Историческое значение идей В.И.Ленина
“О борьбе с агентурой карательных органов самодержавия”.
Федоров С.Г. (Москва)

   
Начало Фотографии Документы О Ленине Речь Ленина Голосование Отзывы


Методологическое значений ленинского идейно-теоретического наследия неисчерпаемо. Все новые и новые поколения людей обращались, обращаются и будут вновь обращаться к нему в поиске ответов на вопросы прошлого или современности.

Однако ленинские идеи, по сути дела, концепция борьбы с тайной политической полицией России, ее агентурой и подрывной деятельностью против революционной социал-демократии, имевшие важное значение не только для становления и развития пролетарской партии, но и, на наш взгляд, для деятельности органов ВЧК, не стали еще предметом специального рассмотрения.

Самое надежное в общественных науках, - отмечал В.И.Ленин, - "...самое важное, чтобы подойти к этому вопросу с точки зрения научной, это - не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь". (Здесь и далее в скобках указываются тома и страницы по 5 изданию Полного собрания сочинений В.И.Ленина. т.39, с.67.).

В этой связи в настоящей статье мы подойдем к анализу ленинских идей в двух аспектах: конкретно-историческом, раскрывающем диалектику разработки В.И.Лениным этого важного вопроса партийного строительства, творческую лабораторию его аналитико-синтетического метода, и практико-преобразовательном, характеризующем их реализацию в деятельности большевистской партии и органов ВЧК.

Как обоснованно отмечается многими авторами, основные принципы деятельности советских органов госбезопасности уходят корнями к годам образования пролетарской партии. Руководители чекистских органов Ф.Э.Дзержинский и В.Р.Менжинский неоднократно указывали на решающее значение опыта подпольной революционной деятельности большевистской партии для чекистов.

В этой связи изучение опыта подпольной деятельности партии большевиков представляет значительный познавательный и исторический интерес.

Еще в 1897 году, вступая на путь политической борьбы, В.И.Ленин прозорливо предупреждал единомышленников, что "правительство опутало уже заранее сетью своих агентов не только настоящие, но и возможные, вероятные очаги антиправительственных элементов. Правительство... изобретает новые приемы (борьбы с революционерами - И.Н.), ставит новых провокаторов", и делает вывод: "Нужны люди, следящие за шпионами и провокаторами" (т.2, с.468, 469).

Основанный В.И.Лениным "Союз борьбы за освобождение рабочего класса" сам привлек пристальное внимание охранки, стал объектом агентурной разработки, а его руководство, в том числе и В.И.Ленин, было выдано провокатором.

В написанном в предварительном заключении в декабре 1896 г., видимо, по результатам проведенного тут же "расследования", "Сообщении от имени "стариков" членам петербургского "Союза борьбы за освобождение рабочего класса" В.И.Ленин дает описание деятельности и тактики полицейского агента Михайлова (т.2, с.117-118, 643). В написанной для "Рабочей газеты" (ставшей центральным органом партии после ее первого съезда) и неопубликованной в 1899 г. по вине бундовцев, статье В.И.Ленин отмечал необходимость сосредоточить все силы на борьбе с правительством, в том числе и на травле шпионов (т.4, с. 191, а также с. 260-261). Следует отметить, что и позднее В.И.Ленин неоднократно давал описания - анализы действия провокаторов (т.20, с. 382-383; то воспитания пролетариата, изучения деятельности его политических противников и организации борьбы с ними.

В подготовленной в ссылке в конце 1897 г. и опубликованной в 1898 г. брошюре "Задачи русских социал-демократов" В.И.Ленин, говоря об организации и технической стороне деятельности партии, подчеркивал "нужны люди, следящие за шпионами и провокаторами", партии нужны агенты (ленинский термин для характеристики профессионального революционера, например, плеяды сотрудников редакции "Искры", также называемых им агентами), “имеющие контакты в среде интеллигенции, чиновничества, с администрацией, в том числе и полицией" (т.2, с. 469; т.6, с.130).

Эти, бесспорно соответствующие исторической истине, выводы были сделаны В.И.Лениным на основе изучения опыта революционного движения в России и Европе.

