Статьи Фельштинского о Ленине.
"Ассенизаторы наоборот".

О статьях Фельштинского о Ленине
Начало Фотографии Документы О Ленине Речь Ленина Голосование Отзывы

“В журнале “Вопросы истории” № 1 за 1993 год и самое главное, № 9 за 1998 год, опубликовав две статьи обер-клеветники Юрия Фельштинского, от которых у меня волосы буквально встали дыбом. Если статья в № 1 построена на слухах, просто лжёт (что якобы Сталин подсыпал Ленину яд) то вторая, в № 9 - просто УЖАС!!! Там всё - клевета!!! Якобы большевики подослали убийцу и к Савве Морозову, и к его племяннику Николаю Шмиту и т.д. На мой взгляд, общество "Ленин и Отечество" прямо-таки ОБЯЗАНО выступить с подробным опровержением всей лжи г-на Фельштинского. За такую клевету надо бы и в суд подавать. Почему Ольге Дмитриевне Ульяновой и не сделать это?! Ведь Фельштинский сравнивает Ленина с “крестным отцом” мафии, а большевиков - с “мафиозной группой” и т.д. и т.п. Это - тот случай, когда надо стукнуть подлого клеветника по рукам и по его подлому языку (а заодно и редактора, который печатает такое).
Из письма И.Е.КИРИЧЕВСКОЙ (г.Запорожье, Украина)


Сплетни и наветы как средство “исторического исследования”

Известен афоризм историка М.Н.Покровского: “История - это политика, опрокинутая в прошлое”. Выражение далеко не однозначное, но обычно его толкуют как попытку оправдать искажения истории в угоду той или иной политической линии. Грех, конечно, большой, но все-таки историки, совершающие подобный грех, выглядят ангелами по сравнению с теми типами, именующими себя “историками”, которые специализируются на сплошной фальсификации и “опрокидывают в историю” зловонные нечистоты, пытаясь запачкать и величайшие ее события, и великих, ярких, наиболее прогрессивных ее деятелей. Подобных ‘’ассенизаторов наоборот” немало. Однако и среди них в последнее время начало выделяться имя некоего Фельштинского, которого приютил на своих страницах вполне респектабельный, академический журнал “Вопросы истории”. Его статьи последних двух лет показательны для авторов и сочинений подобного рода, и потому они заслуживают внимания и разбора. Тем более, что предметом нападок является В.И.Ленин, В статьях Фельштинского вызывают вопросы уже обозначения их автора. Если он “доктор исторических наук” и “профессор”, то почему его работы буквально изобилуют нелепостями, противоречиями и бездоказательной ложью? Если он живет и работает в США /см.№ 9-98/, то ТВ из-за чего умеющие считать деньги американцы тратят доллары на такого “историографа”, у которого ложь и клевета столь очевидны, тогда как в Америке есть свои опытные кадры Фальсификаторов? Если же он живет в Москве /см.№ 1-99/, то какой страны он подданный, - ведь нашу отечественную историю он не уважает, даже люто ненавидит и поливает грязью с очевидным энтузиазмом? И почему он именует себя по-русски - “Юрием Георгиевичем”?


