Семь часов, которые потрясли Самару

3 февраля рабочие завода имени Масленникова перекрыли движение транспорта на улице Ново-Садовой, одной из ведущих транспортных магистралей Самары.

10 часов 20 минут.

Я выскакиваю из трамвая и бегу по Ново-Садовой, не совсем понимая почему транспортная полоса, по которой я собственно бегу абсолютно пустая, а противоположная забита угрюмо-недвижимыми машинами. Ну, трамваи-то могли встать из-за недоразумений с током, а машины? Авария что-ли? Ситуация проясняется, когда я подхожу к заводу имени Масленникова. На проезжей части стоят люди, много людей, на мой взгляд гораздо больше тысячи. Ничего не понятно. Я-то тороплюсь в дом культуры "Звезда", чтобы "осветить в прессе" ход трехстороннего совещания проходящего между администрацией, профсоюзами и работодателями Самарской области. А что здесь делают эти люди?

10 часов тридцать минут.

Ситуация несколько проясняется, когда я вижу председателя стачкомаЗиМа Григория Исаева, который командует в мегафон: "ЗиМовцы, кругом, на перекресток шагом марш". Пока люди движутся к перекрестку, узнаю, что же собственно произошло. Заводчане, большинство из которых не получали зарплату около года устав от голодных обмороков свомх детей, приставаний контролеров в общественном транспорте и прочих "прелестей" безденежной жизни решили таким образом обратив на себя внимание областной администрации и заводского начальства, добиться выдачи заработной платы. Благо и это самое начальство и заместитель губернатора Юрий Лагойдо находились по соседству, в теплом и уютном зале ДК"Звезда", явно не торопясь на встречу с обозленными рабочими. А может быть они не подозревают о том, что происходит на улице? Заводчане, решив "просветить" начальство решили направить в зал " Звезды" делегатов , чтобы те прочитали дремлющей в зале публике листовку такого содержания:" Господа начальники, власти и профбоссы! Мы, рабочие ЗиМа, больше не верим вам, вашим обещаниям, вашим посулам. Мы не верим никому и ничему! Кругом один обман, ложь и ограбление.

Мы перекрыли Новосадовую и не уйдем с мостовой, пока не получим все заработанные нами деньги.

Мы будем стоять до конца!

Не мешкайте, господа! На ЗиМ смотрит вся Самара, а на Самару - вся Россия.

Не доводите до греха, не доводите нас до революции!"

11 часов 25 минут - 13 часов

Конечно же я отправилась в зал вместе с делегацией от рабочих. Тем более, что поначалу мой путь лежал именно туда. То, что произошло в "Звезде" меня нягко говоря порозило. Председатель Независимой федерации профсоюзов Евгений Егоров встретил делегацию нерадушно, попросив рабочих покинуть сцену, у них там дескать регламент, нарушать который они не собираются. Мнение господина Егорова явно не совпадало с мнением доброй половины зала, которая зашумела:" Дайте им слово, надоело слушать одно и тоже!" Волнения в зале явно не входили в программу заседания и слово делегатам решили все же предоставить, но ... после выступления господина Шитарева, который от лица работодателей добрых полчаса вещал об ужасных налогах мучающих бедных руководителей предприятий, не забыв упомянуть о том, что несмотря на трудности, завод имени Фрунзе, которым он руководит не имеет задолженностей по зарплате. Все время его долгого выступления, рабочие ЗиМа, как бедные сироты стояли у края сцены. Наконец, им дали слово. Увы, обращение особого действия не возымело. Не соло хлебавши ЗиМовцы вернулись к товарищам. Но уж если люди стояли на улице в жуткий мороз, то конечно же им хотелось достучаться до не желающего их услышать начальства. Народ начал сканировать:"Логойдо, иди сюда!". Честно говоря, в этот момент я не выдержала. Выхватив у руководителей митинга мегафон я закричала:" Люди, вас же не слышат. Если вы хотите, чтобы заместитель губернатора вас услышал, нужно идти в "Звезду!" Человек десять из митингующих внемли моему совету. Мы вновь направились "в гости" к власть имущим, с единственной целью, предложить Юрию Логойдо поговорить с народом. В зал нас не пустили, объяснив это отсутствием указаний. Дальше все было, как в кино про плохих милиционеров. Женщины из числа митингующих попытались прорваться в зал. Сотрудники милиции сделали то, что в протоколах видимо называется применить силу. Сильные мужики выталкивали женщин из зала с завидной энергией. Мне повезло больше, меня окружили достаточно большие чины из числа сотрудников МВД, которые угрожали арестовать за подстрекательство к смуте. В это время мимо меня сотрудники милиции провели заместителя председателя стачкома Виктора Котельникова. Уже позже я узнала, что рабочие отвоевали Котельникова и того не арестовали, а в тот момент я пыталась объяснить людям в погонах, что такое голодный ребенок. Меня явно не понимали. Нашу дискуссию превало сообщение: "Логойдо пошел к манифистантам". Мы с милицейскими чинами отправились вслед за заместителем губернатора. Говоря официальным языком, встреча прошла в спокойной малодружественной обстановке.

