем живым существам.

«­¯» — это обычное состояние человека, которое меняется вверх или вниз по шкале духовного измерения, в зависимости от обстоятельств. Например, утром у человека более одухотворенное состояние, чем вечером.  В книге «Лекции по психологии индивидуальности», в этом аспекте рассматривается восприятие времени, пространства и психологической чистоты, в зависимости от степени одухотворенности человека [11, с. 149-160].

«НХ» — это некрофилический характер (от греч. nekros — мертвый, phileo — люблю), для которого характерно наслаждение признаками смерти (Фромм; [20, с. 433]). Три ключевых признака служат для выражения этого состояния: «механицизм», «пессимизм» и «цинизм». Эти признаки являются антиподами трех вышеозначенных биофилических признаков: «лиризм», «оптимизм» и «альтруизм». Механицизм — это стремление обездушивать одушевленное. Пессимизм — это представление о том, что в мире преобладает зло, отсюда неверие в хорошее будущее (Энциклопедия; [5]). Цинизм — это стремление расчленять физически и психологически, но особенно циники любят аналитически опровергать нравственные понятия.

«НН» — это ноогенный невроз, понятие введенное В. Франклом [18]. Для ноогенного невроза, характерна стратегия обострения отношений с окружением (например, игра со смертью как в клубе самоубийц, в фильме «Приключения принца Флоризеля»). Стратегия обострения отношений с жизнью, вызвана необходимостью «бегства» от самого тяжелого состояния души — «экзистенциального вакуума» (буквально «пустота существования»). Наиболее выразительно ноогенный невроз проявляется в половых извращениях. Три ключевых психологических признака служат для выражения ноогенного невроза в сексуальном аспекте: «труположество», «скотоложество» и «грязеложество». Труположество — в психологической форме проявляется, как стремление обездвижить своего полового партнера (эпизод из х/ф «Основной инстинкт»). Скотоложество — в психологической форме проявляется, как стремление пробудить в партнере зверя — разжечь в нем страсти: ревность, ярость и т.п. (эпизоды из х/ф «Горька луна»). Грязеложество — в психологической форме проявляется, как стремление к «подъездному сексу», где физическая грязь и грязная брань способствуют половому возбуждению (эпизоды из х/ф «Девять с половиной недель»).

«Растление» — это предельно низший духовный ранг человека, который проявляется как стратегия растления людей более высокого ранга. Эта стратегия наиболее выразительно представлена в сказке Андерсена «Снежная королева». Снежной королеве не интересно физически уничтожить Кая, ей интересно растлить Кая, сделав из него себе подобное, душевно мертвое существо.

В извращенно-патологической форме стратегия растления проявляется в форме сексуального растления малолетних детей (по телевидению была передача о детской порнографии). Растление еще проявляется как духовное растление детей под воздействием ряда западных мультфильмов и компьютерных игр.

Теогонический психоанализ — метод психологии духовности

Введем новое понятие психологии духовности — «теогонический психоанализ». Теогония (греч. teos — Бог и goneia — рождение) — психологическое исследование возникновения идеи Бога (Энциклопедия; [12, с. 442]).

Теогонический психоанализ предназначен для оценки склонности человека к ненасильственному управлению собой и другими людьми. Идею этого анализа можно выразить словами: «Скажи мне, как ты представляешь управление Богом тобой, и я скажу, как ты управляешь людьми».

Теогонический психоанализ напрямую связан с оценкой «духовного ранга» человека: «Бог высокоразвитого человека ничего не скажет сердцу дикаря, а Бог дикаря не будет привлекателен в глазах первого» [16, с. 272].

Иван Ильин заметил, что представление человека о том, как Бог влияет на людей, зависит от его «духовного ранга»: «Противодуховная «религия» есть слепая одержимость, а может быть и сущий сатанизм. Исследовать сущность и строение религиозного опыта, значит вскрыть основные условия, формы и законы подлинной религиозности; но это значит также коснуться целого ряда религие-образных уклонений и соблазнов» [8, с. 53].

