Курдский вопрос в творчестве Джеймса Олдриджа

Халид ХАМЗА, кандидат филологических наук.

Проза Джеймса Олдриджа хорошо известна русскоязычному читателю - его романы много издавались в бывшем Советском Союзе, когда их однозначно воспринимали в духе господствовавшей пропаганды и причисляли к "социалистическому реализму". Теперь пришло время, чтобы отделив плевелы от зерен и стряхнув идеологический налет прошлых лет, взглянуть на произведения английского писателя по-новому.

Прочитав когда-то популярные романы "Дело чести", "Не хочу, чтобы он умирал", "Последний изгнанник", "Герои пустынных горизонтов" и особенно "Дипломат"  и "Горы и оружие", я заметил, что восторженные критики прежних лет интерпретировали его творчество просто в близком им духе, тогда как суть вдохновения писателя заключается совершенно в ином.

Внимательный взгляд на прозу Олдриджа показывает, что в целом они посвящены фактически одной теме: отношениям наций колонизаторских (обычно Англии) и колонизуемых, или в прошлом колониальных, но в настоящее время строящих собственную жизнь. Писатель буквально заворожен  темой судьбы "малых наций", вопросом о том, каково их место в истории человечества, проблемой столкновения культурных ценностей. Развитием именно этой темы и определяется эволюция творчества Олдриджа-писателя, становление жанра политического романа в его прозе. Заинтересовавшись этой проблемой, автор настоящих строк завязал переписку с Олдриджем, выявившую немало интересных признаний. В одном из ответных писем писатель отмечает, что "идея сконцентрировать внимание на политической ситуации Ближнего Востока весьма удачна, поскольку лучшее из всего  написанного мною так или иначе касается положения в этом регионе…  Теперь от самих жителей Ближнего Востока без вмешательства сильных союзников зависит их будущее. Путь к нему будет долгим и трудным, … и этот вопрос задает тон всему, что я написал".

Но при обращении к творчеству Олдриджа, меня прежде всего интересовала одна проблема - судьба курдского народа и ее отражение в творчестве писателя. В этом плане мне также очень помогла переписка с писателем. Идеи, изложенные в письмах Олдриджа, помогли по-новому взглянуть на его творчество и, по моему мнению, могут быть интересны широкому кругу читателей.

Писатель был в Иракском Курдистане, проезжал туда со стороны Иранского Азербайджана. Именно из этой поездки, а также из более поздних встреч с курдами в Сирии, по его собственному признанию, почерпнул Олдридж материал для своих романов, в которых отражена курдская тема - "Дипломат", "Горы и оружие", а также еще неопубликованного "День окончен".

Но почему именно курдская тема заинтересовала писателя? Ответ на этот вопрос я получил также из письма. "Курдская тема? Мне кажется, что с первого момента встречи с курдами я уже точно знал, что напишу о них. Потом, когда я узнал побольше о борьбе курдов, об их поразительной стойкости на протяжении веков, об их богатейшей культуре, стало ясно, что мне придется углубиться в их проблемы".

Мне кажется, что курдский вопрос может служить определителем и основной тональностью, характеризующей творчество Олдриджа, в свете которой отражаются не сразу заметные, глубинные стороны лучших романов писателя, таких, как "Герои пустынных горизонтов" и "Горы и оружие". Писатель был буквально заворожен темой "малых наций", будь то иная культура или сложная политическая ситуация (одно предполагает другое). Олдридж глубоко погрузился в курдскую действительность, готовясь к задуманной им дилогии (теперь, по завершении, это уже трилогия романов о Курдистане - "Дипломат", "Горы и оружие", "День окончен"). В связи с этим примечательно, что Олдридж пишет о национальном характере курдов и их культуре. "Курдское освободительное движение и курды вообще? Всякое освободительное движение несомненно есть национальное движение, а у курдов всегда был двойной стимул к освобождению. Это давняя борьба, и врагами их является не одна нация, а несколько. Курды - народ-воин,  хотя вскоре узнаешь, что не все они живут в горах и разделены на племена. В целом это народ совершенно уникальный, и их долгая история самосохранения - себя и собственного отечества - одна из долгих и тяжких битв среди наций, переживающих свое рождение. Некоторые люди боятся курдов, и порой в местах, где проживали курдские племена, были основания быть осторожными.  Народ этот гордый и воинственный, а вот в городах и долинах - скромный и тихий. Есть множество проблем, с которыми курдам приходится иметь дело "изнутри" - не последними здесь являются родовая вражда и усобицы. Все это по-прежнему существует, также как и противоречия между племенными и городскими политическими движениями. Но когда вопрос касается проблемы выживания или хотя бы первых шагов в направлении реального освобождения, налицо единство, пусть даже не без напряжения и недолгого свойства. Но страдания сейчас столь велики, что курдская проблема как и курдская борьба достигают своей критической стадии", - так писал Олдридж в одном из писем ко мне в 1991 году.

