"ЧИСТЫЙ ОБРАЗ"

 

ПИСАТЕЛЮ ВАЛЕНТИНУ РАСПУТИНУ

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианам на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

(Ежедневная православная молитва за Отечество)

 

С распятьем древним, родовым в деснице
Благословлю, как мать и как сестра,-
Последний бой, покой уже не снится.
Мужи и братья, сыновья! Пора.

Пусть ваши светлые и праведные лики
Ни страх, ни стыд, ни скорбь не омрачит -
Да будет день во всех веках великий,
Да будет вера - меч, да будет правда - щит.

Не отступлю в любви я и в молитве.
Господь! Мы достояние Твое,
Победу даруй правым в страшной битве.
Жизнь кончилась - настало житие.

 

+ + +

Д. Л.

Нет! Соль земли не вы, а воины Христа!
Не транснациональная элита,
Которая у пахаря хлеб вырвет изо рта,
Которой выгодно, что Истина сокрыта.

Нет, соль у вас не та - на вкус тошна,
Хоть массы травятся, безумсвуют витии.
Но нам вина чужая не нужна.
Свои есть грешники. И есть святые.

Святые, да! Путсь многое болит,
Но церковь молится, и Бог нас не оставит,
Бог по делам рассудит и управит,
И Духом Истины народы осолит.

 

+ + +

Дорогая память - мамина камея.
Женский профиль вправо. Тонкие черты.
Нежная покорность... Мы так не умеем,
Мы не разумеем кроткой красоты.

Времена другие. Огрубели нравы.
Одичали розы и цветник заглох.
Выжили другие. Выжившие правы.
Красоту диктует нам чертополох.

Но в домашний вечер зажигаю свечи,
Розы у портрета, за столом друзья.
Телевизор выключен. Лишь стихи да речи.
Вот когда камею надеваю я.

 

+ + +

Обескрещенная, обесчещенная
Пир справлявшими сатанистами,
Церковь Божия - Матерь вещая -
Умирала в грязи, пречистая.

Но над мерзостью запустения,
Плача, ангелы здесь служили
И молились о воскресении,
И о блудных сынах тужили.

Обезглавленная, обеславленная,
За бесценок иудами продана,
Одичала, Богом оставленная,
Православная моя Родина.

Но над телом душа молилась.
Сила Божия - в немощи тихой.
За страдания - Божия милость
И венец этой муки великой.

 

В ОБИТЕЛИ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ

Народ всегда - и день и ночь
Идет к святыне чудотворной,
Везет старик калеку-дочь,
Идет монах в одежде черной,
Ведет себя сквозь стыд студент,
Грядет угрюмый диссидент,
Бредет турист или юрод -
Ведь верит все-таки народ!

Преподобный отче Сергие, прости нас,
Что мы молим каждый за себя,
В лучшем случае, за дочь или за сына,
В лучшем случае, скорбя или любя...

Преподобный отче Сергие, в Россию
Высадился новый легион -
Нам не распознать, наш дух бессилен,
Без конвоя нас ведут в полон.

Затяну потуже древний пояс,
На котором вещие слова.
Отче Сергие! Живая наша помощь!
Собери нас силою родства.

 

+ + +

В смертный час твой я буду рядом,
И с того или с этого света
Поспешу догорающим садом
Через это последнее лето.

Слышишь? Кто ты там, мой одинокий,
Кто читает, не веря слову?
Я тебе написала строки!
Прочитай их, пожалуйста, снова.

Я приду тебя в путь приготовтиь,
И обмыть твою душу слезами.
Мы не будем судьбе прекословтить,
В смертный час мы поможем ей сами.

Ты не бойся мой друг неизвестный.
Есть земной путь. Но есть и небесный.

 

ДОЛЯ МИ

Октябрь уж наступил... И Пушкин, и Чайковский
Со мной опять. Пришла моя пора.
Да, мне к лицу старинные прически,
Оттенки седины и серебра.

И быть тому! Душа ли, время ль года-
Вот доля мне. Рояль, как дождь звучит,
Как журавлей прощанье с небосвода,
Как то, о чем строка моя молчит.