Итак, мы познакомились с основой психологии духовности — шкалой «духовного измерения». Перейдем теперь к знакомству с тремя законами одухотворенного образа на примерах психоанализа: признаков одухотворенного образа жизни, признаков одухотворенного и пошлого искусства, признаков развитых и архаичных форм религиозности.

 Закон активности в одухотворенном образе жизни

Закон активности постулирует приоритет «внутреннего» над «внешним» для здоровой организации душевного мира.

Признаки реализации закона активности

Лиризм — признак согласия с законом активности. Лирический образ жизни соответствует закону активности.

Лирик не скупиться в одушевлении окружающих его существ, которые для обычного человека, а тем более для механициста, кажутся неодушевленными.

Сказочник Андерсен — пример лирического отношения к миру. Он умел понимать душу предметов, даже разговаривал с ними: «…Часто мне кажется, будто каждый плетень, каждый самый маленький цветочек говорят мне: «Только взгляни на меня и тебе откроется история всей моей жизни»» [2, т. 1, с. 12].

Механицизм — признак противоречия закону активности. Если человек нарушает закон активности, то для характеристики его душевной организации подходит ключевое понятие механицизм. ­Лиризм — понятие, противоположное механицизму.

Механицизм проявляется в том, что человек стремится принизить одушевленность окружающих его существ.

Например, представьте, что по летней лужайке ходят босиком два человека: Механицист и Лирик.

Механицист ступает на землю с мыслью, что это мертвая почва, как асфальт. Лирик, соприкасаясь своей ступней с поверхностью земли, мыслит это событие как прикосновение к живому организму по имени Земля.

Несмотря на то, что внешне поведение этих двух людей одинаково. Но, по сути — это два принципиально разных события. Когда Лирик относится к Земле одушевленно, то и Земля, как живой организм, относится к Лирику одушевленно, и между Лириком и Землей происходит энергетическое общение, в результате которого Мать Земля питает Лирика силой. Об этом же говорит миф об Антее. Антей был непобедим, пока соприкасался с Матерью-землей. Но он был побежден Гераклом, когда Геракл оторвал Антея от Матери-земли.

Итак, в соответствии с законом активности, лиризм — это признак одухотворенного образа жизни, а механицизм — это болезнь человеческой души.

Закон активности в психоанализе искусства

Лирическое искусство возникает, когда организация душевного мира художника соответствует закону активности. Для лирического искусства характерно одушевлять неодушевленное.

Лирика (от греч. lyrikos — произносимый под звуки лиры) — род искусства, предметом отображения которого является содержание внутренней жизни художника, через которую проявляются общечеловеческие духовные ценности [5].

       

Рис. 3. Примеры лирического искусства

Рисунки «Страшила» (Рис. 3, слева) и «Железный Дровосек» (Рис. 3, справа) Леонида Владимирского к серии книг Александра Волкова «Волшебник изумрудного города» и др. могут служить примером лирического искусства. Основной признак лиризма в том, что, несмотря на то, что Страшила и Железный Дровосек  сделаны из неживого материала — соломы и железа, на самом деле они обладают живыми качествами души: Страшила — мудростью, Железный Дровосек — храбрым сердцем.

Иван Ильин, характеризуя настоящего художника, говорил: «Творящий художник творит изнутри. Но это не «нутро» его изменчивых настроений, а нутро созревшего и художественно рождающегося Предмета; это Он, Предмет, ищет себе художественных образов и художественных слов» (Ильин; [9, с. 281]).

Механистическое искусство возникает, когда организация души художника противоречит закону активности.

Основным признаком механистического искусства является признак вмонтирования неживого в живое. Если для лирического искусства характерно одухотворять даже неодушевленное, то для механистического искусства характерно обездушивать одушевленное.

В тесте «Несуществующее животное» механицизм проявляется как вмонтирование механических частей в тело «животного»: вместо ног нарисованы тракторные гусеницы; в голову вмонтирован пропеллер или винт; в глаз вмонтирована электролампа и т. п.» [13, с. 66].