Всюду деньги, деньги, деньги...
/статья первая/

Статья Фельштинского в №9 за 1998 год названа броско - видимо, в расчете на тех читателей, кому нет дела до истины и поиска ее, которые ищут в исторических сочинениях компромат на известных людей и криминально-детективное чтиво, хотя бы и далекое от истины. “Как добывались деньги для революции”. Автор пытается по мере своих сил удовлетворить такую потребность, однако с самого начала из-под этого покрова выглядывает главная его цель - лить грязь: во-1-х, всемерно дискредитировать В.И.Ленина, во-2-х, оболгать созданную им партию, в-3-х, очернить величайшую в истории социальную революцию, совершенную народными массами по замыслам Ленина и под руководством ленинской партии. Эта “сверхзадача” определяет в сочинениях Фельштинского все - и подбор “аргументов”, и дикую “логику”, и визгливую манеру изложения. До предела низок интеллектуальный и нравственные уровень писаний, хотя, по правде говоря, упоминать об интеллекте и нравственности здесь просто неуместно. Словно спущенный с поводка цепной пес, дрожа от злобы и нетерпения, Фельштинский уже с первых строк вцепляется в Ленина: мол, “одним из специальных его свойств следует назвать жажду раскола”. И с первых же строк виден истинный уровень “историка”. В доказательства своего утверждения он ссылается на ленинские слова (в передаче А.В.Луначарского): “Представьте себе, полководец ведет борьбу с врагом, а в лагере у него враг. Прежде, чем идти на фронт, на борьбу с врагом, нужно, чтобы в самом лагере было чисто, чтобы не было врагов”. Пересказ не по-ленински коряв, но смысл этих слов верен: только круглый дурак будет спорить с этим и доказывать, что внутренних врагов следует беречь и разводить.
Однако Фельштинский, убежденный в том, что его прочтут и воспримут именно так, как он хочет /то есть рассчитывает на олухов/, ставит в вину Ленину то, что он боролся с внутренними врагами партии и стремился их победить: “С этого года, - пишет “историк”, имея в виду II съезд РСДРП, - Ленин неудачно пытался “взять под свой полный контроль центральный орган партии газету “Искра”, ЦК партии и, главное, партийную кассу”. Какой ужас! И зачем Ильич воевал с врагами большевиков? По Фельштинскому, следовало все отдать меньшевикам добровольно, а врагов возлюбить пуще своих друзей и себя самого. Такова “логика” извращенца”; иное он считает проявлением стремления к “абсолютному руководству” другими.
Фельштинский сознательно клевещет на Ленина, представляя его в виде какого-то ельциноида с маниакальном стремлением к неограниченной и бесконтрольной власти и к неограниченным же деньгам. Этот нелепый вымысел служит единственным “основанием” для того, чтобы представить созданную Лениным партию “криминальной структурой”. В качестве авторитета по этому вопросу Фельштинский привлекает уже изобличенного, но пока еще не приговоренного /и даже не преданного суду/ предателя О.Калугина, который утверждал, что “партия и была огромной мафией”. Воистину два сапога пара. Один пишет лживые гадости, а другой добавляет: “Создателем этой структуры был Ленин”. Кто из двух более омерзителен?
Ну, а что же с главной темой статьи - о деньгах для революции?