Следует особо подчеркнуть, что уже народовольцам, конспиративное искусство которых В.И.Ленин оценивал очень высоко (т.4., с. 190,194; т.6, с.135; т.7, с. 458), так же, как и социал-демократам, были известны основные методы деятельности царской охранки - агентурное проникновение в среду революционеров и ведение за ними наблюдения (слежки) в целях выявления организационных связей.

В "Правилах поведения революционных социал-демократов", имевших хождение накануне I съезда РСДРП, содержались специальные разделы "Корпус жандармов и организация шпионов" и "Поведение на свободе", призванные знакомить с провокационными методами жандармско-полицейских органов, правилами конспирации и обеспечения личной безопасности.

В написанных в 1902 г. программных работах "Что делать?" и "Письмо к товарищу о наших организационных задачах" Ленин выдвинул в качестве одной из задач партии борьбу с политической полицией и ее агентурой, подчеркивая "... мы должны стремиться создать организацию, способную обезвреживать (здесь и далее выделено у автора - И.Н.), шпионов раскрытием и преследованием их" (т.7, с.17), "борьба с политической полицией требует особых качеств, требует революционеров по профессии" (т.6, с.109-110). Узкий, по сравнению с рабочим и стачечным движением, круг которых должен организовать ее "по всем правилам искусства" (т.6, с. 111).

Раскрывая в работе "Что делать?" широким массам тактику правительства по ликвидации (аресту) членов революционных кружков с оставлением на свободе, для "разводки", некоторых революционеров, В.И.Ленин отмечал, что "...правительство вскоре приспособилось к новым условиям борьбы, и сумело поставить на надлежащие места свои, вооруженные всеми усовершенствованиями, отряды провокаторов, шпионов и жандармов" (т.6, с. 102), чему партия должна про тивопоставить четкую организацию, конспирацию и борьбу с провокаторством.

В.И.Ленин, таким образом, с первых лет начала своей революционной деятельности, давал важные теоретические посылки по организации борьбы революционеров с охранкой и ее агентурой, основанные на анализе тактики деятельности классового противника революционной социал-демократии.

Опираясь на опыт революционного движения, живое творчество масс, идеолог и организатор партии нового типа искал наиболее эффективные формы борьбы с полицейской провокацией, учил пролетариат бдительности.

В декабре 1902 - январе 1903 г. в число наиболее "интересных (и нужных)" для обсуждения на II съезде РСДРП были включены вопросы "Слежение за шпионами? Борьба со шпионами и провокаторами? Формы ее, бывшие и желательные?" (т.7, с. 80), о зубатовских обществах (т.7, с. 75,80).

В документах съезда эти вопросы по соображениям конспирации не освещались (В.И.Ленин предупреждал - письменные ответы на некоторые вопросы по соображениям конспирации могут быть и не даны, ибо это было бы разглашением партийных тайн, "но ответы на эти вопросы все же непременно должны быть продуманы, подготовлены..." (Т.7. - С.73), но их обсуждение можут упоминаться в мемуарах, в том числе и неопубликованных, его участников.

Обращая внимание на видоизменение тактики деятельности по лиции в связи с появлением "полицейского социализма", В.И.Ленин требовал выявления "зубатовцев", слежения за ними (т.7, с. 75,83; т.9, с. 263; т.46, с. 250,401). Уже в январе 1903 г. В "Искре" N 37 он подчеркивал важность "... следить за каждым шагом зубатовщины, регулярнее собирать, шире распространять и обстоятельнее разъяснять..." (т.7, с. 83) ее сущность, рекомендовал осторожное, выжидательное отношение к заподозренным в провокации лицам (т.9, с .211; т.46, с. 401).

В практической плоскости вопрос борьбы с осведомительно-провокаторской деятельностью охранки включал выявление ее агентуры, установление предательства, меры пресечения и предупреждения ее преступной деятельности.

В своих работах В.И.Ленин излагал не только практические советы, реализованные в деятельности социал-демократов, принятые впоследствие на вооружение первыми пролетарскими органами борьбы с конрреволюцией - ВЧК и местными чрезвычайными комиссиями, но и методологию подхода к их решению.