      

Рис. 4. Примеры механистического искусства

Картина «Портрет Пикассо» сюрреалиста Сальвадора Дали (1904-1989) (Рис. 4, слева) может служить примером механистического искусства, с ключевым признаком «вмонтирования механических частей» в живую ткань. Справа (Рис. 4) изображен рисунок в стиле механицизма (в живую ткань животного вмонтирован прибор), нарисованный душевно больным.

Итак, художник-лирик, прежде всего, заботится о живительной чистоте своего «внутреннего родничка» творчества, и начинает созидать только тогда, когда достигнет предельно возможного одухотворенного состояния.

Закон активности в теогоническом психоанализе

Если человек живет в соответствии с законом активности, то он трактует влияние Бога как тихий внутренний голос совести.

Голос совести является внутренним духовным дуновением, тихо подсказывающим направление духовного развития.

Задача человека, в этом случае, заключается в том, чтобы он почувствовал это божественное дуновение, расчистил свое «духовное Око» (И. Ильин), и, в соответствии с этим божественным дуновением, выстроил свой одухотворенный образ жизни.

Если человек нарушает закон активности, то он трактует божественное управление как манипулятивное.

Бог трактуется механицистом как кукловод, манипулирующий каждым движением человека. Это означает, что в жизни человека нет случайности. Каждое мельчайшее событие, хорошее или плохое, рассматривается механицистом как подарок или наказание, исходящее непосредственно от Бога.

Смею заметить, что манипулятивную концепцию Бога очень любят преступники, насильники и бандиты. Например, после ареста одного насильника и убийцы, следователи удивились тому занятию, которым он занимался в перерывах между своими злодеяниями — он рисовал иконы. А когда его спросили, как же можно совместить рисование образов Бога с безбожными преступлениями, то он им спокойно объяснил, что когда он шел на преступление, Бог не остановил его, следовательно, он, в данном случае, своим преступлением исполнял волю Бога. Тем самым убийца снимал с себя ответственность за преступные дела и угрызений совести не испытывал.

Инфантильная религиозность — другая форма снятия личной ответственности за совершенные дела. В этом случае, инфантильный человек представляют Бога как Деда Мороза, раздающего подарки людям, если они ведут праведный образ жизни, или наказывающего людей, если их образ жизни — неправедный.

Иван Ильин манипулятивную форму религиозности называл гетерономной верой (гетерономия — определяемость какого-либо явления чуждыми ему внешними законами): «Гетерономно верующий верует по чужому указанию и определению, по чужому усмотрению, избранию, удостоверению; слепо, пассивно, покорно» (Ильин; [8, с. 70-71]).

 Закон саморазвития в одухотворенном образе жизни

Закон саморазвития постулирует приоритет «будущего» над «прошлым», для здоровой организации душевного мира.

Признаки реализации закона саморазвития

Оптимизм — признак согласия с законом саморазвития. Оптимист верит, что существуют сигнальные события в его личной жизни, подсказывающие ему направление духовного развития.

Оптимизм (от лат. optimus - наилучший), представление о том, что в мире господствует положительное начало, добро [5].

Иван Ильин знаковые события назвал «огнями жизни» [8]. Видеть «огни жизни» — значить осуществлять телеологический (греч. teleos - цель) психоанализ событий, исходя из вопроса «Для чего?»: «Надо привыкнуть к этим вопросам, так, что бы они ставились сами собой, или, еще лучше, чтобы они никогда не исчезали в душе. Зачем эта встреча состоялась в моей жизни? Для чего мне был послан этот «случай»? К чему ведет меня это событие? Что этот человек, как духовное явление, имеет «сказать» мне? Зачем послана мне эта болезнь?» (Ильин; [8, с. 260]).

Жизнь оптимиста можно представить в виде Корабля, плывущего по океану в кромешной тьме. Он, будучи капитаном Корабля, должен заботиться о своем «духовном оке», чтобы ясно видеть «огни жизни» и направлять Корабль по курсу, ведущему к Счастью. Пессимист «огней жизни» не видит и всех уверяет, что их не существует вовсе.

Пессимизм — признак противоречия закону саморазвития. Если человек нарушает закон саморазвития, то для характеристики его душевной организации подходит ключевое понятие пессимизм: «Все хорошее в прошлом, а все плохое в будущем».