В статье рассматриваются три сюжета о деньгах фабриканта Саввы Морозова и его племянника Шмита, о добыче средств путем экспроприации /”эксов”, то есть налетов на банки и почтовые кареты/, наконец, о “германских деньгах”. Как у всякого профессионального лжеца, “убедительность” у Фельштинского достигается путем нагромождения подробностей, чтобы читатель не заметил: нет ни логики, ни надлежащих доказательств, а происходит сеанс внушения. А ведь выглядит солидно: перечисляются имена, факты, цифры... Автор думает, что читатель, одурманенный цифрами, поверит ему на слово: 190 тысяч, 280 тысяч, 178 тысяч и т.д. Но помешался на суммах, похоже, прежде всего сам сочинитель - подобно пиратскому попугаю: “Пиастры! Пиастры! Пиастры!” Перечтите внимательно все три “денежных сюжета” - и всюду один способ доказательства - слухи и сплетни: этот говорил, другой писал, третий свидетельствовал... И все - на уровне сплетен и домыслов. Долго мусолится “свидетельство” внучатой племянницы С.Морозова о том, как большевик Красин убил капиталиста Морозова /в записи самого Фельштинского 1990 года/ - убил тайно, но... оставил якобы записку: “Долг платежом. Красин”! На каких дебилов рассчитан сей анекдот? Автор ж неспособен понять, что одно противоречит другому: тайное убийство и наглая записка самого “убийцы”.
Да что Красин, - по Фельштинскому, “еще более замечательным ловцом купеческих и банковских бабочек, летевших на большевистский огонь, был М.Горький...”! Помешательство Фельштинского на деньгах столь велико, что он объявляет стремление к контролю над деньгами партии стимулом к написанию В.И.Лениным книги “Материализм и эмпириокритицизм”! Она, мол, “идеологически разрыв закрепила” - с Красиным и Богдановым, разрыв из-за денег, конечно... Вот таков интеллектуальный уровень “историка”. Наворачивая один клеветнический домысел на другой, Фельштинский усиленно обращает внимание читателей на то, что в своей деятельности Ленин общался с темными личностями. Приводятся такие имена /автор всех берет за одну скобку/: Парвус, Моор, Радек, Малиновский, Ганецкий. Автору словно и невдомек, что в жизни порядочные люди нередко сталкиваются с подлецами. Был же у Христа апостолом Иуда. Но рациональный анализ, основательные доводы Фельштинскому чужды, и он вываливает читателю свою клевету в форме заклинаний: “только лишенный какой-либо, в том числе социалистической, морали Ленин мог взять себе в подручные /слово “подручные” здесь очевидная ложь.- В.М./ столько скомпрометированных, но до поры до времени выгодных работников”. Мы же не называем Фельштинского “подручным” главного редактора журнала “Вопросы истории” А.А.Искандерова. Если последний общается с Фельштинским и даже печатает его статьи, это все-таки не свидетельствует об отрицательных качествах Искандерова, который не всмотрелся в смысл темы денег в писаниях “историка”: Фельштинский отрабатывает ту долларовую подачку, которую имел в Соединенных Штатах, а может, и более свежую. У нас лишь одна претензия к А..А. Искандерову: солидным изданиям и их редакторам в числе критериев подбора рукописей к публикации не мешало бы иметь обычную человеческую чистоплотность и брезгливость.