По поводу возникших в 1901 году подозрений в отношении Румы (провокатор в Московском рабочем союзе, завербованный в 1895 г. начальником Московского охранного отделения С.В.Зубатовым), В.И.Ленин в письме к Г.Д.Лейтейзену подчеркивал общественное значение расследования подозрения в сотрудничестве с охранкой, необходимость разъяснения этого вопроса до конца, равно как и необходимость проводить в подобных случаях "дознание и следствие" (выражения В.И.Ленина - И.Н.) отмечая, что всестороннее разъяснение приемов деятельности провокаторов "обязательно в интересах движения" (т.46, с. 154,156), требовал обязательной проверки даже маловероятных слухов (т.22, с. 208-209; т.46, с. 142-143, 153-157; т.46, с.293).

Отстаивая принцип централизма в деятельности партии, обязательное информирование местными организациями ЦК по всем вопросам их деятельности, В.И.Ленин подчеркивал, что оно важно еще и для того, чтобы "учить и учиться", в том числе и борьбе с агентурой охранки, учиться на опыте других групп, "предупреждать появление провокаторов и сомнительных лиц" (т.7, с. 20).

В письме к Г.Д.Лейтейзену в октябре 1902 г. по поводу формулировки приговора провокатору М.И.Гуревичу (т.46, с. 229-231), В.И.Ленин подчеркивает, что "такое преступление, как тайная служба в политической полиции, вообще говоря, за исключением совершенно единичных случаев, не может быть доказано совершенно определенными уликами и столь конкретными фактами, которые мог бы проверить всякий сторонний человек" (т.46, с. 229-231).

В этой связи В.И.Ленин требовал (и эти положения вошли позднее в советскую уголовно-правовую доктрину) тщательного рассмотрения "всех данных о личности" подозреваемого в сотрудничестве с охранкой, его нравственных качеств, искренности и полноты показаний проверяющей комиссии, допускал, как это было отмечено выше, возможность доказывания по косвенным признакам (т.46, с. 230-231).

Так, основанием для партийного расследования в отношении секретаря редакции "Правды" Черномазова послужили те факты, что во-первых, "он в своих статьях компрометирует наше направление", во-вторых, "является подозрительным в смысле политической честности" (т.31, с. 80. См.также т. 48, с. 241; т. 54, с. 274).

Сказанное, однако, не означает, что преобладало "обвинительное", "изобличительное" направление расследования конкретных фактов. Анализируя деятельность Гапона в январе 1905 г., В.И.Ленин отмечал, что он, возможно является полицейским агентом, в то же время, учитывая другие обстоятельства его деятельности и личности, допускал, что он мог быть и лишь "бессознательным орудием в руках охранки" (т. 9, с. 211).

Ленин предлагал использовать в борьбе с деятельностью агентуры охранки гласность , отмечая в 13 номере "Искры" в декабре 1901 г., царские "опричники бесчинствуют тайно, а мы сделаем их бесчинства публичными и гласными" (т. 5, с. 370).

Касаясь дела Гуревича, В.И.Ленин высказывался за издание приговоров провокаторам отдельным листком (приговор Гуревичу был опубликован в "Искре", 1902, N 6, в журнале "Жизнь", а также выпущен отдельным изданием), - наряду с опубликованием их в партийной печати, - по возможности с фотокарточкой, приметами, характеризующими данными. Публикацию в "Искре" относительно Гуревича В.И.Ленин рекомендовал снабдить редакционным предисловием о "необходимости систематической борьбы с провокаторами и шпионами, об образовании дружин для изобличения их, слежения за ними, травли их, и тому подобное" (т. 46, с. 231).

В качестве наказания разоблаченных агентов охранки рекомендовалось изгнание из партии, бойкот, преследование как изменника и шпиона (т. 46, с. 230-231). Гораздо выше, чем физическую ликвидацию шпиона, В.И.Ленин ценил возможность предотвращения продолжения его преступной деятельности, поскольку охранка нередко переводила провалившегося агента в другой город или направляла его в эмиграцию. "Мы должны внушить рабочим, - писал он в 1902 г., - что убийство шпионов и провокаторов и предателей может быть, конечно, иногда безусловной необходимостью, но что крайне нежелательно и ошибочно было бы возводить это в систему...", и далее "перебить шпионов нельзя, а создать организацию, выслеживающую их и воспитывающую (здесь и далее выделено у автора - И.Н.) рабочую массу, можно и должно" (т. 7, с. 17).