Пессимизм (от лат. pessimus - наихудший), представление о том, что в мире преобладают негативное начало (хаос и зло), настроения безысходности, неверия в будущее [5].

Основное качество пессимизма — это непродуктивность как в сказке о двух лягушках: пессимистка — утонула, а оптимистка — взбила масло и выжила. Хотя Шопенгауэр полагал, что  страдание пессимиста может дать ему силу и изобретательность.

Итак, в соответствии с законом саморазвития, оптимизм — это признак одухотворенного образа жизни, а пессимизм — это болезнь человеческой души.

Закон саморазвития в психоанализе искусства

Оптимистическое искусство возникает, когда организация душевного мира художника соответствует закону саморазвития.

Для оптимистического искусства характерно воплощение одухотворенной радости и устремленности в светлое будущее.

По смыслу термин «оптимизм» подобен термину «прогресс». Прогресс (от лат. progressus — движение вперед) — направление развития, для которого характерен переход от низшего к высшему, от менее совершенного к более совершенному [5].

      

Рис. 5. Примеры оптимистического искусства

Картины «Письмо с фронта» Александра Лактионова (1910-1972) (Рис. 5, слева) и «Варька» Кирилла Лемоха (1841-1910) (Рис. 5, справа), могут служить примером оптимистического искусства. Основной признак оптимизма в том, что картины наполнены солнечным светом и этим светом светятся лица в ожидании чего-то хорошего.

Иван Ильин подчеркивал способность художника быть прорицателем: «Художник не только про-рекает; ему дана власть — населять человеческие души новыми художественными медитациями и тем обновлять их, творить в них новое бытие, новую жизнь. И эта власть — его служение и его радость» [9, с. 248].

Регрессивное искусство возникает, когда организация души художника не соответствует закону саморазвития.

Основные признаки регрессивного искусства — это нагнетание мистического страха и агрессии.

Регресс (от лат. regressus — обратное движение) — тип развития, для которого характерен переход от высшего к низшему, деградация, понижение уровня организации (Энциклопедия; [5]).

Если художник нарушает закон саморазвития, он служит эволюционно-старым «архаичным» Силам.

В тесте «Несуществующее животное» архаизм проявляется через символы агрессии: когти, зубы, клювы и символы страха: «резкая прорисовка радужки» глаза [13, с. 64].

       

Рис. 6. Примеры регрессивного искусства

Коллаж из цикла «Пасхальная неделя» сюрреалиста Макса Эрнста (1891-1976) (Рис. 6, слева) может служить примером регрессивного искусства. Ключевой признак регресса — страшно звериное выражение лица. Справа (Рис. 6) изображен рисунок в регрессивном стиле, нарисованный душевно больным [19].

Итак, истинный художник обладает способностью видеть перспективу духовной эволюции и выражать ее в художественных образах. Одухотворенная радость является ключевым признаком того, что художник служит духовным Силам.

Закон саморазвития в теогоническом психоанализе

Если человек живет в соответствии с законом саморазвития, то влияние Бога он представляет как Силу, предопределяющую истинную судьбу человека — это творческое стремление к Совершенству. В этом стремлении к Совершенству человек должен найти своей уникальный путь к здоровью и счастью.

Исходя из закона саморазвития, человек в этот мир приходит индивидуальным духовным предназначением в неявном виде направляющем его на путь духовного совершенствования. Поэтому творческие усилия он должен направить на постижение своего уникального духовного предназначения, методом «ранних детских воспоминаний», как предлагал А. Адлер.

На роду у каждого человека записано быть здоровым и счастливым. А болезни и несчастья — это следствие отклонения от одухотворенного образа жизни.

Если человек нарушает закон саморазвития, то он трактует божественное управление как фаталистическое влияние.

Фатализм (от лат. fatalis — роковой, fatum — рок, судьба) — представление о неотвратимой предопределенности событий в мире. Фаталистическая вера в неизменное божественное предопределение особенно характерна для ислама (Энциклопедия; [5]).