Как уже говорилось, такой глубинный подход к проблеме "малых наций" проявился у писателя не сразу. Но он сказался, начиная с первого же романа, где появляются курды ("Дипломат"), и коснулся типа героя - честного интеллигента, вставшего во весь рост посреди межнациональных конфликтов, коррумпированных политических сил и колониальных комплексов всякого рода, взвалив на собственные плечи непосильную ношу "исправления свихнувшегося мира", тему самоотверженного служения тому, что он воспринял не только как гуманистическое дело, но и одну из величайших общественных тенденций современности. Его герой добивается сомнительных успехов и терпит поражение на личном фронте, как и на политической арене. И связано это в философском плане с давно знакомой нам по классике темой утраты иллюзий и пессимистическими прозрениями - что едва ли возможно отнести к пресловутому "социалистическому реализму".

Но вот "Дипломат" и "Горы и оружие" написаны, и спустя почти двадцатилетие писатель вновь обращается к курдской теме! Факт, конечно, знаменательный, он говорит о мировоззренческой и нравственной позиции писателя не меньше, чем об особенностях его художественных поисков. Обратимся опять к свидетельства, сделанным в переписке - здесь Олдридж подробно делится замыслом и содержанием последнего романа. "… Я закончил третий том, начав там, где я оставил Мак-Грегори умирающим в горах. Он не умер, его спас Таха. Но оттого, что он ранен тяжело, Таха относит его к военному посту иракцев, где есть доктор-курд, который помогает ему выжить, но Мак-Грегори остается там пленником, покуда Таха не спасает его вторично. На этот раз его относят выше в горы, где о нем заботится курдская девушка Ардила.

Тем временем его семья пребывает в Париже, не зная, жив он или мертв. После долгих споров сын Мак-Грегора Эндрю отправляется в Ирак через Сирию, и его захватывает Дубас, который держит Эндрю в заложниках, продолжая кровавую вражду с Мак-Грегори. Мак-Грегори спасается, а по возвращении в Англию обнаруживает исчезновение сына. Далее повествуется о судьбе Эндрю и Ардилы, между которыми зарождается любовь. В конце концов Мак-Грегор возвращается в Ирак после разговора с Барзани, который помогает пересечь ему границу со стороны Ирана. Мак-Грегор обещает сдаться в руки Дубаса в обмен на свободу сына.

Книга завершается сценой, где главный герой лежит без сознания в госпитали Тебриза, а жена Кэти ждет его пробуждения. Он медленно приходит в себя и на вопрос жены не прекратит ли он борьбу за свободу курдов, он отрицательно качает головой. И все завершается ее приятием его неизбежной приверженности курдскому делу. Это очень краткая версия книги, которая получила название "День окончен". Издать ее в Англии -проблема. В наше время издательский мир представляет собой хаос, а роман вроде моего не слишком привлечет издателей…" (из письма от 19 сентября 1992 года).

Усиление авантюрного элемента, расстановка позиций ведущих персонажей, наконец, финальные выводы, сделанные писателем - все это глубоко значимые факторы, требующие пристального внимания.

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что признаки художественного мира Олдриджа является интерес к комплексу проблем, связанных с малыми нациями, как политических, так и морально-этических, собственно культурных, вырастающих в проблему "инокультурности" и взаимодействия различных этносов и стран. Все это способствует пересмотру творчества Олдриджа, уточнению его новаторства как писателя и одновременно привлекает внимание к проблематике "малых наций", особенно столь сложной и наболевшей, как курдская проблема.

Исторический опыт свидетельствует, что от судьбы малых наций зависят и судьбы остального мира. К этому вопросу подводит весь дух творчества Олдриджа, неизменно выраженный в тональности гуманизма и приверженности справедливости. 

Home