ЗАХОРОНИТЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ
Борис Ельцин о перезахоронении тела Ленина
Начало Фотографии Документы О Ленине Речь Ленина Голосование Отзывы

Борис Ельцин намерен "освободить Красную площадь от кладбища" до 2000 года

ТЕЛО ВЛАДИМИРА ЛЕНИНА БУДЕТ ПРЕДАНО ЗЕМЛЕ до окончания президентского срока Бориса Ельцина. В этом ни на минуту не сомневаются в Кремле. Как выразился один из высокопоставленных чиновников администрации главы государства, "Борис Николаевич не собирается оставлять эту проблему в наследство своему преемнику".

Ельцин еще на заре своего президентства попытался последовать призыву вынести Ленина из Мавзолея, прозвучавшему на первом съезде народных депутатов СССР из уст Марка Захарова. Решись тогда президент на этот "акт вандализма", ему, быть может, не только удалось бы проделать все это без неприятных политических последствий, поскольку позиции коммунистов были в ту пору слишком слабы, но и получить некоторые политические дивиденды. Однако публичное обсуждение этой темы вкупе с попытками закрыть и ликвидировать музей Владимира Ленина в центре столицы привело к появлению почти круглосуточного пикета людей с красными знаменами и мегафонами у стен этого самого музея (если бы их не гоняли милиционеры, они бы разместились и возле усыпальницы). Ни капризы погоды, ни многочисленные стройки, развернутые московским правительством, ни милицейские рейды не сломили идейных борцов. И Кремль уступил.

Ныне, когда оппозиция значительно сильнее, нежели пять лет назад, захоронить вождя мирового пролетариата будет куда сложнее.

 

 

Опять импровизация

В мае на стол президенту легла докладная записка с детальным планом: как вынести тело Ленина из Мавзолея, не спровоцировав при этом общенациональный политический кризис. Залогом успеха должна была стать мощная пропагандистская кампания. Не агрессивная, как во время выборов, а мягкая, ненавязчивая, но перманентная. При этом до самого последнего момента Кремлю, по замыслу авторов документа, следовало держаться в стороне от происходящего "обсуждения", дабы не вызвать раньше времени огонь оппозиции крупного калибра. Борис Ельцин должен был выступить с конкретным ^явлением лишь на финальном этапе, когда можно было быть уверенным, что объявление о принятом по итогам обсуждения решении и его реализация пройдут более или менее спокойно.

По мнению президентских советников, с одобрением могла быть воспринята и идея одновременного захоронения тела Ленина и останков царской семьи, а провести оба мероприятия можно было бы в один день - 7 ноября в Санкт-Петербурге. "Как никак, у нас на дворе год примирения и согласия", - заметил один из кремлевских собеседников корреспондента "Итогов".

От президента требовалось лишь одобрить план, а дальше процесс закрутился бы без его участия: отлаженную во время прошлогодних выборов пропагандистскую машину надо было только запустить. "У нас бы все отлично получилось", - считают в Кремле.

Президенту план понравился настолько, что он решил приступить к его реализации незамедлительно. Начав с конца. "Ленин наша история. Но давайте ей придадим христианский характер. Он не должен быть над землей. Он должен быть в земле... Давайте где-нибудь попозже, может быть, осенью, проведем референдум по Мавзолею. Пусть народ скажет, похоронить его по-христиански или оставить... Этот вопрос нельзя решать кулуарно. Надо продумать целую программу, чтобы постепенно, цивилизованно, культурно и очень аккуратно освободить Красную площадь от кладбища" - с таким заявлением Борис Ельцин выступил 6 июня в Санкт-Петербурге.

Оставшиеся в Москве авторы документа схватились за голову.

Что делать теперь?

По данным июльского общероссийского опроса (1500 респондентов), проведенного фондом "Общественное мнение", число противников и сторонников захоронения тела Ленина примерно одинаково, с небольшим, в рамках статистической погрешности, преимуществом противников: на 2,4%. Аргументация сторон позволяет предположить, что разработанный в Кремле план имел шансы на успех, поскольку большинство противников нельзя отнести к числу ортодоксальных коммунистов-ленинцев. А смещение акцентов в сторону этических соображений могло значительно усилить позиции Кремля. Но все это было возможно до выступления президента, до его слов о возможном референдуме в сентябре.

Выступление Ельцина в Санкт-Петербурге моментально придало всей затее чисто политическую окраску. Судьба Мавзолея стала предметом политического торга. Стараниями левой оппозиции вынос тела Ленина чуть ли не сравнялся в цене с роспуском Государственной думы, секвестром бюджета, утверждением Налогового кодекса и пакета социальных законов. Стало совершенно очевидно, что в таких условиях никакое всенародное голосование невозможно. "Референдум по Мавзолею моментально превратился бы в референдум о доверии-недоверии нынешней власти. Причем в такой референдум, который нам ни за что не выиграть", - считают в Кремле.

Потому-то вопрос о голосовании, как и его содержание, президентским аппаратом был стремительно спущен на тормозах. Незаметно всенародное голосование превратилось во всероссийский опрос и обсуждение. Потом забыли и о них. "Теперь говорить о скорой реализации плана не приходится, - сокрушался высокопоставленный сотрудник администрации президента. - Новое обсуждение этой темы возможно не раньше, чем через год, когда улягутся нынешние страсти".

Однако Борис Ельцин не намерен совсем отказываться от своей задумки. А потому от него в любой момент можно ожидать импровизации на эту тему. Импровизации, которая, как это уже не раз бывало, может стать неожиданностью для его собственного окружения.

Дмитрий Пинскер

ИТОГИ №32(65) 19 августа 1997 г.



 
Домой
Начало  Eng  Rus Читать  Отзывы  Писать Web - голосование
История в фотографиях Документы О Ленине Голоса коммунистических лидеров Ссылки О нас