Из книги священника Сергия Николаева "Божьи ветки" Рассказы о чудесных случаях. Москва, Даниловский благовестник, 1999.

Окунек Симеона Верхотурского

Престольный дождик

Возвращение к Титульной Странице

Окунек Симеона Верхотурского

Несколько лет назад, читая жития святых, обрел я единомышленника в своей любви к ужению рыбы, к тихим лесным прогулкам. Это святой праведный Симеон Верхотурский. Угодник Божий даже на иконе часто изображается сидящим с удочкой у реки, под большой одинокой елью. И теперь часто на рыбной ловле, на лесной тропе или перебирая в памяти впечатления картин природы, я вспоминаю этого удивительно русского и ставшего особенно близким мне праведника.

Есть на памяти у меня один случай.

Мы ловили рыбу на небольшом водоеме в Подмосковье. Ловили с лодки на живца. Клев был неважный, поклевок шесть-семь за час, что по той местности довольно скудно. Но вечер выдался славный. Теплый и тихий. Мой приятель все надеялся поймать что-нибудь замечательное и скрасить впечатление от наших мелких, в ладонь, окушков. Мы постоянно меняли место, перекидывали удочки.

Наконец солнце село. Окрестность потускнела, пора домой. Я скучал и давно уже не заботился о поплавке, он просто тянулся за лодкой, ныряя при сильном гребке и выныривая, когда лодка сбавляла ход. Но друг мой все ждал последней поклевки, он поглядывал то на меня, то на темнеющее небо и, не в силах расстаться с мечтой, снова перекидывал удочку. Наш молчаливый спор затянулся. Чтобы как-то решиться, приятель предложил:

“Ты почитаешь святого праведного Симеона Верхотурского. Помолись ему, попроси помочь. Может клюнет кто. А я обещаю, что если вытащу еще только одного окунька, то сейчас же плыву к берегу”.

Мне не хотелось искушать Господа такой “детской” просьбой, скорее похожей на шалость. Тем более что место для клева было неблагополучное, к тому же мы только что очень нашумели, пересаживаясь в лодке и перекладывая вещи. Но потом я вспомнил праведного Симеона, его сидение с удочкой, почти детскую забаву. Вспомнил, как он уходил от мужика, не дошив двух петель на полушубке: то ли проказа, то ли обида. Я про себя стал просить угодника выполнить желание моего товарища. Честно говоря, я был более занят воспоминаниями о праведнике, чем просьбой к нему, поэтому поклевка для меня явилась неожиданностью. Приятель расстерянно-радостно глянул на меня и подсек окушка. Мне показалось, что вокруг стало тише. Пока снимал рыбку, он все поглядывал на меня. “Ты что, и вправду молился?” — спросил он вполголоса. Мне не хотелось ничего говорить я опустил голову. Через несколько мгновений мы уже плыли к берегу. Была минута, мне хотелось приложиться к этому окуньку или хоть взять его в руки, подержать. Я промедлил, а потом постеснялся. И до сих пор жалею.

Возвращение к Титульной Странице

Престольный дождик

В начале июня обычно бывает недолгое похолодание. Бабушка моя на это говорила: “Сидоровы сиверы”, определяя холодные дни по дню блаженного Исидора Ростовского. Для меня многие природные явления в детстве были связаны с именами Божьих угодников или церковными праздниками. Я тогда еще не слышал о устойчивой цикличности этих явлений и несколько ветреных дней во второй половине июля всегда имели для меня отношение к празднованию Казанской иконе Божией матери, а грозовые ливни конца июля начала уста были неразделимы с Илией-пророком.

Но и теперь, когда я знаю о розе ветров, о продвижении фронта холодного или теплого воздуха, о циклонах и антициклонах, все равно никольские морозы, введенская оттепель, ильинские грозы остаются для меня маленьким религиозным чудом. Знаком милости Божьей, знаком еще не упраздненного по нашим грехам миропорядка.

Один из престольных праздников нашего храма день святителя Тихона Амафунтского. По новому стилю празднуется он 29 июня. Местные жители давно приметили, что в Тихонов день обязательно бывает дождик. Хоть к вечеру, да прольется, даже в засушливое лето. Для нас эта погодная традиция вроде должна быть в тягость. Храмовый праздник, гостей целый двор, да еще водосвятныи молебен во дворе служим. Святую воду до ночной темноты тоже во дворе раздают.

А с другой стороны, есть в этом дождике и своя особенность, какая-то Божья отметинка нашему празднику. И потому досады на него ни у кого нет, а даже напротив.

Сколько-то лет назад выпал на праздник погожий солнечный денек. И не то что погожий, а ясный из ясных. Небо высокое синее, тихо, лист на деревьях почти не шевелится, солнце золотое по небу словно яичко по столу катится. Только к вечеру вспомнили мы, что дождичка-то тихоновского не было. “Ничего, еще успеет”, обнадежил отец Виктор, он семнадцать лет в Заозерье настоятелем был. И правда. Словно собралась со всего синего неба невидимая паутинка в небольшой серый, почти прозрачный клубок облака. Повисело оно над озером, проплыло над храмом, пролилось быстрым крупным дождиком и растаяло. Солнце и не переставало светить. Я потом, после дождя, по церковному двору прошел и увидел: мокрый асфальт прямо у северных ворот кончился. За оградой сухо было.

Можно сказать, что это наш престольный дождик. Что это? Чудо или совпадение?

В безоблачном августовском небе Палестины над горой Фавор в день Преображения Господня появляется облачко. Оно стоит над вершиной, а потом медленно опускается на гору, так что паломники, пришедшие на праздник, оказываются внутри его и могут умыться благодатной росой. Так случается каждый год, уже много веков. Тоже совпадение?

Возвращение к Титульной Странице