А.П. Лебедев "Эпоха гонений на христиан"

Гонение при императоре Декии.

Гонение Декиево было ознаменовано   множеством "падших". Современники гонения так поражены были необычайной напряженностью этого гонения, что говорили :"настали времена, о которых Сам Господь возвестил, что наступят времена, когда и самые избранные близки будут к прельщению". И они не ошибались в своем мнении о силе и тяжести гонения. Гонение Декия сопровождалось великим опустошением в рядах тогдашних христиан, - не о мученической кончине многих из них говорим мы, - а о печальном отпадении от веры многих христиан. Посмотрим, в самом деле, как отозвалось гонение на христианах? По свидетельству Дионисия Алесксандрийского и Киприана Карфагенского, современников гонения, оно ознаменовалось невиданным дотоле количеством отступников от веры – "падших". "Все поражены были тогда(т.е. при объявлении указа) страхом – говорит Дионисий. Многие из людей знаменитейших спешили сами выслушать определение (т.е. спешили сами в судилища и курии, где обыкновенно обнародовались императорские указы и приносились жертвы); другие- продолжает Дионисий, - несшие общественные должности были призываемы к тому необходимостью; а некоторых вели друзья и домашние. Приходившие… приступали к нечестивым жертвам. Одни бледные и трепещущие, казалось не с намерением принесли жертву, а как будто бы сами должны были сделаться жертвою идолов, так что в окружающей их толпе возбуждали насмешки, показывая всем свое малодушие и перед лицом смерти и при виде жертвы; другие подходили к жертвеннику с большею готовностью, стараясь доказать самой смелостью, что они и прежде не были христианами. Из прочих же одни следовали за теми, другие за другими, одни устояли до уз и темницы, а другие хотя и находились в заключении уже много дней, но потом, еще не дождавшись суда, отреклись. Были и такие, которые, вытерпев довольно пыток, на дальнейшие мучения не отважились". Так, по свидетельству Дионисия, отозвалось гонение Декиево в среде церкви Александрийской. В таких же печальных чертах описывает действие Декиева гонения на верующих и Киприан, излагая свои личные наблюдения над церковью карфагенскою того времени. "Тот час – жалуется он – при первых словах угрожающего врага большое число братьев продало свою веру, и еще не быв опрокинуто бурею гонения, само себя низвергло добровольным падением. Многие побеждены прежде сражения, низвержены без боя, и даже не оставили для себя видимого предлога, будто они приносили жертву идолам по принуждению. Охотно, замечает он, бегут на торжище (где объявлялись указы), добровольно поспешают к смерти (разумеется смерть нравственная - падение), как будто бы они рады представившемуся случаю, которого всегда ждали с нетерпением. Сколь многим правители делали там отсрочку, по причине наступившего вечера и сколь многие просили даже, чтобы не отсрочивали их пагубы (т.е. чтобы дозволили принести требуемую жертву). Для многих- говорит Киприан- недостаточно еще было собственной пагубы, народ подвигнут был к погибели взаимными увещеваниями, взаимно друг другу предлагали испить смерть из смертоносного сосуда" (т.е. предлагали друг другу вкусить от идолжертвенных веществ). Случалось, муж насильственно влек свою жену к идольскому алтарю, которая при этом вопила, обращаясь к мужу: "не я это сделала, а ты". Без сомнения, этот муж действовал под влиянием любви к своей жене. "Притом для совершенной полноты преступления, даже младенцы, принесенные руками родителей – рисует Киприан – малолетки, и они утратили то, что получили вскоре после своего рождения (т.е. благодать крещения). Не скажут ли они – говорит Киприан – когда наступит день суда (страшного): "нас погубило чужое вероломство, родителей мы считаем своими убийцами". Не устояли в вере в это гонение не одни миряне, но поколебались (оказались в числе падших) и сами клирики, призванные показывать собою образец твердости прочим верующим. Так худо, по свидетельству Киприана, африканские христиане вели себя в гонение Декия. Не лучше было дело и недрах церкви римской, и других местах. Римский клир писал к Киприану с глубоким сокрушением :"вся земля опустошена, везде лежат обломки и кучи поверженных". Впрочем к чести тогдашнего христианского общества нужно сказать, что падших много было сначала гонения, а потом число их во время продолжения гонения значительно сократилось. Многие даже образумились: сначала было – отреклись от веры, а потом приняли на себя подвиг исповедничества. Так было по крайней мере в Карфагене. Но во всяком случае падших при Декии было очень много, прискорбно много.

