По приглашению Испанского профсоюза студентов в Испании в конце 1997 года побывала Елена Путивцева, первый секретарь МГК ВЛКСМ. Сегодня Лена рассказывает о своей поездке.

 

Елена ПУТИВЦЕВА:

 

Как дела, Испания?

 

 

Испания относится к числу благополучных стран нашей планеты. Она не знает эпидемий и массового голода, относительно невелико число бездомных, относительно стабильна ее политическая система. Однако есть и проблемы. В каждой из т.н. развитых стран они свои. Для Испании это, прежде всего, безработица. По этому показателю испанцы опередили в Европе всех. Как признал недавно министр труда, уровень безработицы достигает в настоящий момент 20,3 % от всего экономически активного населения страны. Для сравнения у нас, опять же по официальным данным, это 9-15 %. В некоторых регионах Испании показатель заметно выше, особенно среди молодежи. Кое-где безработным оказывается каждый второй. Наряду с Францией Испания прочно занимает первое место в Европе и по числу забастовок за год. Требования бастующих носят в основном экономический характер, но отличаются от наших. Чаще всего волнения бывают вызваны очередным известием о сокращении рабочих мест или приватизации предприятий. В конце прошлого года по стране прокатилась волна протестов против запланированного правительством массового повышения цен на лекарства. Сегодня в центре внимания требование о сокращении продолжительности рабочей недели до 35 часов, причем с сохранением нынешних размеров заработной платы. Реже испанский пролетариат идет на жесты отчаяния, вроде наших шахтерских голодовок. Чаще протесты носят активный и наступательный характер. Иногда борьба принимает жесткие формы, так было несколько лет назад в шахтерском районе – Астурии, где дело дошло до вооруженных столкновений с полицией. В прошлом году уличные бои повторились. Были раненые, один шахтер погиб. Можно сказать, что испанский пролетариат сегодня организован лучше, чем российский. Два крупнейших профсоюза страны известны своей боевой историей и представляют собой заметную политическую силу, хотя их руководства подобно нашим ФНПР склонно идти на уступки и часто предпочитает худой мир с хозяином доброй ссоре. Азбуку забастовочной борьбы, которую наши рабочие только начинают осваивать, здесь уже усвоили, поэтому действуют, как правило, согласованнее, чаще и больше проявляют солидарность с братьями по классу. Это, однако, не означает, что любая акция приводит к успеху. После падения фашистской диктатуры Франко и легализации политических партий в середине семидесятых к власти пришли социалисты и в течение четырнадцати лет бессменно управляли страной. Правда, последние выборы они проиграли своим соперникам справа, но теперь, подобно нашим коммунистам, представляют собой ведущую оппозиционную силу в парламенте. Есть, конечно, в Испании и коммунистические партии, и их, пожалуй, не меньше, чем у нас в России. На общем фоне выделяются две: Коммунистическая партия Испании и компартия народов Испании. Первая, так же, как и наша КПРФ, представлена в парламенте, правда, значительно меньшим числом депутатов. Как и положено парламентским коммунистам, она склонна проявлять умеренность во взглядах, некоторые ее представители прямо заявляют, что капитализм в общем-то неплох, хотя реформы, конечно, необходимы. Она является частью политического блока оппозиционных партий, подобно КПРФ. Правда, в Испании блок этот называется все же Объединенная левая и состоит из социалистических, левых молодежных и так называемых зеленых групп и организаций, не включает в себя, в отличие от НПСР, представителей испанской католической церкви, офицерских союзов, кастильских националистов. В КПИ существует так называемый критический сектор, что-то вроде созданной в свое время в рамках КПРФ ленинской позиции. Компартия народов Испании известна своими более радикальными позициями, но по численности и степени влияния она заметно уступает своим соперникам из Объединенной левой оппозиции. На этом фоне Испанский профсоюз студентов выделяется, во-первых, степенью влияния в студенческой среде, во-вторых, своей позицией и политикой руководства. Созданный через десять лет после падения фашистской диктатуры в разгар студенческих волнений 1986-87 годов, сегодня он превратился в крупнейшую организацию учащихся страны. Имеет отделения во всех ведущих университетских центрах. За годы своего существования профсоюз не раз выводил на улицы городов тысячи студентов. Были на его счету и заметные успехи. При этом Профсоюз никогда не был связан с какой-либо из партий, не получал денег ни от них, ни из госказны. Тем не менее, имеет освобожденных работников во всех регионах, где созданы его отделения, владеет небольшой типографией, ежемесячно выпускает газету и вообще занимается широкой издательской деятельностью. Причем не пытается выглядеть аполитичной культурно-развлекательной тусовкой, а, напротив, стоит на позициях, которым могут позавидовать многие из так называемых коммунистов. Секрет такого успеха прост и в то же время необычайно сложен. Для того, чтобы понять его, нужно видеть, как идет черновая будничная работа и с чего обычно начинаются профсоюзные секции. Не секрет, что борьба, как правило, начинается с сугубо практических требований, и лишь при условии активного и сознательного влияния со стороны коммунистических организаций постепенно приобретает политическую окраску. Трудно ожидать, что рабочий месяцами не получающий