Мысль о необходимости профессиональной борьбы с провокаторами В.И.Ленин развивал и в последующие годы.

Говоря о ленинской концепции борьбы с агентурой царской охранки, нельзя не коснуться и такого вопроса, как обеспечение объективности расследования партийными комиссиями возникавших подозрений (т. 46, с. 154, 230-231), предоставление возможности подпавшим под подозрение лицам доказывать свою невиновность и защищать свою честь (т. 47, с. 234).

В частности, говоря о Гапоне и анализируя его деятельность в январские дни 1905 г., В.И.Ленин отмечал, что есть факты, свидетельствующие в его пользу (т.9, с.211), и, несколько позже, добавлял, что об искренности или неискренности, правдивости объяснений подозреваемых не может с уверенностью сказать никто, кроме только близко знавших их лично, "т.е. кроме ничтожной горстки людей. Это могли решить только развертывающиеся исторические события, только факты, факты и факты" (т.9, с. 218). И последние, как в деле Гапона, так и в делах других провокаторов, решали их исход.

Необходимо также отметить, что голословные слухи о провокаторстве, огульные обвинения сурово осуждались партией (т.22, с. 268; т. 25, с. 393-395; т.46, с.153).

Принципиальный характер расследований, гарантии объективности, и, в частности, отделения функций дознания от вынесения партийного приговора, позволяли опровергать необоснованные обвинения.

Так, например, были опровергнуты обвинения ликвидаторов в адрес ряда большевиков*. Помимо этого, следует подчеркнуть, существовала возможность и специальная процедура обжалования принятых решений (т. 46, с. 153, 154; т. 47, с. 189, 234).

Оценка исторического и методологического значения ленинских идей о борьбе с агентурой охранки, изложенных в печатных работах и записках соратникам по партии, неотделима от анализа их реализации в деятельности партийных организаций, также связанной с его именем.

Об этом наглядно свидетельствует широкая осведомленность В.И.Ленина о выявленной агентуре охранки и об обстоятельствах расследования этих дел (всего в произведениях В.И.Ленина упоминаются фамилии не менее 8 провокаторов, причем Н.К.Крупская в воспоминаниях называет еще 7 разоблаченных агентов охранки).

Приступая к изданию "Искры", В.И.Ленин не только предпринял необходимые меры для введения в заблуждение охранки, но и стремился пропагандировать в революционной массе необходимость конспирации и борьбы с агентурой карательных органов самодержавия.

Ознакомившись в 1900 г. с брошюрой В.Бахарева (Махновца) "Как держать себя на допросах", в которой рассматривались также вопросы организации розыска царизмом политических противников и источники осведомленности охранки о деятельности революционеров, В.И.Ленин рекомендовал шире распространять ее, так же, как перевести на русский язык и издать аналогичную брошюру польских социал-демократов. Аналогичная мысль содержалась в редакционном комментарии в 33 номере "Искры".

Особое направлениие деятельности редакции "Искры", подчеркивает Ю.С.Уральский, и ее российских организаций составлял сбор и публикация сведений о действиях карательных органов самодержавия, в том числе и их агентуры, розыскных директив охранных от делений. Определенный интерес в этом плане представляет также изучение материалов переписки редакции "Искры" с ее корреспондентами в России.

История борьбы большевистской партии с агентурой и подрывной деятельностью царской охранки, имеет, как справедливо отмечал один из исследователей этой проблемы Б.К.Эренфельд, "не только историческое, но и политическое значение", в отдельные тактические приемы ее широко освещались в историко-партийной литературе.

Установленный, исходя из ленинской концепции, "...твердый порядок извещения центра о всех обнаруженных или подозреваемых провокаторах", влекший за собой перестройку деятельности местных партийных организаций, во многом способствовал предупреждению проникновения провокаторов к партийным тайнам.

ЦК партии не только учил революционные массы борьбе с правокацией через партийную печать, но и предпринимал меры по рассле дованию конкретных фактов, рассматривал эти вопросы на своих пле нумах и заседаниях. Так, по решению августовского 1908 г. Пленума ЦК РСДРП была создана особая следственная комиссия для расследования причин ареста в Европе "разменщиков" ассигнаций (в том числе и С.А.Тер-Петросяна-Камо), полученных в результате экспроприации Тифлисского казначейства.