Владимир Марков,
секретарь ЦК партии “Союз коммунистов”.


Наемные убийца истины и морали

/статья вторая/

Сюжет данной статьи Фельштинского, при всей склонности автора к детективному изложению, все-таки очень незамысловат. Текст без логики, с нагромождением подробностей, уводящих читателя от сути вопросов, движется одним замыслом, одним старанием автора - любой ценой внушить, вдолбить читателю, будто бы, во-первых, в течение нескольких лет Сталин противостоял Ленину, и, во-вторых, Сталин... умертвил Ленина. Вот такие “открытия” совершают современные “историки”, последователи А.Яковлева и Д.Волкогонова, да еще постажировавшиеся на предмет подобных “открытий” в США.
Сюжет не нов: авторство и в том, и в другом случае принадлежит Троцкому. Сюжет не забытый. В прошлом году довелось мне побывать на одном троцкистском сборище, где выступавшие в один голос утверждали /кроме, разумеется, меня/, что троцкизм - это и есть истинный ленинизм, что настоящие большевики - это троцкисты, а Сталин, оказывается, - предатель дела Ленина, скрытый антибольшевик, возглавивший “термидор”, контрреволюционный переворот в Советском Союзе. Как видим, сюжет Фельштинского принадлежит к числу “бродячих”, - значит, клеветники на Ленина и Сталина поистощились с идеями.
Что же Фельштинский предлагает нового? Поневоле вспоминается: новое - это хорошо забытое старое, Фельштинский угощает читателей академического журнала давно протухшими сплетнями и слухами из нечистых источников, делая при этом вид исследователя, оперирующего чуть ли не бесспорно установленными фактами, и уверенно подающего заранее заготовленные “выводы”, которые и рядом с истиной не лежали.
Читатели, наверное, помнят приемчики, которыми пользовался “историк” Фельштинский в статье о “деньгах партии”. Высыпать ворох имен, фактов /слухов, преподносимых как факты/, сослаться на возможно большее число источников /обходя вопрос об их достоверности/, подавить внимание читателя этим калейдоскопом шулерских фокусов и внушить в качестве “итогового вывода” заранее сконструированную ложь! Ничем не отличается методология и данной статьи.
В качестве самого авторитетного источника Фельштинский избирает белоэмигрантскую газету “Руль”, в “информациях” которой ярко проявились надежды врагов Советской власти на раздоры в руководстве партии и государства в связи с болезнью Ленина. Составляемые “Рулем” комбинации Фельштинский берет как бесспорные факты, характеризующие положение в советском руководстве. И не всякий читатель заметит эту подмену. Чтобы придать убедительность версиям “Руля”, Фельштинский вообще обходит вопрос о достоверности публикаций, а просто забивает голову читателя обширными ссылками на разные номера газеты, даже целиком перепечатывает частное письмо Л.П.Серебрякова, неизвестно как попавшее в “Руль”. Обходит же Фельштинский вопрос о достоверности логично: он боится, что иначе у читателя пробудятся сомнения. И получается, что вопрос о “преемниках” Ленина решался редакцией “Руля”, самые достоверные сведения - оттуда! На самом же деле единственная и ценная информация в “Руле” - сообщение о том, что “Троцкий не входит в эту тройку. По-видимому, это объясняется крайней непопулярностью Троцкого среди коммунистической партии” /с.39/.
Точь-в-точь такой же отвлекающий шулерский прием употребляет Фельштинский, навязывая читателю мнение о том, будто бы с 1921 года /!/ Сталин был “врагом Ленина”. Сама датировка этого придуманного “противостояния” противоречива: с одно стороны, Фельштинский связывает это с тем, что “вскоре после смерти Свердлова /?! - он умер в марте 1919 года. - В.М./, в декабре 1920 г., Ленин заболевает” /с.37/. С другой стороны, Фельштинский связывает начало мнимого противостояния “с введением нэпа - второго, после Брестского мира, оппортунистического шага Ленина” /там же/, намекая на то, что революционер Сталин такого оппортунизма вынести не мог /хотя при первом “оппортунистическом шаге” именно Сталин стоял плечом к плечу с Лениным против “добродетельных” Троцкого, Бухарина и иже с ними. Здесь все – ложь, начиная с “вскоре после смерти Свердлова” и кончая странным употреблением слова “оппортунистический”.
Естественно, ни одного высказывания Сталина против Ленина Фельштинский привести не в состоянии, как не в силах назвать и ни одного подобного действия, Ленин к политический разногласиям был очень чуток и своего отношения к ним не прятал. Известно, что на пост Генерального секретаря ЦК Сталин был избран по предложению Ленина; в апреле 1922 года такое против воли Ленина и даже при сомнении Ленина было бы просто невозможно.