Рояль закрою. И невольно, странно
Вдруг на молитве тихо помяну
Я души ясные Петра и Александра-
И мне в ответ пронижет тишину

Закрытого рояля вещий голос
Аккордом: До-ля ми! И пусть седеет волос.
Осенняя дана мне Богом доля.
Пусть седина. Его святая воля.

 

+ + +

Умом, и совестью, и духом соберусь,
Пред Богом встану в схиме и в веригах:
Пусть я умру, но ты воскресни, Русь!
Воскресни прежней Родиной великой.

Ты свято повторила путь Христа,
За мир себя и сына не щадила,
Предательство, несение Креста,
Распятие - все это уже было.

У гроба мироносицей молюсь,
Воскресни, Русь! Сверши обетованье!-
На плащанице страшный след страданья,
Но тела нет во гробе. Встала Русь.

Так бодрствуйте теперь, ученики.
Русь явится вам смерти вопреки.

 

И ЭТО БУДЕТ!

Вечной памяти Царственных Новомучеников

 

1
Лукавых чуткое не принимает сердце.
Как лгали нам. Как лгут нам изощренно!
Но Правда, молча и неизреченно,
Явила Самодержца-Страстотерпца.

Как лгали нам о мужике Распутине,
Как нечисть чистую Царицу поносила!
Но в немощи свершилась Божья Сила,
И сети лжи самих лжецов запутали.

 

2
Проклятьем заклейменные, вставали
Легионеры войска сатаны,
В кровосмесительном интернационале
Пошли на Бога дьявола сыны.

Звездою иудейской Крест попрали-
И надвое разорвалась заря,
Когда те силы в черном ритуале
Нас проклинали на крови Царя.

 

3
Беспамятством не к смерти мы болеем,
Ничто у Бога не проходит зря.
Еще бы им всемирным лицедеям,
Не ненавидеть Русского Царя!

Еще бы им народ наш не позорить!
Ведь до сих пор, пусть и забит, но свят.
Конец не отдалить и не ускорить-
И за Россию Ангелы стоят.

 

4
И это было выше всяких сил!
Не Отреченье - Самоотреченье.
Оставленный и преданный молил
Не своего - народного спасенья.
И час настал. И час великий был.

Явилась Богоматерь, чтоб принять
Венец и Скипетр под Свою Державу.
Дано России смертью смерть попрать
И в муках утвердить былую славу.
Дано Царю за Царство умирать.

 

5
Они-то думают, что изведен Народ,
Лишь зомби окликается "россия",
Творя их волю среди моря бед
Безвластно, и безгласно, и бессильно...

Они-то думают, что изведен Народ,
Запрограммировван в покорный биоробот.
Серебрянники счел Искариот,
И голодом казнит последний ропот.

Они-то думают, князь мира так силен,
Тучны цивилизованнные страны,
И в пентаграммы мир запечатлен,
Сознание кодируют экраны.

Все под контролем. Все у них в руках.
Дух выбит. Души грех вселенский множат
А кто поймет - того удержит страх.
А кто посмеет - просто уничтожат.

 

6
Но это будет! Выше всяких сил...
Не зря такие муки и страданья!
Господь нам испытать все попустил,
Чтоб было разрушенье в созиданье.

Юродивой и нищею страной,
Растерзанной, поруганной, плененной,
В безбожии оставшейся святой
И в рабстве от врагов не покоренной-

Воскреснет в нас опять Святая Русь!
И вера горьким опытом вернется.
Державной Богородице молюсь,
По вере мне и словом воздается:

Российский Скипетр из Ее руки
Да будет принят русскою десницей!
Прочти! Запомни это со строки,
Чтобы потом со мною убедиться.

 

7
Готова западная западня.
Беснуются, безумствуют народы,
Одну Россию в бедах обвиня,
Для преступлений требуют свободы...

Одна Россия помнит: Не убий!
Хотя нерусские Россией правят
И голосами купленных витий
Ее, смертельно раненную, травят.

Но жив великомученицы лик,
Подобие и образ сохранивший,
И взгляд Премудрость Божию проник,
Источник силы в Господе открывший.

 

8
Теперь встает страна во весь прекрасный рост
На православное, державное стоянье.
Народу нужен был Великий Пост
Для очищенья падшего сознанья.

