Оригами № 2 (12) 1998

Культура и традиции

Ниндзюцу - искусство шпионажа

         Слово "ниндзя", знакомое нам в основном по американским и азиатским боевикам, в буквальном переводе означает "лазутчик". Именно так именовали японских шпионов средневековья. Отсюда и происходит название самого загадочного и уникального из всех воинских искусств - ниндзюцу. Оно на протяжении веков было уделом лишь избранных. Для того, чтобы стать ниндзя, надо было пройти непомерно трудную физическую подготовку, в результате которой воин-шпион мог без труда преодолевать высокие крепостные стены, перебираться через глубокие рвы, находиться часами под водой и молчать под жестокими пытками. И по сей день многие тайны ниндзюцу еще не до конца раскрыты психологами, биологами и врачами.

         Японцы относят происхождение ниндзюцу к началу нашей эры, но достоверные его признаки можно проследить лишь начиная с периода правления императрицы Суйко (593-628), когда легендарный принц Сетоку Тайси боролся за владение провинцией Оми. В ходе военных действий принц не раз прибегал к шпионажу, добывая таким образом ценную информацию о вражеских войсках. Процесс оформления ниндзя в особый социальный слой произошел еще позже. Из разрозненных групп постепенно вырастали целые секретные кланы разведчиков, скрепленные узами кровного родства, со своей строгой иерархической структурой и присягой на верность. Во главе такой общины стоял руководитель - дзенин, чье имя порой не было известно рядовым исполнителям, поскольку залогом благополучия общины была строгая секретность.

         Тренировка ниндзя начиналась уже с младенчества, ведь нередко судьба ребенка диктовалась еще с рождения его принадлежностью к определенной касте. Люльку с будущим ниндзя часто ударяли о стены, приучая ребенка к сотрясениям. В полугодовалом возрасте такой малыш начинал заниматься плаванием и осваивал его раньше чем ходьбу. В четыре года он приучался к специальным играм на быстроту реакции, требующим ловкости и изворотливости. Затем осваивался "шпагат", различные растяжки, сальто, перевороты и прыжки на бревне. Отрабатывались также приемы лазанья по деревьям с голым стволом, прыжки с ветки на ветку. Особым пунктом физического воспитания были прыжки в высоту, при освоении которых в качестве препятствия нередко использовалось настоящее оружие. Практиковались и многоступенчатые прыжки.

         Одной из загадок ниндзя было хождение по потолку. Конечно, они не могли бы "пройтись" по обычному потолку современной европейской квартиры. Секрет этого трюка заключался в том, что на потолках старинных японских комнат на расстоянии примерно метра друг от друга располагались балки, упираясь в которые руками и ногами, ниндзя мог перебраться через всю комнату, ни разу не коснувшись пола.

        Обязательными были и занятия по ослаблению чувствительности к боли. С ранних лет детям делали специальный болевой массаж. В результате такой практики болевые ощущения постепенно притуплялись. Благодаря болезненным процедурам растягивания суставных сумок, учителя добивались повышения подвижности скелета у своих учеников. Ниндзя мог свободно "вывернуть" себе руку, перевернуть стопу или кисть. Такие свойства были неоценимы при пролезании через узкие отверстия. Если ниндзя связывали веревкой, он напрягал все мышцы, чтобы потом, расслабившись, ослабить тем самым путы и выскользнуть из них. У ниндзя развивали презрение к смерти. Уродовать себя до неузнаваемости перед неизбежной кончиной в случае поимки стало чуть ли не традицией ниндзюцу. Порой, если мучения во время пыток во вражеском лагере становились нестерпимыми, чтобы не заговорить ниндзя мог откусить себе язык, что вызывало болевой шок.

         Острота чувств ниндзя доводилась до предела, поскольку от быстрой и правильной реакции порой зависела его жизнь. Умолкнувший хор лягушек в болоте предупреждал ниндзя о приближении человека. Чуть более громкое жужжание комаров под потолком комнаты раскрывало засаду на чердаке. По звуку камня, брошенного со стены, ниндзя умел определять глубину рва и уровень в нем воды. По звону оружия он угадывал его вид, а по свисту стрелы - дистанцию до лучника

         Ниндзя учили передвигаться гуськом, ступая след в след, и ходить на ходулях такуэума. Искусство верховой езды было для них особой дисциплиной, хотя содержать и разводить лошадей в лагерях ниндзя было порой нелегко. Юный ниндзя осваивал технику езды под брюхом лошади. Он учился свешиваться на бок так, чтобы стрелы противника были ему не страшны. Он должен был уметь вскакивать на мчавшуюся лошадь, на всем скаку падать из седла и даже волочиться по земле за лошадью, притворяясь убитым. Одним из самых сложных номеров было перескакивание на полном скаку на лошадь противника. При этом надо было вышибить всадника ногой из седла и занять его место.

         Молодые люди переходили от психофизического тренинга к познанию методик йоги. "Образование" ниндзя не ограничивалось спортивными умениями. Для анализа добытой информации важно было уметь свободно читать сложнейшие тексты, порой написанные даже на китайском языке! Лазутчик должен был уметь также подслушивать, подглядывать и ... убивать. Преподавались ниндзя и основы актерского мастерства. Для маскировки во время разведывательных операций, особенно требовавших длительного сбора информации, ниндзя разучивал ряд ролей: бродячего актера, странствующего монаха, горного отшельника, буддийского священника, фокусника и жонглера, крестьянина, горожанина и купца.

         Подготовка ниндзя продолжалась вплоть до наступления зрелости, когда в 15 лет происходил обряд посвящения в члены рода и будущие разведчики становились полноправными членами общины.

         С прекращением междоусобиц и упразднением самурайского сословия в 1868 г. традиции ниндзюцу казалось также прервались. Потомки отважных разведчиков переселились в города и занялись мирными промыслами. Однако традиция не умерла. Она возродилась уже в наши дни в школе Хацуми Масааки, который открыл платные занятия для обучения искусству ниндзюцу, сначала для своих соотечественников, а потом и для всех желающих. Правда, теперь отважные ниндзя совершают немыслимые прыжки чаще на экранах телевизоров и кинотеатров чем в реальной жизни. Опасный промысел превратился в вид спорта.

Автор - Алина Горлова Возврат к оглавлению