"Pro et Contra" № 23 март 1997 г.

Елена Путивцева: Миражи в пустыне “левого” мировоззрения: “В России - революционная ситуация!”

В 1994 году в России согласно официальным данным бастовало 155 тыс. человек, в 1995 уже 489, а в прошлом году - 664 тысячи. Много это или мало? Если вспомнить, что численность так называемого активного (т.е. способного работать) населения нашей страны составляет в настоящий момент 72,2 млн. человек, то получается, что таким образом выражало свой протест менее 1% трудящихся. Даже с поправкой на “погрешность” официальной статистики ясно, что забастовочное движение не носит пока массового характера.

Обратим внимание и на то, как распределяется число забастовок и забастовщиков по отраслям. На сферу образования приходилось в 1995 году 96,6 % всех бастовавших предприятий и 65,44 % работников, а в 1996 году - 89,35 % и 37,8 % соответственно. В прошлом году чуть больше половины бастовавших приходилось на промышленность (55,12 %), причем на первое место вышли шахтеры (44,88 %). Однако уже в начале года текущего учителя вновь оказались впереди. Январская забастовка работников образования оказалась не только наиболее массовой, но и самой организованной. По данным МВД бастовало 134 тыс. человек в 68 регионах России. Забастовками было охвачено более 15 тыс. учебных заведений. Таким образом, основная масса промышленных рабочих пока никак в забастовках не участвует.

При этом абсолютно не охвачены забастовками отрасли, более других пострадавшие от кризиса. Так, наибольший спад наблюдается в легкой промышленности и промышленности строительных материалов: в 1996 году показатель промышленного производства составил всего 72 % и 75 % по отношению к 1995 году. Однако на предприятиях этих отраслей забастовок практически не было. Напротив, бастуют, казалось бы, относительно благополучные добывающие отрасли, которых спад производства коснулся в меньшей степени (средний показатель по топливно-энергетическому комплексу 97,5 %). В целом по различным отраслям промышленности этот показатель составляет 95 %.

О чем говорит такое положение? Очевидно, спад производства ведет за собой закрытие предприятий и массовые увольнения. Об этом косвенно свидетельствуют данные о стремительном росте безработицы и сокращении вакансий на предприятиях. По некоторым данным, без работы сегодня осталось 9 % активного населения. Количество регионов, где проблема безработицы не стоит, стремительно снижается: с 40 в октябре до 22 в декабре прошлого года. По данным Госкомстата Российской Федерации в первом полугодии 1996 года во всех регионах страны снизилось число рабочих мест, за исключением трех территорий, в которых прием на работу превысил увольнение (Белгородская область, Алтай и Корякский автономный округ). Это, по всей видимости, приводит к тому, что значительная часть населения переходит в разряд лиц, живущих случайными заработками, или пытается открыть собственное “дело”: торговцы на рынках, челноки и т.п.

В добывающих отраслях рабочие руки по-прежнему требуются, растет интенсивность труда, приходится работать на устаревшем оборудовании, повышается степень эксплуатации. Забастовки вызваны главным образом задержками зарплаты. Именно здесь идет процесс пролетаризации, в этих отраслях зарождаются очаги организованного сопротивления.

Да и весь опыт развития рабочего движения говорит о том, что пики классовой борьбы пролетариата приходятся на периоды подъема, а не спада производства.

Какие выводы следуют из всего сказанного выше? Первый и самый очевидный состоит в том, что Россия пока далека от революционной или даже предреволюционной ситуации. Это вовсе не исключает возможности социального взрыва. В условиях роста обнищания и всеобщего недовольства вполне вероятен стихийный взрыв, голодный бунт. Однако главным действующим лицом здесь будет не пролетарий, а люмпен и мелкий лавочник. Именно он кричит сегодня об ограблении народа и мечтает о сильной руке для России. К чему приводят подобные выступления, нас учит история Германии и Италии.

Коммунистическая революция связана с успехами организованного сопротивления пролетариата, которое в нашей стране пока еще очень слабо и мало связано с коммунистическим движением. Очевидно, что нам предстоит долгая и нелегкая черновая работа, прежде чем в России сложится революционная ситуация.

 

"Pro et Contra"