Чтоб вспомнить всем и Бога, и Царя,
Спасти цивилизованных и сытых,
Крестом и Правдой с Богом примиря,-
Всем возродиться в истинах забытых.

Ведь есть любовь, есть верность, красота,
Есть вера - то, что неподвластно тленью.
И мир земной подножие Христа,
А жизнь земная - лишь приготовленье.

 

9
И это будет выше всяких сил!
Зачем нас сравнивать с языческой Элладой?
Нас Бог огнем и кровью освятил,
И наказанье стало нам наградой.

И вспомнит мир, зачем он сотворен,
Зачем есть смерть и для чего рожденья,
И для кого и кем он покорен,
И что антихрист - только наважденье...

Его число "шестьсот шестьдесят шесть"
Рассыплется от крестного знаменья-
Бродячий призрак. А Христос - О н е с т ь .
Он - С у щ и й . Как и все его творенье.

 

10
Не бойся, только веруй. Бог с тобой.
И страшный суд предотвратят молитвы.
Стоят святые русские стеной
В России на полях Последней Битвы.

Не бойся, только веруй. Так сказал
Господь ученику. Не убоимся.
У Бога мертвых нет. Царь-Мученик восстал.
Не усомнимся - и не устыдимся.

 

РУССКОМУ ЗАРУБЕЖЬЮ

 

1
Мы вместе духом и душою.
Мы - русские в краях любых,
И черт простых, и слов родных
Не скрыть одеждою чужою.

В изгнанье - вы, в бесправье - мы.
Россия - вот, живет и плачет,
И за грехи всем миром платит,
Но свет несет сквозь царство тьмы.

Я вам - родная, потому
Молитвы ваши сердцем знаю,
О вас скучаю и мечтаю,
Что в русский дом вас всех приму.

Пусть не углами красен дом,
Но есть в нем дедовы иконы,
И святы прадеда законы,
И вспомним бабку пирогом.

Я буду петь вам до утра
Простонародных песен плачи,
Романсы горя и удачи...
Я - ваша младшая сестра.

Не так уж голодно у нас:
Своя картошка зреет ровно
В родной землице подмосковной.
И рынок будет не указ.

Не так уж холодно у нас:
Снега пушистые по пояс,
В крещенской проруби омоясь,
Как окреститесь еще раз!

К святым мощам вас поведу,
Обряды русские исполню.
Я не чужая если жду.
Вы мне родные, если помню.

 

2

Архиепископу Иоанну (Шаховскому)

По осени, когда леса
Как будто в схиму постригаются,
Я слышу в сердце голоса,
Что разумом не постигаются.

Связь не потеряна времен:
Воспоминаний подсознательность,
Как будто знаю испокон
Сияние или сиятельность.

Молитва теплая сердец,
В любви по Родине тоскующих.
Святой и праведный конец -
Начало в Боге торжествующих.

 

3
Это чья-то молитва сильная
Испросила такую милость...
Это бабушка моя ссыльная
В верхотурской часовне молилась

Это ей отозвались издали
В чужестранном изгнании души:
Ослепленные - мы увидели,
Оглушенным - отверзлись уши.

Без наук сиротинке-внученьке
Перешло это знание. Свыше.
Велики наши новомученики,
И Господь их всегда услышит.

 

4
Да пухом ей земля, той бедной нищей,
Как говорят, вдове, графине бывшей,
На паперти годами неизменно
Мне прорекавшей ласково-блаженно:

Он любит Вас. Как он по Вас скучает,
Как он по Вас несбыточно мечтает,
Вас ждет со стороны России - света.
Он любит Вас. Послушайте совета...

Отдав ей мелочь, отходила прочь я.
Рвала стихи написанные в клочья.
Пророчествам смеялась. Но грустила,
Как будто зла кому-то не простила...

Прошли года. Земля и память - пухом.
Смотрю в глаза твои и сном и духом -
И слышу голос ныне уж умерший:
"Он любит Вас, Вам высказать не смевший".

Прости, что боль в любви неразделенной.
Но боль ведь только грех неотмоленный.
Вдали от Родины, за гранью, за границей
Смирись над этой странницей-страницей.

