Христианский журнал "Клад истины"

Дьякон Кураев - коричневый "богослов"

Известный и довольно деятельный в последнее время "апологет" православия дьякон Андрей Кураев недавно выпустил еще одну свою книжку под названием "Как делают антисемитом".

Кураев до сих пор был известен, в основном, как "православный" болтун, выдающий свое вычурное философствование за "христианское богословие". Но то, что он представил в этой книжке, превзошло все ожидания. В ней он "явил себя народу" как убежденный антисемит, последователь таких известных "теоретиков" юдофобии, как Дуглас Рид, Сергей Нилус, Андрей Дикий, Григорий Климов, Адольф Гитлер и проч.

Прежде всего, в своей книге он выражает общее для всех юдофобских философов неприятие Ветхого Завета - то есть, той части Библии, о которой, между прочим, сам Иисус Христос в Евангелии говорит: "Исследуйте Писания, ибо они свидетельствуют обо Мне".

Кураев же выдает следующие перлы: "Жестокости Ветхого Завета кажутся ужасающими... Ветхий Завет - едва ли не самая страшная книга в истории человечества... Исторические книги Ветхого Завета - это самые душные книги истории человечества. Нет оправдания той крови... "

Что же так ужасает дьякона в библейских ветхозаветных книгах?

Как и все вышеупомянутые философы-антисемиты, Кураев недоволен прежде всего двумя библейскими историческими событиями: уничтожением хананеян при завоевании евреями их городов и физическим истреблением персидских фашистов, в честь чего, как известно, был учрежден еврейский национальный праздник Пурим.

Как и всем другим юдофобствующим философам, нашему дьякону ужасно жалко этих бедных хананеян, которых перебили кровожадные и жестокие евреи. Также очень жалко им несчастного Амана и его приспешников-антисемитов, уничтожение которых описано в книге Эсфирь. Тогда погибла "элита страны" - вздыхает Кураев. Ну, конечно же! На Нюрнбергском процессе тоже была осуждена и казнена "элита страны"?

У всех этих юдофобствующих "богословов" есть одна общая черта: они интерпретирует библейские события, исключая из них Бога, - то есть, интерпретируют, как атеисты. Таким образом, получается, например, что это не Бог вывел евреев из Египта и повелел завоевать Ханаан, истребив при этом всех его обитателей за их развращенность и злодеяния, а сами евреи ни с того ни с сего сорвались с насиженного места в Египте и напали по своей прихоти на Ханаанскую землю. Именно так и считает Кураев, поэтому он и пишет: "И если иудеи так и останутся со своим ветхозаветным "буквариком", - то от них можно ждать самых неспровоцированных выплесков агрессии. Ну просто опять понравится им чья-то земля - и снова они начнут "вырезать" язычников." То есть, по мнению Кураева, евреи напали на Ханаан не потому, что таково было повеление Бога, а потому, что им самим эта земля "понравилась". В принципе его философия понятна, - ведь Священные книги Ветхого Завета, о которых в Евангелии сказано "Все Писание богодухновенно", Кураев называет "ветхозаветным буквариком".

Между прочим, согласно Библии, Бог водил евреев 40 лет по пустыне в наказание как раз за то, что они упирались, не желая завоевывать Ханаан.

То же самое касается и юдофобской интерпретации книги Эсфирь. Любому нормальному человеку ясно, что описанное там физическое уничтожение персидских антисемитов и учрежденный в честь этого события праздник Пурим - дело Божие. Чтобы это понимать, не обязательно иметь семь богословских пядей во лбу. Кураев, однако, как, впрочем, и все остальные юдофобствующие философы, этого не понимает. Бога для него, как и для них, не существует, поэтому все события книги "Эсфирь" он воспринимает как самовольную деятельность евреев и, соответственно, ставит им в вину как физическое истребление их ненавистников, так и ежегодное празднование этого события - Пурима. Поэтому он и пишет, что еврейский народ "сам упорно празднует тот погром, который в древности удалось устроить ему самому." То есть, по его представлениям, евреи только и мечтали о том, чтобы устроить этот "погром", и, видимо, только ради этого Мардохей не стал кланяться Аману и только ради этого "подослал" к царю Артаксерксу свою приемную дочь.