Вопрос о пресечении происков агентуры охранки рассматривался и на VI Всероссийской (Пражской) конференции РСДРП в начале 1912 г. После конференции ЦК партии поручил Ленину "...сформировать новую "провокационную комиссию" из 3-х лиц..." на рассмотрение которой было передано заявление в отношении одного из членов ЦК бундистов.

В 1914 г. В.И.Ленин вместе с Г.Е.Зиновьевым и Я.С.Ганецким занимался расследованием подозрений в отношении Р.В.Малиновского (т.32, с. 511-512; т. 25, с.159-162).

Важную роль в разоблачении агентуры охранки (по опубликованным данным, в 1901-1917 гг. было разоблачено более 70 провокаторов) сыграли такие деятели партии, профессиональные революционеры, как Ф.Э.Дзержинский, Н.А.Семашко, Д.И.Курский, И.А.Пятницкий, Н.Т.Полетов, А.Е.Бадаев, Г.И.Петровский, М.С.Ольминский, К.Е.Самойлова, Л.М.Тышка, Е.Ф.Резмирович, С.А.Тер-Петросян (Камо), З.Я.Литвин-Седой, М.Н.Федоров, В.Я.Фидлеровский.

В марте 1917 г. в журнале "Вестник жизни" была опубликована статья М.С. Ольминского о наиболее типичных приемах деятельности разоблаченных провокаторов, написанная на основе глубокого анализа изобличавших их материалов.

В процессе партийного расследвания образовывавшимися местными комитетами "следственные комиссии" - отдельные из них действовали легально, большинство же - конспиративно, - допрашивали свидетелей, изучали обстоятельства возникновения подозрений, другие данные в отношении подозреваемых лиц, проводили очные ставки. В процессе конспиративной проверки подозреваемых, параллельно с отстранением их от партийной работы под благовидным предлогом, проводились проверочные комбинации - передавались ложные сведения, адреса, явки, "конспиративные квартиры", письма, побуждавшие агента и полицию к активным действиям с целью их обнаружения, фиксации, в отдельных случаях за ними устанавливалось наружное наблюдение.

Подозрение перерастало в обвинение, если в результате всесторонней проверки показаний и улик удавалось доказать факт предательства, особенно контакта с охранниками на конспиративных квартирах.

Наиболее часто подозрения падали на лиц, допускавших нарушения партийной дисциплины, проявлявших чрезмерное любопытство, пытавшихся толкнуть товарищей на провокационные действия, имевших необъяснимые материальные средства (последнее обстоятельство указывалось охранкой в качестве демаскирующего агентуру признака, особенно для агентов, действовавших за границей, в эмигрантской среде).

Иногда расследование проводилось в течение месяцев, а в отдельных случаях даже до двух лет (дело Ю.Серовой). Выводы следственной комиссии передавались на рассмотрение партийному комитету или назначаемому им партийному суду. Лица, изобличенные в связях с охранкой, объявлялись провокаторами. Имена разоблаченных агентов с описанием примет и их деятельности публиковались в партийной прессе "Искре" и "Пролетарии" (в связи с чем они являются важным источником для изучения опыта борьбы партии с агентурой охранки), также как и имена лиц, реабилитированных партией в виду открывшихся обстоятельств.

Лица, подозрения в отношении которых не были решены до конца (Черномазов), отстранялись от партийной работы.

Представляется необходимым остановиться также на следующем важном вопросе. А.П.Кознов, полемизируя с Б.К.Эренфельдом, отмечает, что отсутствуют факты, свидетельствующие о проникновении большевиков в органы политической полиции, в то же время подчеркивает, что на контакты членов партии с сотрудником полиции требовалось специальное разрешение ЦК РСДРП, т.е. санкция, что уже само по себе указывает на обсуждение этого вопроса и наличие прецендентов его решения.

При всей щекотливости и деликатности этого вопроса его трактовка указанным автором представляется не совсем убедительной, верной и обоснованной.

