ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ МГК ВЛКСМ № 7 март 1995 г

Г.Завалько: "Рыцари патриотизма"

Советской власти, как известно, у нас нет с 1936 года, когда выборы по производственным округам были заменены выборами по территориальным (принцип парламентаризма). Тем не менее "последний оплот Советской власти", с его крестными ходами, казачьими лампасами и стилизованными свастиками баркашовцев - незабвенный Белый Дом - еще и сейчас стоит перед глазами каждого, кто хоть раз побывал в 1993 году у его стен. Год спустя после путча - 93 "защитники Советской власти", вернувшись на улицы Москвы из политического небытия, грозили президенту, много шумели и, кажется, награждали друг друга орденами. Кто же они, эти люди, и чьи интересы защищали они, спутав их с Советской властью?

Сначала - цитата. "... Демократ, представляя мелкую буржуазию, т.е. переходный класс, в котором взаимно притупляются интересы двух классов, - воображает поэтому, что он вообще стоит выше классового антагонизма. Демократы допускают, что против них стоит привилегированный класс, но вместе со всеми остальными слоями нации они составляют народ. Они стоят за народное право; они представляют народные интересы. Поэтому им нет надобности слишком строго взвешивать свои собственные средства. Им стоит только дать сигнал - и народ, со всеми своими неисчерпаемыми средствами, бросится на угнетателей..." (К Маркс. "18 брюмера Луи Бонапарта").

Перечитайте слова Маркса, заменив "демократ" на "патриот", - и вы в России 1992-94 годов; газетный треск и митинговый треп, заклинания о "народном патриотизме", "народной революции" и "антинародном режиме". Как и марксовы "демократы", наши "патриоты" ни за что на свете не признали бы существования классов и классовых интересов - тогда им пришлось бы назвать тот класс, который говорит их устами: мелкая буржуазия.

Именно мелкобуржуазная стихия старой России оказалась миной замедленного действия, пустившей на дно корабль Октябрьской революции. Именно мелкобуржуазная стихия России нынешней не дает пуститься в плаванье кораблю революции будущего.

Но, помешав пролетариату в достижении его целей, мелкая буржуазия не сможет реализовать и свой общественный идеал: установить равенство мелких собственников и создать общество "без противоречий", каким его видят мелкобуржуазные идеологи. Идеалы мелкой буржуазии принципиально утопичны, она как класс не может смотреть на исторический процесс реально. А реальность заключается в том, что рано или поздно мелкие собственники будут сметены беспощадным катком монополий. Наступление крупного капитала на мелкий в современной России было отмечено треском сносимых "шопчиков" и митингами незадачливых последователей Лени Голубкова. Это только начало - крупной буржуазии еще предстоит сыграть свою роль по уничтожению мелких конкурентов. Рыцари патриотизма, погибавшие в прошлом году за власть Неверовых и Стерпиговых, ничего этого не понимали. Не понимает и нынешняя оппозиция. Неудивительно, "если оказывается, что их интересы не заинтересовывают, что их сила есть бессилие, то виноваты тут вредные демагоги, раскалывающие единый народ на различные враждебные лагеря, либо армия слишком озверела..., либо непредусмотренная случайность привела на этот раз к неудаче. Во всяком случае демократ выходит из позорного поражения... с убеждением, что он должен победить, что не он сам и его партия должны оставить старую точку зрения, а, напротив, обстоятельства должны дорасти до него". (снова-"18 брюмера...").

И что мы видим сегодня? Прежнее "Мы победим!" плюс анафема народу, "оболваненному тель-авидением" и ну никак не желающему поддержать родную оппозицию. Прежняя паранойя, прежние "красно-коричневые" химеры национального социализма, в основе которых - все то же крестьянское желание пожить без господ и инородцев, та же сентиментальная грусть о строгом, но справедливом Хозяине во френче из грубого солдатского сукна, а в будущем - такие же поражения, как в 93-м. Г-н Ельцин может бояться подобной оппозиции, буржуазия же как класс вправе ею гордиться.

Pro et Contra