 

5

...И сказал Господь сатане: вот он в руке твоей.
(Кн. Иова, 2, 5)

Над верой вершили расправу,
Громили народов оплот.
В двадцатых, тридцатых кровавых
Умучен был древний мой род.

Дед в доблестной русской отваге
России был верен, Царю.
До гроба был верен Присяге -
Во славу казнен Октябрю.

Лишенным и слова и крова
Блаженней, чем жить - умереть!
Пошла по этапам Иова
Семья кандалами греметь.

Нет больше богатства прадедов,
Изъяли, чтоб легче жилось,
В игольное ушко проденусь
И сердце прозрачно насквозь.

Душа моя Бога дождалась,
Все помнит невинная кровь.
Наследство мне все же досталось:
И совесть, и честь, и любовь.

А это со мной лишь изымут -
Ведь мертвые сраму не имут.

 

6

Н. А.

Madame! Вы просили за Вас помолиться,
Но вместо креста, вдруг осиновый кол,
Но вместа лица - Ваши многие лица,
И мне не по силам. Ваш груз мне тяжел.

И люди, и ложи... Избави нас, Боже!
Уж лучше совсем не родиться тому,
Кто душу за блага земные заложит,
И малых умом опрокинет во тьму.

Как жаль.Вы талантливы.Возраст преклонный.
Вам столько бы сердца, сколько ума!
Уже Вас окликнул Хозяин законный,
Придется ответить: "Oui c'est moi"

 

7

На смерть А. Ф. Кузьминской

Опять осиротела я сегодня.
В снега России слезы упадут.
Тебя, родную, на порог Господень
По горним тропам Ангелы ведут.

Вдали от Родины, плененной от безбожных,
По жизни русской странницей прошла.
Но глаз не отводила ты тревожных
С той стороны, где некогда росла.

Молилась, чтоб растаял снег кровавый,
И безъязыкий загудел набат,
Гордилась нашей прежней русской славой,
Но Родина не позвала назад.

Но Родина распятая молчала,
Вещали ложь оттуда палачи,
И птица-тройка к черной бездне мчала
В кошмарной и разбойничьей ночи.

Так не пришлось тебе при этой жизни
Увидеть рощу светлую берез,
Припасть к своей измученной Отчизне,
Где пересох святой источник слез.

Я горсточку России посылаю,
Земли горючей, грешной и святой...
К твоей могиле дальней я бросаю
Горсть Родины. Теперь она с тобой.

 

БЕРСЕНЬ

О, детство! Все оттуда, весь мой клад!
Берсень-крыжовник, русский виноград...

Я на коленях бабушки сижу,
Она рисует мне, а я гляжу,
Я слушаю - как сладко напевает,
О бывшей жизни внучке вспоминает:

"Вот, деточка, мой дом, где я росла.
Крыльцо...Балкон...Столетний старый сад.
Вот здесь сирень лиловая цвела...
А здесь крыжовник - русский виноград...

Берсень-крыжовник!"- падала слеза
На акварель, и тон ложился легче
Там, где росла колючая лоза,
Которая недуги злые лечит.

Я разыскала после этот дом,
Там старая районная больница,
И обрекли ее уже на слом,
И о болящих некому молиться.

И сада нет. Но в диких лопухах
Кольнул знакомый с акварели кустик,
Берсень-крыжовник! - В радости, и грусти
И в бабушкиных дождевых слезах.

И я его к себе перевезла
С комком земли из бабушкина сада.
Берсень ты мой! Наследство и награда,
Лекарство от беспамятства и зла.

 

БАБУШКИ

Не откажусь от бабушки-крестьянки,
Не постыжусь посконной и сермяжной-
Горжусь красой иконной, непродажной,
Прямой в словах, поступках и осанке.
За веру и за верность отсидевшей,
Не постаревшей - только поседевшей.
Мне от нее неленостные руки,
Терпение на горе да муки.

Не отрекусь от бабушки-княгини,
Благую честь у Господа избравшей,
В ней не было ни спеси, ни гордыни,
Был Свет, в грязи и ссылках просиявший.
В миру, в семье носила тайный постриг,
Для Господа свершила тихий подвиг.
Мне до нее идти еще далече,
Мне от нее - мои стихи да речи.