Так, еще в 1902 г. в брошюре "Задачи русской социал-демократии" В.И.Ленин подчеркивал, что партии нужны агенты (т.е. профессиональные революционеры) для выполнения различных функций, в том числе и соприкасающиеся с администрацией (полицией) (т.2, с.469), а, критикуя "кустарничество" в организации партийной ра боты, писал, что "мелкие" в отдельности и неоценимые в сумме "информационные услуги" партии могут оказывать служащие и чиновники "не только по фабричной, но и по почтовой, железнодорожной, таможенной, дворянской, поповской и всякой (выделено у автора И.Н.), другой части вплоть даже до полицейской и придворной" (Т.26. - С.130).

В.И.Ленин считал недопустимым для боевой организации революционеров "всегда и безусловно" втягивать таких преданных ее делу сочувствующих" в самую сердцевину "нелегальщины", а, напротив, считал необходимым беречь, пестовать их, специально подготавливать их для таких функций, "памятуя, что многие студенты могли бы больше пользы принести партии в качестве "пособников" чиновников, чем в качестве "краткосрочных" революционеров" (Т.26. - С.130).

Как представляется, в этих словах В.И.Ленина заключено ценное методологическое указание об организации осведомительной работы пролетарской партии, имеющее важное интернациональное значение и не утратившее своей актуальности и до сегодняшних дней.

Появление в руках большевиков некоторых секретных циркуляров департамента полиции (N 1514 от 1 марта, N 144 от 1 апреля, N 3083 от 26 апреля и N 6200 от 1 октября 1902 г.) также свидетельствуют о наличии контактов в секретной полиции.

Как вспомнил В.Д.Бонч-Бруевич, революционеры даже добыли и переслали В.И.Ленину "Основы полицейской службы", изданные по распоряжению Петербургского градоначальника.

В июне-июле 1901 г. искровец С.И.Радченко предупреждал В.И.Ленина о информации, полученной неким Дантистом непосредственно от директора Департамента полиции С.Э.Зволянского.

Публикации на страницах "Искры" розыскных списков и других документов, анализ которых указывал на то, что информация исходила непосредственно из Департамента полиции, также свидетельствуют о наличии у партии информаторов и в этой среде.

В.И.Ленин, помимо этого, в одной из записок в октябре 1904 г. по поводу появления зубатовской организации в Петербурге подчеркивал "Сообщение это от сведующего человека" (Т.46. - С.402).

Н.К.Крупская в письме в Петербургский комитет РСДРП в начале 1909 г. предупреждала, что в окружении партийного центра имеется женщина - провокатор, проживающая по конкретному адресу (это была агент полиции Ю.Серова).

В.Г.Алехин, ссылаясь на опубликованные мемуары старых большевиков Н.Михайлова и О.Пятницкого, утверждает, что большевики все же приобретали агентуру в полиции, через которую и добывались важные сведения.

По-видимому, контакты революционерами поддерживались преимущественно с мелкими полицейскими чиновниками, писарями, околоточными надзирателями, лицами, имеющими связи с более крупными полицейскими чинами. Таковым был, например, Н.В.Клеточников, несколько лет работавший в III отделении. Иногда местные организации стремились даже к проникновению в агентурную** сеть охранки, однако ЦК партии выступал против этого по этическим соображениям.

Авторы другой упоминавшейся работы подчеркивают, что иногда большевики проникали даже в полицейские органы. "Однако ЦК РСДРП специально не ставил задачи внедрения членов партии в агентурную сеть охранки, потому что в случаях провала внедренных полиция зверски расправлялась с ними".

Оценивая историческое и методологическое значение ленинских идей о борьбе с агентурой царской охранки, представляется возможным сделать некоторые выводы, поскольку составной частью фундамента деятельности ВЧК являлся богатейший опыт, накопленный партией большевиков в борьбе со спецслужбами царизма.

На протяжении ряда лет (1896-1903 гг.) В.И.Ленин не только теоретически разрабатывал вопрос о борьбе с политической полицией самодержавия как составной части политической борьбы пролетарской партии (Т.7. - С.20), но и принимал самое непосредственное участие, выступал организатором конкретных партийных мероприятий по борьбе с ней.