Фаталистическую религиозность называют квиетизм (от лат. quies — покой) — безвольная и непротивленческая покорность божественной воле: «Не стремится ни к чему, ничего не отклонять» [12, с. 208]. Эту философию можно назвать философией «плывущего бревна». Фаталистическое безволие часто возникает у человека при тяжелой болезни. Если еще «целители» ему наговорят про закон кармы, то это может окончательно отбить у больного стремление своими усилиями победить болезнь. Болезнь он начинает трактовать как неотвратимое наказание за прошлые грехи, что надо терпеть, а бороться с кармическими болезнями — это все равно, что выступать против воли Бога.

Иван Ильин фаталистические формы религиозности характеризовал так: «Прикрывать свое безволие, свою духовную лень, свой вкус к пассивности или наслажденчеству и пошлости ссылкой на свою мнимую предопределенность Богом к погибели, — есть дело кощунственное. … Человек, ни при каких условиях не имеет ни основания, ни права исключать себя и свою активность из религиозного строительства» (Ильин; [8, с. 154]).

 Закон иерархичности в одухотворенном образе жизни

Закон иерархичности постулирует приоритет «метасистемного» (надиндивидуального) над «субсистемным» (субиндивидуальным) для здоровой организации душевного мира.

Признаки реализации закона иерархичности

Альтруизм — признак согласия с законом иерархичности. Альтруистический образ жизни соответствует закону иерархичности. Альтруизм — это посильная бескорыстная забота о благе людей, стремление жить в согласии со всем миром.

Индийский мыслитель Чаттерджи (1836 - 1886) писал, что «каждая индивидуальность может быть рассматриваема в буквальном смысле как отдельный инструмент в великом мировом оркестре. Все наши движения производят реальный звук, который только ускользает от наших физических чувств, и этот индивидуальный звук должен гармонировать с мировым звуком, иначе, становясь источником диссонанса, он должен — как таковой — подлежать уничтожению» ([21, с. 100], курсив мой).

Согласно закону иерархичности, индивидуальная человеческая активность, по принципу содействия, должна быть включена в надиндивидуальную активность. Поэтому альтруист живет по принципу жертвенного служения духовным Идеалам. 

Индивидуализм — признак противоречия закону иерархичности. Если человек нарушает закон иерархичности, то для характеристики его душевной организации подходит ключевое понятие индивидуализм (злокачественный).

Индивидуализм (злокачественный) — это обобщенное проявление цинизма как нигилистического отношения к человеческой культуре и общепринятым правилам нравственности [5]. Но бывает и доброкачественный индивидуализм, когда человек не хочет жить по законам стаи, как Чайка по имени Джонатан [4].

Индивидуалист не понимает и принимает смысла жертвенного служения духовным Идеалам, через служение людям. Он подобен раковой клетке человечества, а раковая клетка людьми отторгается. Например, Ларра был отторгнут людьми за свою гордость, в рассказе Максима Горького «Старуха Изергиль».

Итак, в соответствии с законом иерархичности, альтруизм — это признак одухотворенного образа жизни, а индивидуализм — это болезнь человеческой души.

Закон иерархичности в психоанализе искусства

Гармоничное искусство возникает тогда, когда организация душевного мира художника соответствует закону иерархичности.

Гармония (греч. harmonia — стройность, соразмерность) — слияние различных компонентов объекта в единое органическое целое. Является существенной характеристикой прекрасного [5].

Для гармоничного искусства характерно построение гармоничной композиции, которая воплощает собой одухотворенную Идею. Через общение с таким искусством человек, возможно, общается с платоновским миром одухотворенных Идей.

      

Рис. 7. Примеры гармоничного искусства

Картины «Мадонна с младенцем» Леонардо да Винчи (1452-1519) (Рис. 7, слева) и «Сикстинская мадонна» Рафаэля (1483-1520) (Рис. 7, справа) могут служить примером гармоничного искусства. Основной признак гармонии — выражение одухотворенной целостности в композиции Матери и Ребенка.