Кураев представляет читателю свой вольный пересказ событий книги Эсфирь, пересказ, имеющий мало что общего с тем, о чем на самом деле написано в этой книге. По его трактовке, все происходило следующим образом. Многие евреи, вместо того, чтобы после Вавилонского плена всем уехать в Израиль, остались жить в Сузах и в других персидских городах, "причем в положении отнюдь не рабском". Это заметил "персидский министр обороны генерал Аман", который выразил свое недовольство таким положением дел Артаксерксу. Последний, услышав это, сразу же решил всех евреев истребить. Но его жена, Эсфирь, стала его все время спрашивать: "Дорогой, ты меня любишь? Ага, любишь. Значит, ты любишь и всех моих родственников? Так? Значит, ты ненавидишь тех, кто ненавидит всех моих родственников? Тогда распорядись их всех уничтожить, ты кто, царь или не царь в конце концов?!" Оболваненный Артаксеркс тут же издал соответствующий приказ и через несколько дней с удивлением обнаружил своего любимого "генерала Амана" повешенным на дереве, впридачу со всей уничтоженной "элитой страны".

Такое отношение Кураева к одной из священных христианских книг станет более понятным, если учесть еще одно его высказывание о ней: "Это историческое сказание, а не откровение Божие". Каково! Вот уже 2000 лет книга Эсфирь входит в число канонических, признанных Церковью богодухновенных книг, она входила и в Септуагинту - греческий перевод Библии 3-го века до н.э. Кураев же, всегда вроде бы защищающий "традицию", вдруг запросто объявляет эту книгу надуманным "сказанием". На каком основании? На основании мнения об этой книге одного из антисемитских философов некоего Я. Лурье: "Книга Эсфирь - очень озлобленное, литературно слабое произведение". То есть, иначе говоря, ради служения фашизму дьякон Кураев вполне готов отказаться от своего "служения традиции".

И при этом он, кажется, совершенно искренне выдает такой перл: "Христиане спасли евреев тем, что внушили "варварам" пиетет к еврейской Библии и придали небуквальное, некровожадное значение многим ее стихам". Ну уж, конечно, свой личный пиетет к "еврейской Библии" (особенно, к книге "Эсфирь"!) Кураев нам сейчас хорошо продемонстрировал!

Кураевско-антисемитская интерпретация библейских событий может быть простительна для атеиста, считающего Библию "еврейскими выдумками", но никак не для человека, взявшегося проповедовать христианство - каковым считает себя дьякон. Человек, проповедующий под именем христианства юдофобский сатанизм, вряд ли вообще может считаться христианином.

Сердобольность Кураева и других антиеврейских философов, их сострадательность к бедным и несчастным хананеянам, к "замученным" персидским фашистам просто умиляет! Напомним, что в уничтоженных Богом Содоме и Гоморре было множество женщин и невинных детей. Поплачьте и над ними! А знаете, сколько погибло несчастных женщин и детей во время Великого Потопа?

Как мы видим, по степени "сострадательности" юдофобские философы переплюнули самого Господа Бога. Они показали себя более "святыми", нежели Господь Иисус Христос, который, как учит Библия, был главным распорядителем всех библейских событий: и уничтожения Содома и Гоморры, и уничтожения хананеян руками евреев, и истребления персидских фашистов, описанное в книге "Эсфирь".

Понимая, однако, что наш народ не слишком разбирается в Библии, но зато большое уважение питает к русской классической литературе, Кураев постарался откопать антисемитские высказывания и у русских писателей. У Александра Блока, например, он выкопал такую дневниковую запись: "Тоска, хоть вешайся. - Жиды, жиды, жиды". У Куприна: "Можно иносказательно обругать царя и даже Бога, а попробуй-ка еврея?!" У известного юдофоба и антихристианина Василия Розанова, которого он почему-то назвал "яростным защитником евреев" он обнаружил такие высказывания: "Как задавили эти негодяи... все скромное и тихое на Руси, все вдумчивое на Руси." У Цветаевой: "Иося мечтает сорвать колокола с сорока сороков московских церквей, чтобы перелить их в памятник Карлу Марксу".