Ленинские идеи нашли свое воплощение не только в записках к соратникам по партии, но и в ряде работ, адресованных широким революционным массам, в решениях ЦК РСДРП и деятельности партийных организаций. В.И.Ленин не только заложил основы обеспечения безопасности партии от агентурного проникновения противника, но и создал концепцию борьбы с карательными органами самодержавия.

Эта сторона многогранной деятельности вождя революции не нашла еще, по нашему мнению, достаточного отражения в историко-партийной и специальной литературе, хотя представляет несомненный интерес, в том числе и для более глубокого понимания ленинской концепции борьбы с контрреволюцией.

В обобщенном виде эту концепцию можно изложить следующим образом.

Выделив в качестве одной из задач партии борьбу с тайной политической полицией и ее агентурой, В.И.Ленин неоднократно подчеркивал необходимость постоянного слежения и изучения тактики деятельности политического противника в целях выработки соответствующей стратегии и тактики борьбы с ним.

При этом отмечалась важность обмена информацией между центром и местными органами о выявленных фактах подрывной деятельности охранки.

Первую часть этой задачи - выявление подрывной деятельности охранки - должны были решать специальные группы революционеров, профессионально подготовленных "по всем правилам искусства", действующие под руководством и ответственные перед местными партийными организациями.

В.И.Ленин считал не только допустимым, но и необходимым использование негласных помощников партии для проникновения в тайные замыслы классового противника (Т.2. - С.469, Т.6. - С.150, Т.26. - С.130), подчеркивая впоследствии, в предоктябрьские дни, "...мы будем подавлять сопротивление имущих всеми теми средствами, которыми они подавляли пролетариат, другие средства не изобретены" (Т.35. - С.136).

Это положение сыграло исключительно важную роль в дальнейшем при обсуждении вопроса о методах и средствах деятельности чрезвычайных комиссий.

В основу борьбы с агентурой охранки были положены принципы обоснованность обвинения (достаточности основания подозрений, исследования всех обстоятельств дела и всех доказательств, обоснованности выводов, гарантий прав обвиняемых, включая сюда и право обжалования принятых решений), отделения "следствия", проводимого специально назначенными комиссиями, от судопроизводства, т.е. вынесения приговора партийными комитетами, гласности приговоров.

Как представляется, эти ленинские положения, вошедшие, как известно, в определенный период и в советскую уголовно-правовую доктрину, сыграли важную роль в становлении и организации деятельности первых пролетарских органов борьбы с контрреволюцией.

Было бы ошибочным ожидать и утверждать, что ленинская концепция целиком и текстуально вошла в законодательные акты СНК и нормативные акты ВЧК.

Ее влияние, однако, ощутимо в некоторых из них.

Уже известный декрет СНК от 7(20) декабря 1920 г. Определил задачи ВЧК следующим образом:

1. Преследовать и ликвидировать все контрреволюционные попытки и действия по всей территории России, со стороны кого бы они не исходили.

2. Предание суду Революционного трибунала всех саботажников и контрреволюционеров и выработка мер борьбы с ними.

3. Комиссия ведет только предварительное расследование, поскольку это нужно для пресечения.

Здесь четко проводится мысль о необходимости специального органа выявления и пресечения контрреволюционной деятельности, ведения только предварительного следствия по делам и рассмотрения существа обвинений революционными судами в обычном порядке.

Принятая Первой Всероссийской конференцией чрезвычайных комиссий 13 июля 1918 г. Инструкция следователям ЧК предписывала приступать к допросам после ознакомления со всеми материалами, представляемыми секретной (оперативно-розыскной) частью, возбуждать дознание при наличии к тому "достаточного повода", собирать как можно больше сведений о подозреваемых лицах, степени виновности каждого из них, чтобы излагать факты, а не разлагольствования.

В соответствии с Инструкцией чрезвычайными комиссиями на местах от 1 декабря 1919 г., заключения следователей по оконченным производством делам должны были передаваться на рассмотрение общего собрания членов комиссии для вынесения окончательного решения.

В этих документах, прежде всего, обращает на себя внимание стремление обеспечить объективность следствия и гарантии защиты прав обвиняемых. Как известно, все это отрицается нынешними критиками Советской власти, хотя и имеются отдельные свидетели.