Иван Ильин подчеркивал способность художника быть духовным медиумом: «Благо и счастье тому, к кому «вдохновенье слетает само» и слетает легко. Но надо учиться звать его и взлетать ему на встречу, хотя бы в «томлениях крайнего усилия» (Фет). Надо стучать, чтобы отворили. Надо чистить и подметать хижину своей души навстречу богам» (Ильин; [9, с. 282]).

Дисгармоничное искусство возникает, когда организация души художника не соответствует закону иерархичности.

Основным признаком дисгармоничного искусства является признак расчленения целого. Если художник нарушает закон иерархичности, он стремится рисовать расчлененное целое или создает из расчлененных элементов неестественный коллаж.

В тесте «Несуществующее животное» дисгармоничность проявляется через банальное соединение «готовых» элементов известных животных — «кошка с крыльями, рыба с перьями, собака с ластами и т.п.» [13, с. 66].

      

Рис. 8. Примеры дисгармоничного искусства

Картина «Изнасилование» сюрреалиста Рене Магрита (1898-1967) (Рис. 8, слева) может служить примером дисгармоничного искусства. Магрид будто «расчленил» целостный образ на элементы, поиграл ими в воображении и построил уродливую композицию. Справа (Рис. 8) изображен рисунок в подобном дисгармоничном стиле, нарисованный душевно больным.

Итак, подлинный художник проявляет свою духовную индивидуальность, создавая гармоничные композиции, через служение духовным Идеалам. Тогда как художник пошлый или больной раскручивает свое «искусство», созданием «оригинальных» и уродливых композиций, — об этом, защищая здоровое искусство, писал в книге «Вырождение» известный врач Макс Нордау [14].

Закон иерархичности в теогоническом психоанализе

Если человек живет в соответствии с законом иерархичности, то влияние Бога на человека в этом случае, ощущается им как «чувство причастия» («Бог есть радость Единения»), как интуитивное стремление к жертвенному служению, через которое осуществляется восхождение человека к Совершенству.

Исходя из закона иерархичности, необходимо преодолеть олицетворенную концепцию Бога, хотя на начальном этапе развития религиозного чувства олицетворение допустимо. В этой связи, индийский мыслитель Чаттерджи писал: «Религия повелевает нам посвятить наше сердце осязаемой Сущности, сходной с нами в своем человеческом виде. Такую Сущность, совершеннейший Идеал несовершенного человека, могут понять все, тогда как немногие в состоянии мыслить простой Закон, отвлеченный и обнаженный от покровов. Вот почему религия, предлагающая людям подражать такой Сущности, открывает путь многим, которые, иначе, долго еще оставались бы в темноте. И вы видите, что, посвящая себя искренно служению Христу, Будде или иному Учителю, верный ученик уничтожает в себе эгоизм. Он больше не работает для себя, не думает о себе. Он действует всегда из любви к своему божественному Идеалу» [21, с. 104]. 

Сердцевиной религиозности является «чувство причастности» и жертвенное служение живой предельно совершенной духовной Сущности, которую можно выразить тремя ключевыми понятиями: Бесконечность, Вечность и Чистота.

Для того бы почувствовать смысл жертвенного служения, представьте, что в человеческом организме разговаривают две клетки. Клетка-альтруист говорит клетке-индивидуалисту о том, что она включена в надиндивидуальный организм, который именуется Человек. Клетка-индивидуалист доказывает, что это глупость, что надо жить конкретными реалиями; что мы Клетки являемся венцом творения; что «жертвенное служение» какому‑то Человеку — это не что иное, как рабский инстинкт; что надо выдавить из себя раба, для обретения «подлинной» свободы.

Клетка-индивидуалист является раковой клеткой. Ей кажется, что стремление к свободе — это стремление к «счастью», но если количество клеток-индивидуалистов превысит критическую массу, то, в итоге, это разрушит целостность организма Человека, и погибнут все клетки, включая индивидуалистов.

Клетка-альтуист, которая жертвенно служит Человеку, на первый взгляд, якобы жертвует своей индивидуальной активностью, но в итоге, внося вклад в надиндивидуальное здоровье и счастье Человека, она обеспечивает тем самым и свое индивидуальное здоровье и счастье.

