Оригами № 2 (12) 1998

Оригами для знатоков

Журавлик Еремеева (классическая модель)

         Многие отечественные оригамисты хорошо знают - чтобы постичь суть оригами в его первозданном значении, в той его форме, что зародилась в Японии много веков назад, мало овладеть техникой складывания фигурок. Необходимо углубиться в философию Востока, попытаться понять мировосприятие японцев, их ощущение жизни. Тогда оригами предстанет не просто забавой, а иллюстрацией глубоких философских идей. Это хорошо понимает организатор центра оригами в Курске Александр Юрьевич Еремеев.

         Предлагаем вашему вниманию небольшую выдержку из его обширного сочинения, посвященного возникновению оригами и вариант складывания классического журавлика, который Александр считает наиболее древним.

         "С древности отношение японцев к миру было определено религией Синто ("путь богов"), обожествлявшей природу как в целом, так и в любом мельчайшем ее проявлении. Издавна природа, ее образы, ее законы, служили для японцев мерилом прекрасного. Японец не олицетворял природу, он жил ее настроениями, не внося в нее своих чувств.

         Пришедший в Японию буддизм привил японцам склонность к размышлению и созерцательности, усложнил их мировоззрение, приучал ощущать свою причастность к природе. Подчиняться природе учил и Даосизм, видевший в каждом движении природы, в самом ритме Вселенной проявление вечного Дао.

         Эта встреча Буддизма и Синтоизма, их взаимопроникновение были выражены включением Будды в сомн японских вездесущих божеств. Синтоизм оставил в своих владениях основные радостные события в жизни человека: рождение, свадьба, день пахоты и жатвы, начало постройки дома, а печальные события, связанные со смертью, отошли во владение Буддизма. Многие синтоистские ритуалы стали ежегодными народными праздниками, в которых непременным элементом были фигурки из папируса, а потом и из бумаги. Бумажные фигурки стали использоваться также в буддийском культе бодисатвы Каннон.

         Философия Дзен рассматривала природу как высшее проявление истины, гармонии и красоты. Позднее, по мере ее распространения была разработана целая система обучения оригами как искусству. В основу этой системы было положено созерцание природы.

         Природа для японцев - неиссякаемый источник созерцания. Они умели присматриваться к морозным узорам, к рисунку ветвей на фоне осеннего неба и орнаменту, образованному бегущими волнами, черпая из них вдохновение для художественного творчества. Даже строгая геометрия форм, присущих прикладному искусству, восходит у них к геометрии кристаллов.

         Узорочье природное и узорочье в человеческих искусствах всегда были и близки и различны. Близки потому, что человек в равной степени может любоваться и тем и другим. Различны, потому, что выбрать нужное из гигантского разнообразия природных мотивов и закрепить - в дереве, в металле, в бумаге - может только человек-художник.

         Мастера традиционных японских искусств утверждают, что в результате интуитивного постижения истины можно создать произведение искусства, рассматривание (созерцание) которого, в свою очередь, тоже может явиться средством постижения истины. Внезапное озарение, то есть осознание мастером своего слияния с целостностью бытия, воплощалось в импровизации, в едином мгновении творческого акта. При этом убежденность в невозможности адекватного выражения себя в искусстве, влекущая за собой недосказанность и незавершенность произведения, породила эстетическую категорию - Васи.

         "Искусство находится на тонкой грани между правдой (тем, что есть) и вымыслом (тем, чего нет). Оно вымысел и в то же время не совсем вымысел. Оно - правда, и в то же время не совсем правда. Лишь здесь, на этой тонкой грани, и рождается наслаждение искусством",- писал в восьмом веке японский драматург Тикамацу.

         Название искусства Оригами в японском языке составляют два иероглифа. Один из них, иероглиф "ори" в японском языке означает "момент", а иероглиф "ками" означает "бумага". Поэтому название этого искусства может быть переведено как "Искусство момента мироздания появляющегося в бумаге". Возврат к оглавлению