Безусловно, выдвинутая гипотеза о методологическом значении ленинских идей о борьбе с агентурой царской охранки для организации деятельности чрезвычайных комиссий требует дальнейшего подтверждения и фактологического обоснования, учитывая, что она имеет важное значение для понимания ленинского видения организации работы органов борьбы с контрреволюцией, а также для разоблачения разного рода инсинуаций в адрес этого "карающего меча революции".

Следует также подчеркнуть, что партия направила на работу в органы ВЧК коммунистов, профессиональных революционеров, имевших опыт борьбы с царской охранкой, которым была известна рассматриваемая ленинская концепция.

Опыт борьбы с охранкой имели чекисты И.К.Ксенофонтов, Д.Г.Евсеев, И.А.Полукаров, В.В.Фомин, привлекавшиеся также к преподаванию на первых курсах ВЧК, созданных в 1918 г.

Вопрос о методах деятельности ВЧК обсуждался, как известно, на I и последующих Всероссийских конференциях чрезвычайных комиссий. С докладом по этому вопросу на первой из них выступал член Коллегии ВЧК Д.Г.Евсеев.

Будучи заведующим краткосрочных курсов ВЧК, Д.Г.Евсеев выступал перед слушателями с лекциями об организации внутренней разведки.

Помимо этого, ленинская концепция, как методологическая основа организации деятельности органов ВЧК, нашла свое воплощение в руководстве В.И.Лениным борьбой с контрреволюцией в качестве Председателя Совета Народных комиссаров, что уже, однако, выходит за рамки нашего рассмотрения.

Названные обстоятельства также свидетельствуют, на наш взгляд, о возможном влиянии ленинских идей, на становление чекистских органов, хотя эти положения также требуют дальнейшего исследования и фактического подтверждения.

В заключение представляется необходимым отметить следующее важное обстоятельство.

Имевшие место в 30-е и последующие годы нарушения социалистической законности были связаны в значительной степени с введением особого порядка рассмотрения дел по обвинениям в контрреволюционных преступлениях - от введения внесудебной репрессии, упрощенной процедуры судопроизводства, сокращения сроков следствия, преувеличения доказательной силы показаний подозреваемых в ущерб иным доказательствам, до отказа от гарантий прав обвиняемого и возможности обжалования вынесенного приговора, в ряде случаев ликвидации гласности в процессе судоговорения.

Анализ ленинских идей о борьбе с агентурной деятельностью классового противника, приобретает, в этой связи, непроходящее историческое, методологическое и мировоззренческое значение.

Настоящая статья представляет собой только первую попытку проведения такого анализа, выдвижение и обоснование гипотезы исследования, требующей глубокой и всесторонней проверки и фактологического обоснования.

 

Используемая литература:

1. Шинджикашвили Д.И. Сыскная полиция царской России в период империализма. - Омск, изд. - Высшей школы милиции. - 1973;

2. Уральский Ю.С. Пароль: "От Петрова". Из истории постановки конспирации в деятельности "Искры", М., Мысль, 1988, сс.10-28.

3. Ансимов Н.Н. Борьба большевиков против политической тайной полиции самодержавия. 1903-1917 г.г., Свердловск, изд. Уральского университета, 1989.

4. См.: КПСС в резолюциях и решениях съездов и пленумов ЦК. - М., 1970,

5. Переписка В.И.Ленина и редакции газеты "Искра" с социал-демократическими организациями в России. 1900-1903 гг. , т. I-3. М., Наука. 1969.

6. Эренфельд Б.К. Из истории борьбы большевистской партии с подрывной деятельностью царской тайной полиции. “Вопросы истории КПСС”,1979, N 12.

7. Эренфельд Б.К. “Тяжелый фронт. Из истории борьбы большевиков с царской тайной полицией”. М., Политиздат, 1983;

8. Кознов А.П. “Борьба большевиков с подрывной агентурой царизма в период реакции (1907-1910 гг.)” “Вопросы истории КПСС”, 1986, N 12.,

9. Бонч-Бруевич В.Д. Нелегальная поездка в Россию. М.- Л., Госполитиздат, 1930.

10. Ленин Владимир Ильич. Биографическая хроника.


 

Домой
Начало  Eng  Rus Читать  Отзывы  Писать Web - голосование
История в фотографиях Документы О Ленине Голоса коммунистических лидеров Ссылки О нас