Еще весьма обильно цитирует Кураев и известного писателя Василия Шульгина, который, судя по всему, является для него очень большим авторитетом: "Злоба, страстная мысль о массовых кровавых расправах со своими врагами неумирающим огнем трепещет над головой евреев". В. Шульгин, кстати, известен тем, что сам лично уговорил Николая II-го отречься от престола, а когда в результате этого все государство рухнуло и царя расстреляли, он во всем этом обвинил... кого бы вы думали? - правильно, евреев.

Досталось от дьякона и работникам СМИ: "Телеканал, прямо ассоциируемый с Еврейским Национальным Конгрессом, должен был бы взять себе за железное правило: никакой критики Православия". Вот так. То есть, если ты русский, тебе еще как-то можно критиковать православие, но если ты еврей, то все: ни-ни.

Самое удивительное в книжке Кураева - это, пожалуй, то, что он, исповедуя и даже развивая антиеврейскую философию, при этом, в отличие от других известных писателей-юдофобов, совершенно искренне уверяет читателя, что сам он... не антисемит! Вкратце перечислив все основные "догматы" классического антисемитизма, антисемитизма Дугласа Рида, Шульгина, Нилуса, Климова, Дикого, Гитлера, причем перечислив не с целью их опровергнуть (а для богослова, знающего Библию, опровергнуть их не составляет никакого труда), а, наоборот, выразив полную веру и убежденность в правоту этих "классиков" юдофобии, он при этом спокойненько на страницах своей книжки пишет: "Я убежден, что антисемитизма в этой книге нет".

Такое парадоксальное мировоззрение можно, пожалуй, выразить следующей фразой: "Все евреи сволочи, но я не антисемит!"

Кроме компиляции идей известных юдофобских философов типа вышеперечисленных, Кураев внес и свой личный вклад в это "богословие" - представил, например, весьма интересное "толкование" еврейского обряда обрезания. Бог, по его мнению, дал евреям обряд обрезания "по их жестокосердию". Евреи, как считает Кураев, всегда хотят зарезать своего ребенка, и, чтобы, с одной стороны, удовлетворить их кровожадность, а, с другой, чтобы ребенок все-таки, оставался жив, Бог и "разрешил" им такой обряд. Цитируем: "...обрезание: кровь ребенка льется перед лицом Бога, но все же - не вся. "По жестокосердию" Израиля ему разрешается кровавый обряд" (стр.47, сноска).

Такое вот "богословие" по-Кураеву. Смеяться тут или плакать, не знаю. Но ясно одно: такая интерпретация обряда обрезания - это, несомненно, новое слово в юдофобском "богословии". Товарищи Нилус, Рид, Гитлер, Дикий, Климов и пр. с радостью примут Кураева в свою компанию!

Из Библии, вообще-то, мы знаем, что обряд обрезания был учрежден Богом, начиная с Авраама, который считается христианами "отцом верующих". То есть, по-Кураеву, Авраам был таким "жестокосердным", точнее кровожадным, - что только и мечтал о том, как бы зарезать своих сыновей, едва они появятся на свет.

Единственное, что тут можно сказать, так это вспомнить слова юмориста Яна Арлазорова: "музык, ты хоть сам понял, че написал?

А если серьезно, то с такими "богословскими" взглядами Кураеву обеспечено место главного идеолога в партии Макашова - Баркашова - Илюхина. Но уж никак не в христианской Церкви.

Дмитрий ТАЛАНЦЕВ


Возврат к главной странице журнала "Клад истины"

Свои отзывы и замечания присылайте по адресу:

dmittal@dataforce.net