зарплату, или студент, которому в очередной раз сообщают о повышении платы за обучение, сразу выйдут на улицу с требованием смены правительства или вступят в компартию. Но, с другой стороны, только совместная борьба бок о бок за решение текущих экономических проблем дает шанс убежденному коммунисту объяснить, кто же главный враг, против чего и за что нужно бороться на самом деле. Поэтому Профсоюз всегда оказывается в центре назревающих волнений, подталкивая студентов к активному и организованному протесту. Первый шаг всегда бывает сложен. Уже два года правительство Испании ведет наступление на систему высшего образования, методично сокращая его финансирование, закрывая учебные заведения. Студенческие аудитории переполнены, не хватает оборудования, учебных материалов, нет практики, неизвестно, где работать после окончания университета. Страдает от этого каждый, а делать-то что? Вот тут и начинает свою работу Профсоюз. Прежде всего он обращается к самим студентам, предлагая собраться всем желающим и обсудить создавшееся положение. На таких собраниях студенты выясняют для себя, куда уходят бюджетные деньги и почему для них денег всегда не хватает. Если объяснения звучат убедительно и предлагается какой-то, хоть минимальный, план действий, то такие собрания становятся регулярными, а потом на их базе создаются так называемые комитеты борьбы. Они стараются сделать свою работу как можно более открытой и привлечь к ней как можно большее количество активных студентов. Процесс это долгий и требует терпения. Зато результат налицо. В Севилье будущие географы, историки, биологи, экономисты, врачи, журналисты, агрономы и инженеры объединили свои усилия в созданных при помощи Профсоюза комитетах. К ним присоединились философы, филологи, социологи и экономисты из Гранады. А в результате ответом на последнее решение о введении очередного “налога” на студентов в октябре прошлого года стало мощное, прокатившееся по всей Андалусии, выступление. Севилья была полностью парализована 10-тысячной колонной протестующих студентов. Представитель правительства был вынужден немедленно заявить, что введение нового побора откладывается на неопределенный срок. Но простой активности, конечно, недостаточно. Главное - не останавливаться на достигнутом. Листовки, плакаты, брошюры и газеты объясняют сегодняшним студентам, что дело не просто в плохом или хорошем министре, не в том, что сегодня выборы выиграли популисты, а завтра социалисты. Проблема глубже, и не видать никому уверенного завтра, пока остается неизменной сама система, пока есть частная собственность, бедные и богатые, пока каждый из нас не больше чем обычный товар на рынке труда и вынужден продавать свою рабочую силу хозяину. Даже если хозяин - государство. И там, где такая работа ведется, студентам становится интересно, а можно ли жить иначе и что нужно для этого сделать. Наверное, поэтому мои прогнозы не оправдались. Готовясь к выступлению в Гранаде на филологическом факультете Университета, я по привычке ожидала увидеть в зале десяток ветеранов компартии. А оказалось, что скромные объявления о диспуте, посвященном такой далекой российской революции 1917 года, собрали в маленьком зале около сотни студентов и преподавателей. И меня никто не пытался подколоть, никто не рассуждал об антигуманной сущности марксизма, не было и ностальгических выступлений о великом и могучем Советском Союзе, загубленном американским империализмом. Расспрашивая меня о нашей революции, они как бы примерялись к себе, к сегодняшней Испании. Словно планируя, что и как делать им завтра здесь, у себя на родине. Словом, "коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды", потому что сила наша как раз в том, чтобы говорить правду и показывать перспективу. Нельзя оставить без внимания и еще одну особенность работы Профсоюза. Его тесную связь с рабочим движением страны. Студенты, конечно, особая категория. Но у каждого есть родители, наконец, нельзя вечно протирать штаны за партой. В конце концов, ты выходишь из стен Альма-матер и ... оказываешься без работы. Поэтому, когда в январе текущего года в Астурии стало известно о предстоящем сокращении рабочих мест на шахтах, и была объявлена забастовка, первыми о своей солидарности и поддержке бастующих горняков заявили студенты. Они перекрывали дороги, проводили пикетирование муниципалитетов, участвовали в столкновениях. Словом, боролись так, будто речь шла об их собственном будущем. Да ведь, если подумать, так оно и было. И последнее, о чем хочется сказать. О финансировании. Вопрос, конечно, сложный и деликатный, но ведь без денег что сделаешь? Да и без помещений не обойтись. Впрочем, тут Профсоюз привык действовать радикально. Хорошо, если удается договориться с властями и получить пару комнат в каком-нибудь культурном центре. Или, скажем, наладить отношения с братскими организациями. А если нет? Тогда приходится проявлять инициативу. Заброшенный гараж, например, вполне может стать местом сбора, а если его отремонтировать своими силами, можно проводить там не только собрания, но и вечера для местной молодежи, которая, занимаясь в кружках и клубах с активистами профсоюза, постепенно проникается их идеями и не боится выступить против местной власти, если ей вдруг покажется, что студенты слишком много на себя взяли и должны освободить захваченное помещение. В общем, жизнь проходит под девизом "не хныкать, а бороться". И это дает свои результаты.