Где скрывается причина такого печального явления, такого равнодушия в вере, какого не замечалось во время предшествующих гонений? Почему именно это гонение породило так много отпадших отступников от христианства? Ответ на это находим в характеристике Киприаном своего времени, характеристике, из которой достаточно видно, что современные ему христиане слишком преданы были заботам о временном и мирском, так что среди этих забот они естественно сделались равнодушными к благам духовным, какие обещаны христианством. Они слишком осуетились, чтобы так стойко и крепко держаться за веру, как это было в предшествующие гонения; дух мира возобладал в них над духом Евангелия, или как говорит св. Киприан:"мы не радим о чистоте и вере, отреклись от мира только на словах, а не на деле, делаем угодное только себе". Киприан, тщательно разыскивая причины печального явления, говорит: "Господь хотел испытать свою семью, и так как продолжительный мир (до Декия лет сорок не было даже и больших народных гонений) повредил учение, преданное нам свыше, то сам Промысел восстановил лежащую и, если можно так выразится, почти спящую веру. Ведь стали же все заботится – укоряет Киприан – о приумножении наследственного своего достояния, и забыв о том, как поступали верующие при апостолах и как должны поступать всегда, с ненасытным желанием устремились к увеличению своего имущества". Не следует забывать – рассуждает он о поводе и причинах нашего поражения. Не были готовы и не могли отступить пред жертвой те, которых подобно путам связывали их богатства. Это были узы, это были цепи, которые задерживали их доблесть, подавили веру, победили их ум, оковали душу, и привязанные сделались добычею и пищею змия, пожирающего, по Божию приговору, землю". " Весьма многие епископы – сетует Кирприан, - которые должны бы увещевать других и быть для них примером, перестав заботится о божественном, стали заботится о мирском; оставивши кафедру, покинувши народ, они скитаются по чужим областям, стараясь не пропустить торговых дней для корыстной прибыли, и когда братья в церкви алчут, они увлекаемые любостяжанием, коварно завладевают братскими доходами, и давая чаще взаймы, увеличивают свои барыши". Вместе с развитием любостяжания Киприан укоряет современное общество и во многих других пороках, не соответствующих христианскому призванию и свидетельствующих о потере тогдашним обществом чистоты жизни христианской. "Незаметно стало в священниках – говорит Киприан - искреннего благочестия, в служителях чистой веры, в делах милосердия, в нравах благочиния", и о мирянах замечал: "прибегают к коварным плутням для уловления сердец простых людей. Заключают супружеские союзы с неверными, члены Христовы предлагают язычникам (заметен, значит, был такой индифферетизм). С гордой надменостью презирают пастырей церкви, ядовитыми устами клевещут друг на друга, упорною ненавистью производят взаимные раздоры". При таком упадке духа христианского в обществе верующих - заметим отпадениеот веры не представляет уже ничего особенного странного и непонятного. Дух мирской слишком обуял миром христианским. В этом отношении весьма замечательны еще обличения Киприаном современного ему щегольства муежду христианами. "Мужчины– говорит он- обезобразили свою бороду, женщины нарумянили лица, глаза – творение рук Божиих, искажены, волосы украшены ложью". Даже между самими девственницами, какие были в карфагенской церкви, по свидетельству Киприана, распространилась страсть к комедианской гриммировке:" они чернят брови-жалуется на них Киприан- на щеки наводят поддельный румянец, красят волосы в несвойственный им цвет, искажают подлинные черты лица и головы". Указывая на такой дух мирской, поработивший себе общество христианское того времени, Киприан ни на минуту не сомневается этим духом объяснить печальное явление – множество падших в гонение Декиево.

Но было бы несправедливо, указав на множество падших в это гонение, не сказать и о том, что несмотря на множество слабых и падших христиан, никогда прежде не являлось столько твердых исповедников веры и мучеников веры, как в гонение Декиево, не продолжашееся и двух лет. Между ними по свидетельству Евсевия особенно знамениты были: еп. Римский Фабиан, еп. Иерусалимский Александр...