Обеим бабушкам поклон за воспитанье,
За руки, за науки, за любовь.
За светлое о них воспоминанье,
За слившуюся в сердце моем кровь.
Как сестры Лазаревы Марфа и Мария,
Такие разные. Но вместе - вся Россия.

 

+ + +

Доброе утро, дети!
Прибрали себя, умылись,
О всех, кого любим на свете,
Господу помолились.
В вас нет сомнений, расчета,
Вы еще ангелы, дети,
Бог слышит ваши заботы -
Слова повторите эти:

Боже, спаси Россию!
Боже, спаси Россию -
Молитвами мира нетленного
Царевича Алексия,
Отрока убиенного!
Боже Великий и Сильный,
В путях Твоих правда ходит:
Пусть власти стоят за Россию
И думают о народе.
Пусть русские любят друг друга,
В беде не бросают брата,
Пошли нам Святого Духа,
Да будет Россия свята!
Да будет Россия свята.

 

+ + +
Как дуэль? Неужели в наш век
Есть мужчины? Есть слово чести?
Черной речки кровавый снег
Убелился от этой вести.

С рынка черного пистолет,
Бледен ты в белоснежной сорочке.
Хорошо, что детей у нас нет,
Хорошо, что жена вместо дочки.

Семь часов телефон молчал.
Я не знала, с журналом лежала.
На такси двести верст промчал -
Под ключицей ожог от жала!

Год прошел. Я спросить могу?
Пуля вынута - шрам, как мета.
Почему не стрелялт по врагу?-
"Чтоб читал он и чтил Поэта!"

 

+ + +

Дорогой, не печалься, будь проще.
Чистый воздух любимой рощи!
И резвятся в нем солнца блики,
Ищут спелой в траве земляники.
А найдут - отдают мне даром
И целуют меня загаром.
Называется "ключик-замочек"
У корней березы источник.
Ведь не все отравил век двадцатый,
Век безбожный, в крови заклятый.
Защитил Бог невинных и малых,
Сколько чуда в закатах алых!
Как душисты рослые сосны,
Как легки акварельные весны,
Как прелестно пролетье, и лето
Все насквозь жарким солнцем прогрето!
Осень скатится яблочным Спасом,
И зима - новогодним часом.
Да и люди добры и прекрасны.
Злые есть. Но они несчастны.

 

+ + +

Чем богата, тем и рада;
Не завидую нарядам,
Не прошу за труд награды,
Не заимствую слова.

Не ханжа я, не святая,
Очень грешная, простая -
Русской женщины слеза я.
Любит Бог - и я жива.

 

+ + +

Можно плакать. И должно скорбеть.
Но грешно убиваться от горя.
Мы отстали, но можно успеть,
Если будем в ладу и в соборе.
Мы устали, но грех умереть.

Будьте честью и правдой сильны!
Ввек мужи наши совестью жили,
Не покинули горькой страны,
Душу дьяволу не заложили.
Нет за ними постыдной вины.

Жен не отдали всем на позор,
И детей не бросали сирых-
И поэтому будет Собор,
И Господь наградит нас миром.

Сердце чистое верить должно.
Убиваться от горя грешно.

 

+ + +

Вот руку занесли - ждут, я подставлю щеку,
Ударят в правую, я левой повернусь.
"Ты христианка,- слышу вражий шепот,-
Вас бьют по заповеди, помни наизусть!"

Кто бьет? Кем попран образ,
Подобье Божие в себе искажено?
Кто рад бы снова вешать нас за ребра,
Да только воли ныне не дано.

А если б и ударили по правой,
А я подставила бы левую - то, что?-
Над беззащитностью свершили бы расправу.
Непротивленье кровью залито.

Когда бы брат мой без вины ударил.
Я руку бившую смогла б поцеловать!
Или глупец в безверье, в злом угаре-
Смогла б простить, смогла б удар принять!

Да ведь они б и не смогли, не смели
На женщину, которая слабей...
Они б перед смиреньем осмирели,
В них образ Божий в образе людей.

Но вам, все знающим и все отвергшим,
Торгующим, меняющим свой вид -
Ударом на удар сама отвечу,
И Бог вас будет бить! И вечный стыд!