Представитель администрации вещал народу, что мол всем трудно, что нужно подождать немного и в ситуации непременно разберутся. Люди, уставшие от ожидания прекрасного далека, не верили. Но, поражало не это. Поражало спокойствие чиновника в тот момент, когда женщины из числа рабочих рассказывали о своей нищенской жизни, о том, что они бы и рады сменить место работы, да идти некуда, о том, что после сорока пяти ни один, даже плохенький работодатель на работу не возьмет, а разве в сорок пять жизнь закончена? Я не знаю, что думал в тот момент Юрий Логойдо, но выражение его лица было невозмутимым. В общем представитель администрации не пообещал ничего конкретного, а народ решил с Ново-Садовой не уходить.

13 - 15 часов

Люди несмотря на мороз стояли на проезжей части рассказывая не успевшим уехать журналистам, сотрудникам милиции, которые отстраненно, но вежливо выслушивали рабочих о том, что зарплату не выплачивают около года несмотря на решения суда, о том, что дети многих рабочих болеют различными заболеваниями от постоянного недоедания, о том, что на заводе взамен зарплаты предлагают преобрести товары "первой" необходимости - нижнее белье, мебель, бытовую технику, причем цены гораздо выше, чем в магазине. Но ведь, извините, трусами сыт не будешь. Прохожие, лишенные удовольствия воспользоваться услугами общественного транспорта, но вынужденные двигаться именно по этому маршруту делились на две категории: сочуствующих и неодобряющих. Первые - высказывались в поддержку, останавливались, кто ненадолго, кто на достаточно продолжительный промежуток времени. Вторые делились в свою очередь еще на две категории: тех, кто что-то неодобрительно бурча проходил мимо и тех, кто в различной форме пытался войти в переговоры с митингующими. Мне особенно запомнился пухлый, розовощекий, очень хорошо одетый мальчик, который уж слишком контрастно смотрелся в толпе рабочих. Он деловито сообщил митингующим, что в их проблемах не виноват и собственно не понимает почему его лишили удовольствия совершать путь на трамвае. Пока рабочие объясняли мальчику, что собственно ими движет в этом "негуманном поступке" я размышляла о том, что этот мальчик вряд ли знает, что такое голод.

И, слава богу! Но как бы хотелось, чтобы и у детей рабочих ЗиМа была хорошая одежда полноценное питание. Неужели,люди не могут получить то, что заработали своим трудом?

15 -17 часов

Конечно, люди устали. Устали от продолжительного стояния на морозе, от грустных лиц милиционеров, от обещаний иуговоров начальства, непрерывно посещающего митингующих. Толпа то редела, то пополнялась вновь. Терпение было на пределе. Прорвало после сообщения председателя профкома ЗиМа Валентина Ищенко о,том, что достигнуто сошлашение между дирекцией завода и администрацией областио получении от администрации кредита для погашения задолженностей по зарплате, но конкретные сроки не уточнены. Опять только обещания! ЗиМовцы решили - завод объявляет забастовку. Завтра не выходитьна работу и вновь перекрыть улицу. Около пяти часов вечера полные решимости разошлись.

Так, в этот день, закончился митинг но не закончились события связанные с ним.

Я расскажу о событиях известных мне в силу случайных обстоятельств.

Было около десяти часов вечера...

В это время в штаб стачкома ЗиМа вошли трое сотрудников, один из них представился и даже показал документы. Это был лейтенант Алексей Романов.Его спутников представиться не попросили, а сами они инициативу не проявили. Зато с завидной скурпулезностью Алексей Романов переписал максимум данных всех присутствовавших. Исключение составил лишь заместитель председателя стачкома ЗиМа Виктор Котельников. У него потребовали расписки в том, что тот предупрежден о возможных последствиях в случае организации им забастовки. Подобную расписку хотели потребовать и с председателя стачкома Григория Исаева, но того в тот момент в штабе не было. Я не знаю что подразумевалось под возможными последствиями, но по всей видимости - арест. Видимо предполагалось. что без этих людей забастовка не состоится. Но я почему-то, уверена, что народ выйдет снова чтобы перекрыть Ново-Садовую и будет бороться за то, что положено им по праву.

***

На митинге 3 февраля рабочие ЗиМа распространяли листовку такого содержания:

"Братья журналисты!

Вы сами видите что происходит - именно хозяева и власти толкнули нас на крайние меры. У нас к вам огромная просьба - постарайтесь рассказать правду о нашей борьбе. Только правду и ничего больше!"

В этой статье я рассказала правду о том, что происходило 3 февраля у ЗиМа. Только правду и ничего больше!

Алена Молодцова.