В заключительном слове по политическому отчету ЦК РКП/б/ 28 марта 1922 г. Ленин, отвечая на претензию к Сталину, возглавлявшему два наркомата /по-нынешнему - министерства/, так мотивировал сложившееся положение: “Да и как можно делать иначе? Что мы можем сейчас сделать, чтобы было обеспечено существующее положение в Наркомнаце, чтобы разбираться со всеми туркестанскими, кавказскими и прочими вопросами? Ведь это все политические вопросы! А разрешать эти вопросы необходимо, это - вопросы, которые сотни лет занимали европейские государства, которые в ничтожной доле решены в демократических республиках. Мы их разрешает, и нам нужно, чтобы у нас был человек, к которому любой из представителей наций мог бы пойти и подробно рассказать, в чем дело. Где его разыскать? Я думаю, и Преображенский не мог бы подобрать другой кандидатуры, кроме товарища Сталина.
То же относительно Рабкрина. Дело гигантское. Но для того, чтобы уметь обращаться с проверкой, нужно, чтобы во главе стоял человек с авторитетом, иначе мы погрязнем, потонем в мелких интригах” /полн.собр.соч., т.45, с.122/.
Не получается у Фельштинского изобразить “вражду” между Лениным и Сталиным. Поэтому приходится оснащать текст статьи ничем не подтверждаемыми, а потому дурацкими декларациями: “Ленин начинал бой. Но и Сталин не бездействовал” /с.49/; Сталин “предпринимает против Ленина какие-то действия, о которых мы не знаем” /с.50/, -действительно, откуда знать, если их не было?
То же с отравлением Ленина. Ссылки на мнение /!/ меньшевика-эмигранта Николаевского, на “свидетельства” /все - из третьих рук/ люто ненавидевших Сталина Л.Шатуновской и некоей Е.Лермоло, отсидевшей по делу об убийстве С.Г.Кирова и бежавшей на Запад с гитлеровцами, - это только видимость обоснования. Подобной “туфтой” автор просто пытается прикрыть истинного автора этой и других версий - Троцкого, который и был источником подобных “свидетельств”. О том, что Ленин обращался к Сталину за ядом, известно из нескольких мемуаров, а вот “отравление” Ленина Сталиным - это собственный “мемуар” Троцкого, гения по части интриг, сплетен и клеветы.
Об общем научном уровне писание Фельштинского хорошо сказал в статье “Непрошеный советчик” видный советский историк А.Зевелев / “Содружество - НГ”, № 2, 1999 г./, - правда, в академических традициях, то есть очень мягко, - напомнив, что “несостоятельная концепция основывается на выдуманных или сфальсифицированных фактах”.
Таков, например, “факт”, на котором возводится еще одна версия насчет “злодейства” Сталина, якобы намеренно доводившего Ленина до очередных приступов болезни. Обыгрывая обострение отношение между Сталиным и Крупской, Фельштинский настаивает на том, что Крупская будто бы сообщила об этом не 5 марта, когда Ленин написал /продиктовал/ резкую записку Сталину, а 23 декабря, после чего, мол, и произошло решающее ухудшение состояния здоровья Ленина. Ну, знаток! Ухудшение отмечалось 16 декабря, а следующее - в ночь с 22 на 23 декабря, то есть … до придуманного Фельштинским “факта”. Следовательно, не было и не могло быть никакой “реакции” Ленина на упомянутое столкновение; напротив, после 23 декабря идет процесс диктовки, и диктовки нет и намека на такую “реакцию”. Можно ли назвать подобную манеру анализа фактов иначе, чем циничной расправой над ними? Ясно, что такой “историк” абсолютно чужд и науке вообще, и истории, в частности, и лениноведению, в особенности. А может быть он чужд прошлому Отечества в целом, нашему, Отечеству вообще? Свою, мягко говоря ангажированность, Фельштинский обнаружил давно. В 1991 году он был редактором-составителем книги Н.В.Валентинова “Наследники Ленина”, пропитанной злобой,- к большевистской партии и ее руководству, насквозь троцкистское. Автора сборника редактор-составитель характеризует как “революционера-меньшевика, историка и философа”, а книгу хвалит за “высокую информативность, живой стиль, неординарность подачи материала”, рекламирует как “интересную для самого разного читателя”. Зачем Фельштинскому истина, если движут им антисоветские, антикоммунистические установки, если есть троцкизм?
Ничего нового в “методологию” борьбы против Сталина и Ленина Фельштинский не вносит. Если бы мы судили об интеллектуальном уровне журнала “Вопросы истории”, о культуре работы с источниками только по этим статьям, выводы были бы самые печальные. Ведь эти страницы № 9 – 98 и № 1 – 99 - сплошная грязь.


Владимир Марков,
Секретарь ЦК партии “Союз коммунистов”.

ЛЕНИН И ОТЕЧЕСТВО  №40-41 1999 г., 42-43 2000г.

В.И. Старцев ЕЩЕ О “ТАЙНЕ СМЕРТИ ЛЕНИНА”.


 

Домой
Начало  Eng  Rus Читать  Отзывы  Писать Web - голосование
История в фотографиях Документы О Ленине Голоса коммунистических лидеров Ссылки О нас