Не вам учить как жить другим по-Божьи.
Учитель есть - Господь. Он преподал
Урок добра, но гневен был он тоже,
Когда торгующих из храма плетью гнал.

 

+ + +

Да! Это я написала.
Но древние эти слова:
Россия на вере стояла
И в Боге осталась жива!

От зависти вы глумитесь,
Предав и продав Христа.
С Россией небесный витязь -
Златые Власы и Уста!

Таинственны горние тропы,
И всех вас, Господь спаси.
Пусть вы от Общей-Европы,
А я - от Всея Руси!

 

+ + +

Слагаю гимны: Вечный Бой!
Хоругви шью старинным словом.
Ступай. Россия за тобой.
И Матерь Божия с Покровом.

Слагаю гимны: побеждай!
Умри и доблестно и смело!
Но смертью дух свой возрождай,
А через дух воскреснет тело.

И Вечный Бой! Мой щит, мой меч
В твоем гербе - ему и следуй!
Слагаю гимны! В землю лечь,
Как в небо вознестись - с Победой!

 

СО ВЛАСТИЮ И СИЛОЙ

Под копьями лучей вдруг расступился город,
И поезд твой вбежал в зеленый свежий лес.
Был старенький вокзал, словно замшелый короб,
На станции лесной, где ты случайно слез.

От Окаянных дней последнего разгрома
Упал в траву лицом, чтобы покой добыть,
Припал к сырой земле: ну вот, теперь ты дома!
Земля нашла тебя, чтобы печаль избыть.

Здесь силы наберись! Святой испей водицы.
Потом пойдем с тобой неведомой тропой,
Меч-кладенец возьмешь, как древнерусский витязь.
России нужен ты. Подвижник и герой.

Восплачь над оскверненной дедовой могилой,
Восстань и виждь: на всем лежат печати зла.
Но явлен будешь ты со властию и силой,
И не возьмет тебя ни пуля, ни стрела.

Земля нашла тебя. И небеса избрали.
От окаянных дней испей воды святой.
России нужен ты. И явлен, чтоб узнали
И защищали вместе Родину с тобой.

 

+ + +

Заплачу о тебе когда-нибудь потом.
Не потому, что ты меня разлюбишь,
Ты не разлюбишь. Но за зло добром
Воздашь. Завяжешь крепко и разрубишь.

Заплачу о тебе, что ты всегда один,
Что нет другой, что нет стихов, нет Бога.
Как легендарный дуб среди долин,
Прошла мимо которого дорога.

В мой добрый час в тени твоих ветвей
Свои стихи в пустом дупле запрячу -
Их твой споет под сердцем соловей.
А я, услышав издали, заплачу...

 

+ + +

Я подхожу к сияющему трону
Природы, где задуман образ наш,
Я прикасаюсь к чистому картону,
Макая кисти в розовый пейзаж.

А небо! Господи, какое небо!
Убей меня, но только не отринь!
Не надо ни покоя мне, ни хлеба -
Останься, небо! Золото и синь!

Стекают в реки пламенные зори,
Стоят закаты до плечей в воде,
Белеют паруса в небесном море,
О Боге говорит звезда звезде!

И я пишу небесные портреты,
И я прошу чудесные цвета
Запечатлеть нетленные приметы
Души одной, чье имя - Красота!

 

+ + +

Уроню ли перчатку - никто не подымет.
Прохожу ли с сумою - никто не поможет.
Города суетятся, пропащие в дыме,
Беспробудные села лежат в бездорожье.

Встречу рыцаря бедного - вместе поплачем,
Со скупым повстречаюсь - в путях разойдемся.
А с тобою - в том мире свиданье назначим,
А с другим - мы и здесь как-нибудь разберемся.

Уроню ли перчатку - не купишь другую.
И в суму мою камень мой ближний положит.
Я приму этот камень! Его сберегу я,
В основанье души он сгодится, быть может.

 

+ + +

Как все недоверчивы, все насторожены...
Открытости, ясности в душах убавилось.
Движения тяжестью все заторможены,
Не видно лица, чтобы сразу понравилось.