«Жертвенное служение» является ключевым признаком здорового образа жизни в соответствии с законом иерархичности.

Другое дело, в какой тип надиндивидуальной активности человек должен быть включен — в эволюционно-новые Метасистемы (Святости) или эволюционно-старые Метасистемы (Архетипы, в трактовке Юнга [23])? Согласно закону саморазвития, жертвенное служение должно быть направлено на служение эволюционно-новым Метасилам — Святостям [11, с. 162].

Если человек нарушает закон иерархичности, то он трактует божественное управление от имени олицетворенной Личности. Влияние Бога на человека трактуется как культ личности.

Вариантом культа личности является концепция сверхчеловека Фридриха Ницше (1844-1900), которая подразумевает «самообожествление» или преклонение перед конкретным богочеловеком. Миф о «сверхчеловеке» и индивидуалистический культ сильной личности он изложил в книге «Так говорил Заратустра».

Василий Зеньковский (1881-1962), российский философ, в качестве примера индивидуализма, приводит слова анархиста Михаила Бакунина: «Если Бог существует, утверждал Бакунин, то у человека нет свободы, он — раб; но если человек может и должен быть свободен, то значит, Бога нет» [7]. Бакунин, как и Ницше, считал религиозность признаком рабской натуры.

Сатанизм — одна из изощренных форм индивидуализма. Вот фразы из интервью сатаниста газете «Рабочая трибуна» (от 7.9.1991): «Служение Сатане — это служение своим желаниям. Нельзя, превозмогать, насиловать себя ни в чем. Наше ощущение «я хочу» — это Его повеление, Его воля. Если я хочу женщину я ею обладаю, если я хочу денег, то я должен их достать. Твои желания — это Его желания, это — Истина».

Теперь, когда мы познакомились с духовным психоанализом, построенным в соответствии с тремя законами организации душевного мира, перейдем к осмыслению пифагорейского образа жизни, также в соответствии с этими тремя законами: активности, саморазвития и иерархичности.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Айванхов О. М. Таинство Иезода. М.: Просвета, 1994.

2.  Андерсен Г.-Х. Сказки и истории. Т. 1-2, М.: Художественная литература. 1977.

3.  Андреев Д. Роза Мира. М.: Прометей, 1991.

4.  Бах Ричард. Чайка по имени Джонатан Ливингстон // Иностранная литература, 1974, №12, с. 176-195.

5.  Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия. CD-версия. WWW.KM.RU. 2002.

6.  Дети Света. М.: Сфера, 1999.

7.  Зеньковский В.В. История русской философии. 

8.  Ильин И.А. Аксиомы религиозного опыта. М.: Рарогь, 1993.

9.  Ильин И.А. Одинокий художник. М.: Искусство, 1993.

10. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Ожидаемое, научно прогнозируемое и реально переживаемое будущее: ключевая роль человека в процессах коэволюции // Этика и наука будущего / Дельфис. Ежегодник, 2002, с. 88-95. 

11. Колесников В.Н. Лекции по психологии индивидуальности. М.: Изд-во ИП РАН. 1996. 

12. Краткая философская энциклопедия. М.: Прогресс, 1994. 

13. Лучшие психологические тесты для профотбора и профориентации. Петрозаводск, Изд-во ПЕТРОКОМ, 1992.

14. Нордау М. Вырождение. Современные французы. М.: Республика. 1995. 

15. Пифагоровы законы и нравственные правила. М., 2000.

16. Свет на пути. М.: Сфера, 1999.

17. Упанишады. М.: 1967. С. 59.

18. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.

19. Фрейд: новые иллюстрации. М.: Милосердие, 1991.

20. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: Изд-во АСТ-ЛТД, 1998. 

21. Чаттерджи Г. Сокровенная религиозная философия Индии. Харьков. ИМП «Рубикон», 1991.  

22. Шюре Э. Великие посвященные. Калуга, 1914. 

23. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. М.: Прогресс, 1993.

24. Ямвлих. Жизнь Пифагора. М.: Новый акрополь, 1998.