В улыбках плакатных - призывно-развратное.
В заботах житейских - привычно-печальное.
В осанках исчезло достойное, статное.
В речах появилось смешно-ненормальное.

Черты святорусские кем-то стираются.
Стандартное, равное в людях бесправие.
И все лишь о хлебе насущном стараются,
Но хлеб-то чужой... Никому не во здравие.

 

+ + +

Юрий-Георгий, в век адских машин
Ты на коне в русском поле один,
Победоносец - твой ангел святой
Благословляет на праведный бой.
Крест он тебе и копье даровал,
С гада личину стальную сорвал.
Видишь каков огнедышащий враг?
Дразнит: "Куда тебе с пикой, дурак?
Пишут компьютеры нынче стихи,
И экстрасенсы прощают грехи,
В небе знаменья "тарелки" дают -
Что ты и кто ты с конем твоим тут?!"
Грохнули брони, машины включились,
Смертью вода и земля облучились.
Ветер рванулся, и конь на дыбы -
В садник готов для неравной борьбы.
Смерти ль бояться? - Видали ее!
Юрий-Георгий поднял копие -
И богохульную пасть поразил!
Стороны света крестом осенил -
Ожили люди, земля и вода,
Время залечит язвы вреда...
Юрий-Георгий на белом коне
Воли последней не дал сатане.

 

+ + +

Когда моей душе дано прозренье,
Когда светло струится благодать -
Прими, Господь, мое благодаренье,
И помоги, не растеряв,- раздать.

Я так жалею бедных и безгласных,
Я так жалею темных и скупых.
Дай силы, Господи, в словах Твоих прекрасных
Согреть замученные души их.

 

+ + +

Старомученикам я за Русь
Аввакумовым я поклоняюсь -
Новомученикам я молюсь,
Убиенным с Царем Николаем.

И во мне их Святой Собор,
Единение и слиянье,
Примеренье от смут и ссор,
Православное их стоянье.

Все шатания на Руси
Начались со времен Раскола.
Отступление, Боже, прости
Не от буквы, а от Глагола.

Но последний нас час соберет,
Страстотерпцев и старых, и новых.
Мы - Единый Собор и Народ
В тайне Тела и Крови Христовых.

 

+ + +

Луна осыпает серябряный прах
На Поле проигранной битвы.
Никто не оплачет. Лишь в горних мирах
Вместо рыданья - молитвы.

Зима устилает негреющий пух
На Поле, где жертвами пали.
Никто не помянет. Лишь носится Дух,
Что был, как и Слово, вначале.

 

+ + +

Новомученики от Царя до крестьянина
Перед Богом теперь говорят, как изранена,
Как по-подлому в ложь заманена,
Тьмой окутана,
Волей спутана
Наша Родина.
Дети дьявола потешаются:
Языки и народы мешаются,
По усобицам злобятся, делятся,
Убивают того, кто осмелится...
Не убив, не назвав! - за вредительство.
И в тени мировое правительство.
Села, пахарями оставленные,
Города, от прогресса отравленные,
И на опыты дети отправленные...-
Не могу! Слов не слышу от боли!
Чаша гнева испита. Доколе?

 

+ + +

Вот я, Господи, если никто!
Со креста мое слово снято:
За раскол нашу церковь прости,
Тяжело этот камень нести.
Староверам земно поклонюсь,
Пострадавшим за Старую Русь.

Вот я, Боже, прошу за дворян,
Чужеземную принявших лесть,
Оттолкнувших Царя и крестьян
И в масонскую пойманных сеть.
Я за них повинюсь мужикам,
Пусть простят нам языческий срам.

За теперешних тоже прошу,
Сто поклонов земных положу.
Пусть трудящиеся простят,
Что в невежестве их растят.

Вот я, Господи, вновь пред Тобой:
Да, народ наш забит нуждой,
Может, пьющий, но всех кормящий,
Он, народ наш, казалось, пропащий,
Он простил! Значит, он настоящий.
И любовь его во спасение.
Дай ему Твоего Воскресения,
Господи Животворящий!

 

Карташева Н.В. Чистый образ.-Стихи.-Москва-С.-Петербург.-Изд. "Русло", 1992, 86 с.

Возврат